Фотографии | Модели | Музыка
ЦАХАЛ
 О нас 
);

Автор: Олег Грановский
Графика: Вадим Яковис
Дата первой публикации: 15.01.2005
Дата последнего обновления: 01.05.2006

ПТУР первого поколения в АОИ

Противотанковые управляемые ракеты (ПТУР) принято делить на 3 поколения в соответствии с используемой системой наведения.

К первому поколению относят ПТУР с ручной системой наведения, оно же наведение по методу трёх точек (прицел – ракета - цель), на английском - MLOS (Manual Command to Line of Sight). Т.е. оператор (наводчик) следит как за целью, так и за ракетой и с помощью рукоятки управления (“джойстик”) передаёт на ПТУР команды управления (вправо/влево, вверх/вниз). Первая ракета этого поколения создавалась ещё во время 2МВ: в 1944-1945 г.г. в Германии шли работы над X-7 Rotkappchen (“Красная шапочка”), на испытаниях было выпущено более 300 ПТУР, но принять Х-7 на вооружение не успели. Вскорее после окончания войны работы над ПТУР начались во Франции, а затем и в ряде других стран. С середины 50-х и до конца 70-х г.г. на вооружение различных стран были приняты французские SS.10 и SS.11 и “Энтак”, швейцарско-западногерманская “Кобра”, советские ПУР-61 “Шмель” (AT-1 Snapper), ПУР-62 “Фаланга” (AT-2 Swatter) и ПУР-63 “Малютка” (AT-3 Sagger) и др. (см. приложение). Первое боевое применение ПТУР этого поколения относится к “Операции Мушкетёр” – англо-французскому десанту в зону Суэцкого канала, параллельно с израильской “Операцией Кадеш” (война 1956 г.). Франция использовала там ракеты SS.10. Посже их и SS.11 применяли в Алжире.

Ко второму поколению принадлежат ПТУР с полуавтоматической системой наведения по линии визирования (воображаемая линия прицел-цель), на английском - SACLOS (Semi-Automatic Command to Line of Sight). При использовании этой системы оператор следит только за целью, т.е. старается удержать её в перекрестии прицела. Слежение за ракетой и генерацию команд наведения осуществляет автоматика. ПТУР второго поколения принимаются на вооружение с конца 60-х – начала 70-х г.г. К данному поколению относятся израильские MAPATS, “Нимрод” и LAHAT, американские TOW, “Драгон”, “Хелфайер” и др.

К третьему поколению относят ПТУР с автоматическими системами наведения - полностью автономные после пуска (самонаведение, т.н. принцип “выстрелил и забыл”), или же использующие системы наведения носителя в автоматическом режиме. В некоторых случаях возможно вмешательство оператора, как один из режимов работы. ПТУР третьего поколения начали поступать на вооружение в 90-е г.г. К данному поколению относятся: израильские “Гиль/Спайк/Денди”, американские “Джавелин” и “Предатор” и др.

Неправильно думать, что наличие или отсутствие провода в системе управления ПТУР отражает принадлежность ракеты к тому или иному поколению. Так, на большинстве ПТУР первого поколения команды управления передаются на ракету по проводу. Но уже тогда существовали ПТУР с радиокомандной передачей сигнала (“Фаланга”). ПТУР второго поколения также используют провод, но с начала 80-х г.г. широкое распространение получили и другие методы, например наведение по лучу лазера, т.н. “beam rider” или “beam riding” (“рохев керен” на иврите, например MAPATS) или лазерное полуактивное наведение (например, “Нимрод” и “Хелфайер”). И даже в ракетах третьего поколения существует возможность наличия провода (точнее, волоконно-оптического кабеля), для переориентации ракеты после старта или возможности стрельбы из-за естественных или искусственных укрытий, без прямого визуального контакта с целью на момент пуска ПТУР (например, “Спайк/Денди”).

Стоит также отметить, что модернизация позволяет ПТУР “перешагнуть поколение”. Так, ПТУР SS.11 – первого поколения, SS.11B1 Harpon (серийное производство с 1967 г.) – второго. “Малютка” - первого поколения, но ещё в 1969 г. была создана “Малютка-П” второго поколения (“П” - полуавтоматическая). “Фаланга” – первого поколения, “Фаланга-П” (“Флейта”) – второго. TOW и “Хот” – второго поколения, “TOW-3” и “Хот-3” – третьего.

Некоторые специалисты вводят для поколений ПТУР дополнительные категории. Так, ракеты второго поколения без провода выделены в поколения “2+” (“Нимрод”, “Хелфайер”, MAPATS), ракеты третьего поколения с возможностью управления в полёте - в поколение “3+” (“Спайк/Денди”).

***

Данная статья посвящена ПТУР первого поколения, состоявшим на вооружении АОИ. При подготовке этой статьи мне удалось познакомиться с Ури Хадари (hадари), одним из ветеранов первого подразделения ПТУР АОИ – 755-го дивизиона. На протяжении всей статьи я неоднократно ссылаюсь на него, в конце же приведена его краткая биография.

Техническое обслуживание в СВ АОИ

Прежде чем я начну рассказывать об использовании в АОИ противотанковых ракетных комплексов (ПТРК) первого поколения, стоит сказать несколько слов о системе технического обслуживания вооружений СВ, поскольку о нём будет упомянаться в тексте статьи. Техобслуживание делится на 3 уровня:

  • 1-й уровень – “Дерег Алеф” – обслуживание техники в рамках боевых или оперативных частей;
  • 2-й уровень – “Дерег Бет” – обслуживание техники в районных или окружных мастерских, обычно плановый ремонт или несложный восстановительный ремонт;
  • 3-й уровень – “Дерег Далет” – обслуживание техники на центральных ремонтных базах АОИ, обычно – модернизация или сложный восстановительный ремонт.

В период 1949-1966 г.г. ремонтные базы уровня “Дерег Далет” называли “БАМАБ” – “Бейт Мелаха Бсиси” (Стационарная мастерская). В 1966 г. БАМАБ переименовали в МАША - “Мерказ Шикум вэ-Ахзака” (Ремонтно-востановительный центр), с сохранением номеров. 15 января 1972 г. были изменены и номера и с тех пор и до второй половины 90-х г.г. в рамках АОИ существовали следующие МАША:

  • МАША-7100 (ранее МАША-681, ранее БАМАБ-681) в Тель-hа-Шомер – ремонт тяжёлого вооружения (танки, тяжёлые БТР, артиллерийские орудия); здесь же производится сборка танков “Меркава”;
  • МАША-7200 (ранее МАША-682, ранее БАМАБ-682) в Хайфе – ремонт лёгкого вооружения и техники (стрелковое оружие, автотранспорт, БТР и т.п.);
  • МАША-7300 в Црифин – ремонт электроники (средства связи, симуляторы и др.).

С конца 90-х г.г. осуществлялся процесс объединения ремонтно-востановительных центров – вначале МАША-7200 была влита в состав МАША-7100, а 01.01.2004 были объединены МАША-7100 и МАША-7300, новое подразделение стало называться МАША-7000.

Ракеты, в т.ч. и ПТУР, по соображениям техники безопасности обслуживаются на центральных базах хранения боеприпасов.

ПТУР SS.10

Click to enlarge
ПТУР SS.10 на переносной ПУ.

Разработка ПТУР началась на Arsenal de l'Aeronautique в 1948 г., на базе немецких работ времён 2МВ (ПТУР Х-7 Rotkappchen, УР “воздух-воздух” Х-4 Ruhrstahl, УАБ “Хеншель” Hs293). В 1954 г. группа разработчиков вошла в состав фирмы Nord Aviation (S.S.N.I. или S.N.C.A.N.), ПТУР получила фирменное обозначение Nord-5203. Разработка завершилась в 1955 г. и ПТУР была принята на вооружение Франции под обозначением SS.10 (SS – “sol-sol” - земля-земля). Производство ПТУР во Франции завершилось в январе 1962 г., после изготовления 29,849 ракет, из них 61% - на экспорт в 11 стран мира, включая Израиль. Ракета стоила (по ценам 1955 г.) 340 франков, а блок управления – 1,750 франков.

Первое упомянание о ПТУР SS.10 в связи с АОИ относится к осени 1955 г. Во второй половине сентября (по-видимому 21.09.55) Египет подписал с Чехословакией, по-сути выступавшей посредником СССР, договор о поставке огромной партии пооружений, невиданной ранее на Ближнем Востоке. Первоначально точные объёмы поставок были неизвестны, первые подробности появились только в апреле 1956 г., но уже осенью 1955 г. было ясно, что шаткий баланс сил в регионе между Израилем и его арабскими соседями нарушен.

Вот данные о составе заказанных Египтом вооружений:

  • 530 единиц бронетанковой техники, включая 230 танков Т-34-85, 200 БТР-152 и 100 самоходных орудий Су-100;
  • около 500 орудий, включая 340 полевых и противотанковых и 160 – зенитных калибра 37- и 85-мм;
  • 48-50 бомбардировщиков Ил-28;
  • до 150 истребителей, в основном МиГ-15 и небольшое количество МиГ-17 (по одному из источников к войне 1956 г. было поставлено 110 МиГ-15 и 12 МиГ-17Ф);
  • 70 транспортных (Ил-14), учебных и связных самолёта;
  • 6 подводных лодок;
  • 2 эсминца;
  • 12 торпедных катеров;
  • 4 тральщика.

Для сравнения, когда Израиль покупал первую партию своих реактивных истребителей “Метеор” (поставлены в июне 1953 – январе 1954 г.г.) - речь шла о 15 самолётах (11 F.8 и 4 T.7). К тому времени Египет уже имел более 40 реактивных истребителей – 26 “Вампир” FB.Mк 5 и 15 “Метеор” F.4 и T.7 (данные на декабрь 1952 г.). В 1954 г. Израиль купил во Франции “Ураган” – партию из 12 штук и заказал “Мистер-2С” – 24 штуки. Аналогичные примеры можно привести и по танкам.

В сентябре 1955 г. Египет объявил о блокаде пролива Тиран для израильского судоходства, закрыл воздушное пространство этого района для израильских самолётов. Выросла напряжённость и на границе в следствии участившихся атак палестинских террористов (“федаюн”) и ответных израильских операций возмездия (“пэулёт тагмуль”).

В целях компенсации роста египетской военной мощи, Израиль предпринял ряд шагов по ускоренной закупке новых вооружений. Под руководством заместителя НГШ Хаима Ласкова была проведена проверка нужд армии, с учётом финансовых возможностей государства. Была составлена программа закупок, на сумму 18.5 млн долларов. Список включал:

  • 60 танков АМХ-13 и 10,000 снарядов для них;
  • 40 105-мм САУ М7 “Прист”;
  • 300 полугусеничных БТР (пБТР);
  • 1,000 пулемётов “Браунинг”;
  • 120 разведывательных джипов;
  • 20 истребителей (8 “Метеор” F.8 и 12 “Ураган”) и боеприпасы к ним на 10 дней боёв;
  • 36 ПТРК SS.10.

26 октября 1955 г. генеральный директор МО Шимон Перес встретился с министром обороны Франции генералом Биотом и представил ему израильскую программу закупок. Французы отнеслись к израильской просьбе с пониманием, обещали помочь и даже выразили готовность поставить истребители “Мистер-4А” вместо “Мистер-2С”.

17.11.55 состоялось заседание ГШ, на котором Ласков доложил о продвижении программы закупок и о значительных трудностях, с которыми столкнулись израильские представители в разных странах. По итогам заседания НГШ Моше Даян записал в своём дневнике данные о согласованных договорах:

  • ВВС: 12 самолётов “Ураган” из Франции, поставка – немедленно (речь шла о второй партии этих самолётов – первые 12 прибыли в Израиль 06.10.55);
  • СВ:
    • 30 танков АМХ-13, поставка по 15 в месяц с апреля 1956 г.;
    • 500 гранатомётов (“Базука”) и 10,000 гранат для них, поставки в декабре 1955 – январе 1956 г.г. (по-видимому речь шла о французских 73-мм РПГ);
    • ПТУР SS.10 – по 50 в месяц, начиная с декабря 1955 г.;
    • 175 75-мм орудий для модернизации танков, по 20 в месяц с января 1956 г.;
    • пБТР: 80 из Англии, 37 из Франции;
  • Флот:
    • 2 эсминца из Англии, передача в марте 1956 г.;
    • 3 малых торпедных катера, февраль-март 1956 г.;
    • 3 больших торпедных катера, март-июнь 1956 г.;
    • 3 малых танкодесантных корабля, август 1956 г.

Таким образом, речь шла о 36 ПТРК SS.10 и ПТУР для них в объёме 50 штук в месяц с декабря 1955 г. Однако, вышеприведенные цифры отражали лишь планы и предварительные договора. Так, в ноябре 1955 г. Франция заморозила договор о поставке “Мистер-4А” и АМХ-13 в Израиль (вышеупомянутые 12 “Ураган” прибыли по плану, в конце ноября). Впрочем, на выборах января 1956 г. к власти во Франции пришли социалисты и поставки оружия возобновились (например, 30 АМХ-13 прибыли в феврале 1956 г., первые 6 “Мистер-4А” - 11.04.56).

Что касается SS.10, то они прибыли вскоре после войны 1956 г., т.е. с опозданием на целый год. И даже если бы их поставка началась ранее декабря 1956 г., использовать их было бы некому – наводчики ПТУР вернулись в Израиль после курса во Франции в конце 1956 г., а первые солдаты срочной службы были направлены в создававшееся тогда подразделение ПТУР в январе 1957 г. Так что упомянания в некоторых источниках о якобы имевшем место использовании SS.10 Израилем в войне 1956 г. не соответствуют действительности. ПТУР действительно применялась в этой войне, но французами.

В связи с массовой закупкой танков Египтом и переходом египетской армии от использования танков в качестве средства поддержки пехоты к их применению в рамках бронетанковых бригад, в 1956 г. в АОИ обсуждался вопрос создания целого противотанкового (ПТ) соединения, на вооружении которого будут стоять буксируемая противотанковая артиллерия, ПТУР SS.10, истребители танков М10 и лёгкие танки АМХ-13. Планы эти реализованы небыли и для использования SS.10 в рамках артиллерийских войск было создано подразделение 755 (подробнее – см. ниже). За техническое обслуживание ПТУР отвечала Служба вооружений и войска Связи (системы управления и тренажёры).

Состав комплекса SS.10:

  1. ПУ (до 6 штук);
  2. Распределительная коробка (“тейват hа-пилуг”);
  3. Барабан кабеля;
  4. Генератор сигналов (“мехолель hа-отот”);
  5. Короб переноски оборудования;
  6. Короб переноски оборудования;
  7. Джойстик;
  8. Бинокль;
  9. Полевой телефон;
  10. Источник питания.

Первоначально использовался возимый вариант ПТРК, развёртываемый на грунте. Для перевозки использовались командкары. Развёртывание ПТРК включало выбор позиции, выгрузку частей комплекса с командкаров, сборку ракет - установку на каждой ракете 2 батарей (т.н. “солелот рош”) и пристыковку БЧ, развёртывание кабелей и соединение с их помощью различных элементов комплекса. Каждая ПУ имела переднюю и заднюю крышки, которые надо было открыть, а также измеритель горизонта (“пелес”) и угломер, с помощью которых ПУ надо было предать возвышение 12 градусов. При наличии дополнительного времени рылись окопы.

Вес ракеты в лёгкой ПУ составлял 19 кг. Для защиты ракет и удобства техобслуживания использовались ПУ-короба весом 28 кг. Источник питания подавал постоянный ток (26 вольт, 4 ампера) на генератор сигналов. Тот вырабатывал переменный ток и подавал его на распределительную коробку. Оттуда ток шёл на ракету через пару проводов. Команды управления передавались от джойстика через генератор сигналов на поверхности управления, т.н. интерцепторы или спойлеры (spoilers), установленные на задних кромках крыльев ПТУР.

Управление ракетой с помощью интерцепторов применялось на целом ряде ПТУР первого поколения, включая SS.10, “Кобру” и “Шмель” (на SS.11 и “Малютка” управление осуществлялось путём отклонения вектора тяги двигателей). Интерцепторы представляли собой небольшие металлические пластины, установленные поперёк воздушного потока. Эти пластины колебались под воздействием электромагнитов, получавших питание от двух (на SS.10) сухих батарей, установленных на ракете (например, на “Шмель” частота колебаний составляла 10 Гц). При этом, выдвигаясь в поток, интерцепторы оказывали на него возмущающее воздействие, приводящее к росту давления на поверхность крыльев в зоне впереди интерцептора. Возникающий аэродинамический момент разворачивал ось ракеты в нужном направлении.

В случае SS.10 отклонение джойстика вперёд/назад усиливала или ослабляла темп колебаний вертикальной пары интерцепторов, что приводило к набору/потере высоты. Аналогично, отклонение джойстика вправо/влево влияло на горизонтальную пару интерцепторов, что поворачивало ракету соответственно вправо/влево. Поскольку ПТУР ещё и вращалась в полёте, на ней был установлен гироскоп, с помощью которого сигнал подавался каждый раз на нужную пару интерцепторов. Слежение за ракетой было возможно по установленному на ней трассеру. В дневное время трассер был виден практически только сзади и не демаскировал ракету.

Расчёт ПТРК SS.10 состоял из 4 человек: наводчика (“нават”), он же командир расчёта, водителя (“наhаг”) и 2 младших оператора (“мафъиль”). Обнаружив и опознав цель, наводчик, находившийся на передовом наблюдательном пункте (обычно - до 100 м от ПУ ракет, при необходимости – до 300 м), отдавал приказ по полевому телефону подготовить ракету к пуску. Младший оператор переключал генератор сигналов через распределительную коробку на очередную ракету. Затем наводчик подавал команду “Приготовиться!” (“hихон!”), и далее – “Огонь!” (“Эш!”). Младший оператор нажимал на кнопку пуска (на SS.11 кнопка пуска уже находилась у самого наводчика). Дальнейший процесс наведения описан ниже, в разделе “Тренировки и симуляторы”. Второй младший оператор был по-сути вспомогательным персоналом, помогавшим в развёртывании комплекса. С переходом на самоходные ПТРК эта должность была упразднена, да и в первом младшем операторе необходимости по-сути небыло – часто на стрельбы выезжали без него.

Примерно с 1958 г. начались работы по самоходному варианту, на базе джипа “Вилис”. Таков был создан к 1959 г., ПУ (по-видимому, 3) размещались в задней части машины, в сторону заднего борта. На вооружение этот ПТРК принят не был. Несколько позже спроектировали другой вариант – на базе командкара “Додж” и в конце 1959 – начале 1960 г.г. он был принят на вооружение. В задней части машины, также по направлению к заднему борту, в ряд размещались 4 ПУ SS.10. Поскольку в состав ПТРК SS.10 могло входить до 6 ПУ, был возможен вариант подключения самоходного ПТРК к 2 дополнительным ПУ, установленным на земле.

Click to enlarge
ПТРК SS.10 на базе командкара.

Click to enlarge
ПТРК SS.10 на базе командкара, вид на ракеты.

Click to enlarge
Пуск SS.10 с командкара; обратите внимание на дополнительные ПУ на земле.

Click to enlarge
ПТРК SS.10 на базе командкара, пост оператора.
(нажмите на фото, чтобы увидеть полноразмерное изображение)

Специального названия SS.10 в Израиле не имел, использовалось оригинальное обозначение “SS.10”. Широкой публике SS.10 были впервые показаны на 12-м военном параде, состоявшемся 2 мая 1960 г. в Хайфе. Тогда были показаны сразу 8 командкаров с установленными на них ракетами (самоходные ПТРК были новенькие, только что полученные из БАМАБ-682; кстати, водителем одного из командкаров был Ури Хадари). А через неделю в военном журнале “Бамахане” было напечатано подробное описание ПТРК SS.10, послужившое одним из источников для данной статьи.

Click to enlarge
ПТРК SS.10, военный парад 02.05.60.

После прибытия SS.11 ПТРК SS.10 сняли с вооружения. Точно не ясно, когда это произошло, но к лету 1962 г. 755-й дивизион был полностью вооружён SS.11. Правда, в одном из источников упомянается использование SS.10 против Сирии в пограничных столкновениях, но возможно этот случай спутан с использованием SS.11 (см. ниже).

В то же время в 1961 г. SS.10 всё ещё находились на вооружении - примерно в середине этого года в рамках 755-го дивизиона была создана десантируемая батарея ПТРК SS.10, правда по-видимому просуществовала она не долго.

ПТРК SS.10
(нажмите на фото, чтобы увидеть полноразмерное изображение)
Click to enlarge ПТУР SS.10

Click to enlarge Развёртывание возимого варианта комплекса.

Click to enlarge Развёртывание возимого варианта комплекса.

Click to enlarge Расчёт возимого варианта комплекса. На заднем плане видны 6 ПУ.

Click to enlarge Пост оператора на возимом варианте комплекса.

Click to enlarge Пуск ПТУР с ПУ возимого варианта комплекса.

Click to enlarge Самоходный вариант комплекса без ракет и ПУ.

Click to enlarge Самоходный вариант комплекса

Click to enlarge Самоходный вариант комплекса.

ПТУР SS.11 (“Тагер”)

Разработка SS.11 на базе SS.10 началась во Франции в 1953 г. Фирменное обозначение – Nord-5210. В 1956 г. первые ракеты были переданы французской армии, тогда и было введено обозначение SS.11. Авиационный вариант SS.11 обозначался AS.11 (AS – “air-sol” - воздух-земля), в Израиле он не использовался. А вот США, заинтересовавшиеся SS.11 ещё в 1958 г., приняли AS.11 на вооружение в 1961 г., производили ракету по лицензии под обозначением AGM-22 (учебный (практический) вариант - ATM-22) и использовали её на вертолётах UH-1 Iroquois до 1976 г. В т.ч. - в боях во Вьетнаме в 1966-1972 г.г.

ПТУР SS.11 и AS.11 широко экспортировались Францией различным странам мира (не менее 36, включая Израиль, Иран, Ирак, Ливан, Ливию и Саудовскую Аравию), их производство продолжалось до начала 80-х г.г., всего было выпущено более 180,000 ракет. Кроме США, SS.11 производилась по лицензии в ФРГ и Индии.

ПТУР могла оснащаться различными типами БЧ семейства Type 140 – кумулятивной 140AC, проникающей (полубронебойной) осколочно-фугасной 140AP02, осколочной 140AP59, противокорабельной 140CCN. По-видимому в Израиле использовалась только кумулятивная БЧ. Ускоритель ракеты работал 1.2 секунды, маршевый двигатель - 20 секунд.

Точно не известно, когда SS.11 прибыли в Израиль, первоначально я предполагал, что это произошло в 1959 г. Недавно стало известно, что в 1960 г. офицер АОИ тренировался использованию SS.11 в Алжире в 1960 г., причём по-видимому подразумевалось, что в Израиле SS.11 ещё небыло. К лету 1962 г. 755-й дивизион полностью перешёл на ракеты этого типа. Широкой публике SS.11 были впервые показаны на 15-м военном параде, состоявшемся 29 апреля 1963 г. в Хайфе. В Израиле эти ПТУР получили название “Тагер”, но более широко использовалось оригинальное обозначение SS.11.

Click to enlarge
ПТРК SS.11 на базе пБТР, военный парад 29.04.63.
(нажмите на фото, чтобы увидеть полноразмерное изображение)

В отличии от SS.10, возимый вариант SS.11 в АОИ не использовался. ПУ сразу были установлены на пБТР, работы по созданию такого самоходного ПТРК осуществлял БАМАБ-682 (не исключено, что первоначально этот вариант проектировался для SS.10). По ширине пБТР монтировались 4 ПУ SS.11, по 1 ракете на каждой. Кроме того, в боекомплекте имелись 2 запасные ПТУР, а в состав батареи входил дополнительный полугусеничный пБТР-транспортёр ракет. В походном положении ПУ разворачивались назад и наклонялись вниз, так что ракеты были защищены бортами пБТР. Под полом пБТР находились два 12-вольтных аккумулятора.

Click to enlarge
Пуск ПТУР SS.11 с самоходного ПТРК на базе пБТР.

Существовало две возможности управления пуском: прямо с пБТР (пост наводчика находился справа от водителя) или же с выносного пульта. В последнем случае пБТР занимал позицию на обратном склоне холма, а наводчик с выносным пультом управления выходил вперёд, пульт с пБТР соединялся кабелем длиной 50 метров.

В период т.н. “Войны за воду” (1964-1966 г.г.) с Сирией имел место по крайней мере один случай использования SS.11. Две ПТУР были выпущены по сирийским позициям в районе Куразим, но в цель не попали – как оказалось, за счёт перепада высот и “мёртвых зон” реальная дистанция, которую должны были преодолеть ракеты, превышала их максимальную дальность стрельбы.

В 1964-1965 г.г. в составе роты огневой поддержки 9-го мотопехотного (“ХЕРМЕШ”) батальона имелся взвод ПТРК SS.11 на пБТР – 4 машины. Однако это не обязательно означает, что SS.11 стоили на вооружении какого либо другого подразделения, кроме 755-го. Вполне возможно, что этот взвод – по-сути одна из батарей 755-го дивизиона, постоянно приписанная к 9-му батальону, бывшему в середине 60-х г.г. единственным в АОИ регулярным мотопехотным батальоном. В любом случае, во время Шестидневной войны 1967 г. SS.11 в 9-м батальоне не было.

Click to enlarge
Пуск ПТУР SS.11 с самоходного ПТРК на базе пБТР.

Примерно в 1965-1966 г.г. в БАМАБ-681 осуществлялись работы по созданию (“дигум”) ПТРК “Тагер” на базе джипа. Нет никаких подробностей, что представляла из себя эта машина. Ясно только, что ПТРК на джипе был важен в первую очередь для парашютно-десантных частей, поскольку пБТР были слишком тяжелы для них в случае проведения десантных операций. Непосредственно перед войной 1967 г. БАМАБ-681 осуществлял работы по герметизации 6 джипов с “Тагер”, для их планируемого участия в морском десанте к западу от Эль-Ариш на Синае (в свете успешного продвижения частей АОИ десант был отменён).

В 1967 г. 755-й дивизион был укомплектован сверх штата: практически все солдаты, демобилизовавшиеся с 1957 г., проходили резервистскую службу в рамках дивизиона. В ходе подготовки АОИ к войне 1967 г. дивизион разделили:

  • Одна из батарей SS.11 на пБТР (командир – Шауль Ной) была придана 38-й дивизии (командир - Ариэль Шарон) и участвовала во взятии укрепрайона Ум Катеф – Абу Агила на Синае.
  • Вторая батарея SS.11 на пБТР также была в составе ЮВО, но в боях не участвовала: всю войну она провела в кибуце Эйлот в районе Эйлата, где была готова участвовать в отражении возможного иорданского нападения. В одном из источников говорится о наличии SS.11 на пБТР в составе “Коах Эшколот” – сборном батальоне под командованием подполковника Зеева Эшколот, включавшего также 28 танков АМХ-13. Возможно, батарея в Эйлот и была теми самыми ПТРК SS.11 в составе “Коах Эшколот”.
  • Третья батарея SS.11 на пБТР была в составе СВО и участвовала в штурме Голан. В ходе продвижения колоны бронетехники вверх на Голаны, 2 бойца этой батареи погибли от огня стрелкового оружия противника.

Click to enlarge
Пуск ПТУР SS.11 с самоходного ПТРК на базе пБТР.
(нажмите на фото, чтобы увидеть полноразмерное изображение)

Где были джипы с SS.11 в ходе войны - неясно. Ури предположил, что они входили в состав “Коах Гранит” (командир – полковник Исраэль Гранит) – разведывательного батальона 84-й дивизии (“Уцват hа-Плада”, командир – генерал Исраэль Таль). Тем более что в состав 84-й дивизии входила 35-я парашютно-десантная бригада (командир – полковник Рафаэль Эйтан), т.е. джипы с ПТРК могли входить в состав этой бригады, а оттуда перейти в “Коах Гранит”. Однако, в описаниях “Коах Гранит” подобные джипы не упомянаются. По ряду источников батальон состоял из 10 танков (рота М48 из состава 46-го батальона), 18 джипов с БО (ПТ рота 35-й бригады), 4 разведывательных джипов и более десятка пБТР (разведрота 35-й бригады, инженерная рота и батарея 120-мм самоходных миномётов). С другой стороны, мне неизвестна штатная численность бригадной ПТ роты. Возможно, в ней было только 12 джипов с БО (3 взвода по 4) и тогда разница в 6 и есть те самые джипы “Тагер”.

В любом случае, нет никаких данных о реальных боевых пусках SS.11 в ходе войны (что подтверждает и Ури). А вот в дальнейшем был по крайней мере один случай боевого пуска SS.11. Резервистская батарея SS.11 постоянно несла боевое дежурство в районе т.н. “причала” (“hа-Мезех”) – самой южной точки восточного берега Суэцкого канала, напротив города Суэц (сам Ури нёс такое дежурство с 01.11.67 по 01.12.67). Обычно 2 ПТРК батареи находились на самом причале, 2 других – на удалении 2-3 км к востоку. Параллельно другая батарея несла боевое дежурство в районе Кантара, а несколько позже, уже в 1968 г. - в районе самого северного опорного пункта (ОП) вдоль канала – Темпо. Через несколько месяцев после окончания Шестидневной войны SS.11 потопили в районе причала лодку с египетскими коммандос. В книге Моше Гивъати “Дорогой пустыни и огня” я нашёл следующее описание:

4 сентября (1967 г. – О.Г.) с укреплённого острова Грин в северной части Суэцкого залива египтяне открыли огонь по катерам ВМС Израиля, плававшим вблизи израильского берега. Египетские танки открыли огонь по патрулю, двигавшемуся к югу от Порт-Тауфик. Танки 82-го батальона (“Центурион”, 7-я брт бр АОИ – О.Г.) открыли ответный огонь и перестрелка продолжалась около 6 часов. В ходе неё взвод 90-мм противотанковых орудий на пБТР 9-го батальона, приданный роте Узи Ланцнера, занимавшей ОП Рас Матарма, потопил лодку, пытавшуюся пристать к побережью. На лодке, поражённой огнём противотанковых пушек, были бойцы египетских коммандос. Два египетских солдата погибли, двое других были взяты в плен.

Скорее всего, в этом отрывке речь идёт о том же случае, только заслугу потопления по ошибке приписывают противотанковым орудиям. Возможен и другой вариант – по одной и той же лодке вели огонь сразу несколько разных систем и расчёт каждой считает заслугу уничтожения своей.

В 1969 г. 755-е подразделение было передано парашютистам и ПТРК на пБТР с вооружения сняли. Джипы с SS.11 оставались в строю до войны 1973 г. включительно. По-видимому имелась рота таких джипов. В одном из источников сказано, что к началу войны 1973 г. в АОИ имелось всего 27 исправных ПТУР SS.11, и все они были выпущены на египетском фронте. В любом случае, к концу войны SS.11 были сняты с вооружения АОИ.

ПТУР “Кобра” (“Ашаф”)

Click to enlarge
ПТУР “Кобра”.

Разработка ПТУР “Кобра” швейцарской фирмой Contraves (ныне - Contraves-Oerlikon) началась в 1957 г. В самой Швейцарии ракета на вооружение на принималась. Работы были переданы западногерманской Bolkow (позже – часть MBB - Messerschmitt-Bolkow-Blohm; отсюда и обозначение ракеты – Вo-810), которая и занялась её доводкой, серийным производством и маркетингом. На вооружение ФРГ ракета поступила в 1960 г. По лицензии “Кобра” выпускалась также в Бразилии, Италии, Пакистане и Турции. В 1968 г. производство первой модели завершилось, уступив место усовершенствованной “Кобра-2000” (дальность до 2,000 м). Всего выпущено более 170,000 ракет. Кроме вышеназванных стран, “Кобра” стояла на вооружении Аргентины, Дании, Греции, Израиля и Испании.

Дополнительные данные:

  • вес системы управления – 10.3 кг;
  • к одному блоку управления можно подсоединить до восьми ракет;
  • существовал вариант с осколочной БЧ.

В период 1960-1964 г.г. Израиль получил большое колличество различных вооружений на сумму 63.97 млн долларов от ФРГ, в рамках выплаты репараций за преступления нацистов в годы 2МВ. Среди прочего прибыли 1,600 ПТУР “Кобра”, на сумму 1.6 млн долларов, все в 1963 г. Какие-либо данные о получении Израилем дополнительных партий ПТУР этого типа отсутствуют. Известно также, что в 1963 г. бойцы-артиллеристы АОИ проходили обучение использованию ПТУР “Кобра” в ФРГ.

В Израиле “Кобра” получила название “Ашаф”. Длительное время наличие этой ПТУР было засекречено, даже после её снятия с вооружения АОИ. Эту ракету ни разу не показывали на военных парадах, в отличии от SS.10 и SS.11. Даже в 1976 г., когда вышел “Энциклопедический словарь безопасности Израиля”, ни слова не сказано о применении “Кобра” в АОИ, хотя статья о этой ракете в книге есть. Причина – Израиль долго не хотел афишировать каких бы то ни было военных связей с ФРГ. Первое известное мне упомянание о “Кобра” в АОИ относится к 1981 г., когда была издана энциклопедия “АОИ по родам войск”.

В рамках 755-го дивизиона была сформирована батарея, вооружённая ПТУР “Кобра”. Примерно в 1965-1966 г.г. в БАМАБ-681 осуществлялись работы по изготовлению механизированных повозок (“перед механи – агаля мемунаат”) ПТРК “Ашаф”. Не совсем ясно, что это было, возможно ПУ на буксируемых прицепах. В любом случае, в 1967 г. на вооружении имелись ПУ “Ашаф” на джипах “Виллис”.

Известно, что в ходе Шестидневной войны 1967 г., несколько джипов с “Ашаф” принимали участие в боевых действиях на Голанских высотах в рамках 80-й парашютно-десантной бригады (командир – полковник Дани Мат). 09.06.67 израильские войска прорвали сирийскую оборону и 10.06.67 развивали наступление вглубь Голан. Вертолёты (3 “Супер-Фрелон” и 12 S-58) начали переброску трёх рот 98-го батальона 80-й бригады и приданные им силы, в т.ч. взвод (до 50 бойцов) 13-й флотилии (морские коммандос) вначале в район Хараб и Айн А-Дин (к северо-востоку от Тауфик), но те оказались оставленными сирийцами. Высадка десанта продолжилась в окрестностях городка Пик, юго-западная часть Голан. В задачу 98-го батальона входила зачистка военных лагерей вблизи Пик. Там же был высажен взвод джипов 75-й разведроты (разведрота 80-й бригады) и взвод джипов со 106-мм БО, а также джипы “Ашаф”. Джипы перебрасывались на вертолётах “Супер-Фрелон”, начиная со второй волны десанта. Вскоре к этим силам присоединились танки и пБТР, наступавшие со стороны Тауфик.

Лагеря Пик также были брошены сирийцами, поэтому сразу продолжилось наступление на восток, по направлению к Эль-Аль. Авиаразведка показала, что сирийцы отступили по крайней мере до перекрёстка Бутмия, да и там силы противника незначительны. В 17:30 в районе Бутмия был высажен взвод обозначения посадочных площадок Через полчаса в район прибыл комбриг 80-й бригады со своим КП (“ХАПАК”) и ряд других частей. Время близилось к закату, и в эти минуты с севера, со стороны Кунейтры, в район Бутмия начали прибывать сирийские автомобили, джипы и грузовики с пехотой из состава 80-й пехотной бригады. Сирийцы покинули машины, рассыпались по местности и в районе Бутмия завязалась яростная перестрелка, к которой присоединились прибывшие в район израильские джипы, включая противотанковые с БО и один джип “Ашаф”. Джипы заняли позиции в 400 м от перекрёстка и открыли огонь по сирийским грузовикам. “Ашаф” выпустил ракету и попал в грузовик, тот загорелся. Была выпущена вторая ракета, но она сразу потеряла управления и врезалась в землю. В это время в район начали прибывать и израильские танки. Сирийцы отступили с тяжёлыми потерями. На этот час израильские силы в районе перекрёстка включали роту танков, отряд парашютистов 98-го батальона 80-й бригады и часть 73-й разведроты (разведрота 35-й парашютно-десантной бригады)

Всю ночь в районе Бутмия продолжались перестрелки с отступавшими с севера сирийскими частями, параллельно вертолёты перебрасывали к перекрёстку подкрепление – усиленная рота 98-го батальона, отряд из состава 71-го батальона 55-й парашютно-десантной бригады, отряд 13-й флотилии, 202-й батальон 35-й парашютно-десантной бригады. К утру 11.10.67 – около 400 бойцов. Джип с “Ашаф“ вместе с частью танков участвовал в заслоне, выдвинутом на 2-3 км от Бутмия в сторону Кунейтра, но больше по-видимому не стрелял. Всего в ходе боёв с полудня 10.10.67 и до утра 11.10.67 80-я парашютно-десантная бригада потеряла 3 бойцов убитыми и 3 раненными, уничтожив около 60 машин, 100-120 сирийских солдат были убиты, несколько сот ранены, 110 – взяты в плен.

В целом “Кобра” имела в 755-м дивизионе дурную славу, поскольку считалась сложной в управлении. Бойцы называли её “сумасшедшей” (“тиль метураф”) и “не дисциплинированной” (“тиль лё мемушма”) ракетой. Вскоре после Шестидневной войны “Кобру” сняли с вооружения, хотя по-видимому её успели применить против Египта в ходе одной из перестрелок вдоль Суэцкого канала в 1967 г.

ПТУР 3М6 “Шмель” (AT-1 Snapper)

Click to enlarge
ПТУР “Шмель”.

На первом этапе развития ПТУР их потенциал не был должным образом оценен в СССР. И только 8 мая 1957 г., после появления данных об использовании SS.10 Францией против Египта в войне 1956 г., вышло правительственное постановление “О создании новых танков, самоходных установок-истребителей танков и реактивного управляемого вооружения для них”. Было намечено создание сразу 9 систем, 7 для танков и 2 для пехоты. Среди последних был и “Шмель”, разработка которого велась в рамках т.н. “темы №7”, в соответствии с дополнительным постановлением от 27 мая 1957 г.

Первые баллистические (неуправляемые) пуски “Шмель” начались в апреле 1958 г., первые управляемые - в июне-июле 1958 г. 28 августа 1959 г. новая техника была показана командованию вооружённых сил, а 1 августа 1960 г. – принята на вооружение. Серийное производство продолжалось с 1961 по 1966 г.г.

ПТУР “Шмель” использовались в двух комплексах – 2К15 (боевая машина 2П26 на базе джипа ГАЗ-69) и 9К16 (боевая машина 2П27 на базе БРДМ-1). Остановимся подробнее на 2П26, поскольку именно она стояла на вооружени Египта, а затем и Израиля.

Боевая машина 2П26
(нажмите на фото, чтобы увидеть полноразмерное изображение)
Click to enlarge 2П26 в готовности к стрельбе.

Click to enlarge 2П26 в походном положении, ПУ без ракет развёрнута назад.

Click to enlarge 2П26 в походном положении.

Click to enlarge 2П26 в походном положении, тент опущен.

Click to enlarge 2П26 в походном положении.

Click to enlarge 2П26 в боевом положении.

В передней части 2П26 располагалась двухместная кабина для водителя и наводчика (он же командир расчёта), в задней – ПУ с 4 направляющими, в боевом положении направленная к заднему борту джипа, в походном – вверх. Для управления ракетами имелся основной и выносной пульт наводчика. Выносной пульт позволял удаление наводчика на расстояние до 30 м от машины. Кроме того, на машине размещались блок автоматики, пульт проверок, две аккумуляторные батареи. Время перехода из походного положения в боевое занимало 1 минуту 40 секунд. Масса 2П26 – 2,370 кг.

На вооружении Египта 2П26 были с середины 60-х г.г. (по некоторым источникам 2П26 стояли на вооружении и в Сирии). В ходе войны 1967 г. неоднократно отмечались случаи пусков “Шмель” по израильским танкам на египетском фронте, но число попаданий было незначительным. Применялась эта ракета и в ходе Войны на истощение. Уже через несколько месяцев после оконания войны 1967 г. египтянам удалось поразить ПТУР “Шмель” два израильских танка М48, патрулировавшим восточный берег Суэцкого канала.

Click to enlarge
Зона поражения ПТУР “Шмель”.

Несмотря на массовое оснащение ПТУР “Малютка”, Египет использовал небольшое количество “Шмель” и в 1973 г. Имелось не менее 24 ПТРК 2П26, по 12 в двух ПТ полках армейского уровня (см. раздел о “Малютке”).

В ходе войны 1967 г. Израиль захватил довольно большое количество 2П26 (свыше 20) и ПТУР “Шмель”. Было решено поставить 2П26 на вооружение, тем более что в этот период с вооружения снимались ПТУР “Кобра”. Как и все предыдущие ПТУР, ракеты “Шмель” использовал 755-й дивизион (с 1969 г. - батальон). По-видимому, в его рамках было создано 2 роты “Шмель”. Расчёт ПТРК состоял из 2 человек – водителя и наводчика (он же командир). Во взводе было 4 ПТРК.

Скорее всего, официально “Шмель” были приняты на вооружение с начала 1969 г. Особого названия в Израиле ПТУР “Шмель” не имела, её называли только “Шмель” (название “Снаппер” также не использовалось).

ГАЗ-69 постоянно страдали от механических поломок, поэтому было решено оснастить их двигателем и коробкой передач от американских джипов “Вилис”. По-видимому, из двух рот “Шмель” к 1973 г. одна была оснащена модернизированными ГАЗ-69, другая – оригинальными. Другая возможность – все 2П26 остались оригинальными, модернизации подверглись только обычные ГАЗ-69, используемые как машины командиров и для других нужд. В любом случае, к 1973 г. в 755-м батальоне было 10-12 модернизированных ГАЗ-69.

В 1973 г. 755-й батальон был мобилизован в первый день войны (06.10.73) и по-видимому уже 7 октября одна из его рот поднялась на Голаны, в район Нафах (“Цир hа-Нефть”). Роту разбили повзводно и каждый взвод занял позиции в одном из ОП в районе. Примерно 8 октября ОП попали под тяжёлый артобстрел, все джипы и ПТУР на них посекло осколками. Людских потерь небыло, поскольку во время обстрела расчёты находились в бункерах ОП.

Где была вторая рота “Шмель” точно не известно – может быть на Синае, может быть на границе с Иорданией, на случай вступления той в войну со своей территории. На сайте ВВС Израиля в дневнике событий (21.10.73, южный фронт) сообщается следующее:

Относительного успеха в этот день добились и ВВС Египта: египетские самолёты МиГ-17, Су- (Су-7Б и Су-20 - О.Г.), “Дельфин” и МиГ-21 атаковали и уничтожили 7 грузовиков, несущие ПТУР (на иврите “тилей нун-тет” – О.Г.).

Не исключено, что речь идёт о джипах с ПТУР “Шмель” (менее вероятно - SS.11), хотя возможно подразумеваются действительно грузовики, например с запасными ракетами.

В любом случае, по словам Ури боевых стрельб “Шмель” в 1973 г. небыло. На этом карьера “Шмель” в АОИ закончилась – сразу после войны 755-й батальон перешёл на трофейные “Малютки”.

Сегодня в центральном музее АОИ (“Батей hа-Осеф”, Яффо) можно увидеть два ГАЗ-69, состоявших на вооружении АОИ, – один в варианте 2П26, другой – обычный.

Click to enlarge
2П26 в музее “Батей hа-Осеф”.
(нажмите на фото, чтобы увидеть полноразмерное изображение)

Click to enlarge
2П26 в музее “Батей hа-Осеф”.
(нажмите на фото, чтобы увидеть полноразмерное изображение)

Click to enlarge
ГАЗ-69 в музее “Батей hа-Осеф”.
(нажмите на фото, чтобы увидеть полноразмерное изображение)

ПТУР 9М14 “Малютка” (“Снаи”; AT-3 Sagger)

Разработка ПТУР “Малютка” в СССР началась в 1960 г., испытательные пуски – в 1961 г., 16 сентября 1963 г. ПТУР была принята на вооружение. По лицензии “Малютка” производилась в Болгарии, Румынии, Чехословакии и Югославии, до настоящего времени производится (без лицензии) в КНР (HJ-73, она же Red Arrow 73), Иране (Raad, Raad-T, I-Raad и I-Raad-T), на Тайване (Kuen Wu-1) и КНДР. “Малютка” состояла или до сих пор состоит на вооружении более 35 стран мира. Различными странами было произведено более 200,000 (по другому источнику – более 300,000) ПТРК и многие миллионы ПТУР данного типа. В СССР производство “Малютка” продолжалось до 1984 г.

ПТУР “Малютка” входит в состав вооружения БМП-1 (боекомплект – 4 ПТУР), БМД-1 (3 ПТУР), переносного ПТРК 9К11 и самоходных ПТРК 9П110 и 9П122 (на базе БРДМ-1 и БРДМ-2 соответственно, по 14 ракет, в т.ч. 6 на ПУ). Использовалась “Малютка” и на вертолётах – Ми-1У (6 направляющих), Ми-8ТБК (6 направляющих), польском Mi-2URP (4 направляющих). В различных странах “Малютку” устанавливали и на другие типы носителей.

Наибольший интерес представляют комплексы 9К11 и 9П122, поскольку именно они широко использовались арабскими странами и в последующем состояли на вооружении АОИ.

Click to enlarge
Переносной комплекс 9К11.

Переносной комплекс 9К11 состоит из системы управления и 2 ПУ с ПТУР. Переноска ракеты с пусковой направляющей осуществляется в заплечном чемодане-ранце 9П111, изготовленном из стеклопластика. В боевом положении корпус чемодана-ранца служит основанием ПУ. Расчёт 9К11 состоит из 3 человек. Два бойца несут вьюки №2 и №3 - чемоданы-ранцы с ракетами весом 18.1 кг и пусковыми установками, а командир расчета, он же старший оператор (наводчик), несет вьюк №1 - пульт управления 9С415 с монокулярным визиром 9Ш16 и аппаратурой наведения, общим весом 12.4 кг. Оптический визир имеет восьмикратное увеличение, только дневной режим, поле зрения 22.5°. Время перевода комплекса в боевое положение – 1 минута 40 секунд. Темп стрельбы – 2 пуска в минуту.

Click to enlarge
Самоходный ПТРК 9П122 в боевом положении - ПУ подняты.

Самоходный ПТРК 9П122 был разработан в 1968 г. Он представляет собой БРДМ-2 без башни с гидравлически поднимаемой крышей боевого отделения. Под крышей установлены 2 ПУ, по 3 направляющих на каждой. Кроме того, машина несёт 8 запасных ракет.

На вооружение Сирии и Египта “Малютка” поступила в начале 70-х г.г. Первый случай пуска этой ПТУР по израильским силам отмечен в начале 1973 г. на Голанских высотах.

К войне 1973 г. объём использования “Малюток” в Египте был следующим:

  • в каждой из 5 пехотных дивизий (2-я, 7-я, 16-я, 18-я, 19-я) имелось 72 переносные ПУ ПТУР “Малютка”: по 12 в составе ПТ рот каждой из 3 бригад и ещё 36 ПУ – в дивизионном ПТ батальоне;
  • на первом этапе войны из бронетанковых и механизированных дивизий (а возможно, и из парашютно-десантных бригад) были изъяты все 9К11 и переданы пехотным дивизиям, что добавило ещё 12-20 ПУ на дивизию;
  • в египетской армии имелось 24 батальона коммандос – 6 полков по 3-5 батальона в каждом; полки были объединены в Командование коммандос, в составе которого среди прочего был и ПТ дивизион с ПТРК 9П122; каждый батальон должен был быть усилен, по мере необходимости, взводом или даже ротой ПТРК 9К11 (по-видимому, за счёт Командования, или той дивизии, в составе которой он действовал); в начале войны по 2 батальона коммандос было придано каждой из 5 пехотных дивизий;
  • каждая пехотная дивизия была усилена одной бронетанковой бригадой (отдельной или из состава бронетанковых или механизированных дивизий), в каждой из которых имелось по 6 ПТРК 9П122;
  • по 1 ПУ на каждой БМП-1; в марте 1973 г. Египет заказал 200 таких БМП и по-видимому 150 из них успели прибыть к началу войны. БМП шли на вооружение мотопехотных батальонов танковых и механизированных дивизий – по 32-36 БМП в батальоне;
  • обе египетские армии (2-я и 3-я) имела в своём составе ПТ полк, в составе которого среди прочего имелись 12 ПТРК 9П122 (а также 12 ПТРК 2П26);
  • имелись 9П122 и на уровне ГШ – два ПТ дивизиона по 18 9П122 в каждом; точно известно о наличии такого дивизиона в составе 2-й армии, с большой долей вероятности второй дивизион был в составе 3-й армии;
  • боезапас ПТУР составлял до 1250 штук на каждую пехотную дивизию на первые 3 дня войны, в т.ч. 460 – на первый день;
  • каждая из 5 пехотных дивизий получила 24 ручные тележки для перевозки ПТУР (по 8 на каждой). Т.е. каждый расчёт кроме 2 ПТУР, которые он нёс с собой, мог быстро получить ещё 4-6 ПТУР.
  • Примечание 1: цифры для переносных ПТРК говорят о “ПУ”, а не о комплексах; поскольку в составе 9К11 две ПУ, можно предположить, что в дивизии было 36 9К11 (по 6 в 3 бригадных ПТ ротах и 18 в ПТ дивизионе), плюс ещё 6-10 ПТРК усиления.
  • Примечание 2: по-видимому, цифры выше говорят о штатах, а не о реальном количестве. Так, в составе 19-й пехотной дивизии имелся ПТ дивизион “Малюток”, рота “Малюток” в одной из пехотных бригад, рота “Малюток” из одной из парашютно-десантных бригад, батальон БМП-1 из одной из механизированных дивизий, ПТ дивизион из 6-й механизированной дивизии и дивизион “Шмелей” армейского уровня. Таким образом, дивизия имела 60 переносных ПУ “Малюток” (т.е. 30 9К11), 14 ПТРК на БРДМ-2, 12 ПТРК “Шмель” и батальон БМП-1.

Что касается сирийской армии, имеются следующие данные (по-видимому под “ПУ” здесь подразумеваются ПТРК 9К11):

  • в каждой пехотной дивизии по штату имелось 32 ПУ ПТУР “Малютка” – по 15 в каждой из 2 мотопехотных бригад и 2 в мотопехотном батальоне танковой бригады (15х2+2=32);
  • в каждой мотопехотной бригаде (отдельной или в составе пехотных дивизий) имелось по 15 ПУ “Малютка”: 9 в бригадной ПТ батарее и по 2 в ПТ батарее каждого из 3 мотопехотных батальонов (9+2х3=15);
  • в каждой танковой бригаде (как отдельной, так и в составе пехотной или танковой дивизии) имелся мотопехотный батальон с 2 ПУ ПТУР “Малютка”;
  • в сирийской армии было не менее 2 дивизионов ПТРК 9П122.

Массированное применение “Малютка” стало основной причиной потерь израильской техники в ходе войны. Правда, неверно утверждать, что “…именно с его помощью был уничтожен практически весь израильский танковый парк - порядка 800 машин”, как это встречается в некоторых российских источниках. И дело не в том, что Израиль имел около 2,030 танков. Цифра 800 – примерное количество подбитых танков (выведенных из строя на 24 часа и более). Другой источник называет цифру 1,063, но в нём возможно учтены и танки, выведенные из строя на срок меньший, чем 24 часа. Безвозвратно было потеряно 407 танков (365 на юге и 42 на севере) - 243 из 1,063 остались на территории, занятой противником (229 на юге и 14 на севере), а из 820 эвакуированных на ремонт - 164 признаны неремонтопригодными. Тем не менее, “Малютка” была самым эффективным противотанковым средством, имевшимся в руках арабов и по-видимому стоит за более чем 50% потерь АОИ в танках на египетском фронте.

Click to enlarge
Зона поражения ПТУР “Малютка”.

На сирийском фронте роль ПТУК была значительно ниже. Точной статстики по танкам у меня нет, но могу привести такие данные: если всего по АОИ 14% всех раненных в 1973 г. пришлось на огонь ПТРК, на египетском фронте эта цифра составляла 18%, на сирийском – 9%.

Настолько широкое применение ПТУР (а не сам факт их применения) стало тактическим сюрпризом для АОИ. Более того, в АОИ было известно о существовании “Малюток”, военная разведка распространяла в армии материалы с описанием этой ракеты, однако они не были достаточно изучены простыми солдатами и младшим командным составом. Так, в начале войны видя пуски “Малюток” по связи передавали сообщения исключительно о применении ракет “Шмель”.

В ходе войны 755-й батальон по-сути остался без ПТРК. В последние дни войны бойцы батальона использовались как пехотинцы на оборонительных позициях. Затем часть бойцов (около взвода) собрали на базе батальона в Сиркин и использовали как резерв для комплектования парашютно-десантных частей (точнее, бойцы 755-го батальона подменяли солдат других частей, выходивших в отпуск). Через несколько недель началось перевооружение 755-го батальона на ПТУР “Малютка”, возможно формальное решение о принятии этих ракет на вооружение АОИ было принято 14.11.73. С перевооружением батальон сменил и номер, на 9304.

Число трофейных “Малюток” в АОИ было значительным. Ури вспоминает, как в разгар боёв на Голанах, в районе Нахаль Гешир, они нашли грузовик с этими ПТУР, упакованными в деревянные ящики. Чуть позже нашли первый 9П122, затем – ещё один грузовик с ПТУР. Вскоре на базу подразделения в Сиркин начали прибывать и трофеи c Южного фронта. По словам Ури, в сирийских 9П122 все надписи внутри были по-русски, в египетских – по английски. К концу резервистской службы Ури (продолжавшейся с 06.10.73 по 03.02.74) их батальон был уже полностью вооружён 9П122 (всего около 20 машин). Переносные 9К11 в их батальоне появились несколько позже.

БРДМ-2 получили в Израиле название “Бардам”, причём о значении сокращения “БРДМ” большинство солдат не знало. Кроме 9П122, в составе каждой роты 9304-го батальона имелся командирский “Бардам”, переделанный из линейной БРДМ-2. С машин снимали башни, закрывали образовавшееся в крыше отверстие люком. Таким образом, в походном положении отличить командирский и линейный “Бардам” было почти невозможно. Командирские машины были оснащены дополнительными средствами связи (все советские средства связи были заменены на израильские).

Click to enlarge
Израильский БТР М113 буксирует трофейный сирийский 9П122. Ливан, 1982 г.

Для пересечения траншей шириной до 1.22 м БРДМ-2 имеет по два выдвижных колеса малого диаметра с каждой стороны корпуса. Кроме того, машина оснащена системой централизованной подкачки колёс. В АОИ эти системы не использовались, при этом проблем с проходимостью не возникало. Ури не помнит ни одного случая, когда бы “Бардам” увяз в песке или грязи. В то же время часто возникала проблема с перегревом двигателя, среди прочего из-за того, что водители забывали открыть жалюзи доступа воздуха (в боевом положении их закрывали, для снижения вероятности поражения двигателя пулями и осколками).

Ремонт БРДМ 9304-го батальона осуществлялся за счёт запчастей, снимаемых с других трофейных машин. На одной из баз АОИ имелась площадка металлолома, на которой были собраны все найденные БРДМ. Время от времени туда наведывались механики 9304 и снимали нужные им детали. В батальоне было немало русскоязычных техников и они использовали для техобслуживания БРДМ трофейную литтературу на русском языке.

Несмотря на то, что ещё в ходе войны 1973 г. на вооружение прибыли ПТРК TOW, в течении нескольких лет “Малютка” была самой массовой ПТУР АОИ. Кроме 9304-го батальона, ПТРК “Малютка” в переносном варианте 9К11 имелись и в других подразделениях. Так, во многих бронетанковых дивизиях имелись отдельные роты “Малюток”. По словам Ури, на учениях в 1977 или 1978 г. они встретили взвод 9К11, принадлежащий одной из парашютно-деснтных бригад, возможно – 623-й (бывшая 247-я, бывшая 55-я).

Запасы трофейных ПТУР были немалые, но ощущалась нехватка в системах управления и чемоданах-ранцах 9П111 (в АОИ их называли “Mизвада” – “чемодан”). Ури вспоминает, как они проводили демонстрационные стрельбы ПТУР перед курсантами офицерской школы АОИ (БААД-1) и обнаружили, что в школе имеется один 9П111. Они обратились с просьбой передать его в их батальон. Командир БААД-1 поинтересовался, является ли это условием проведения стрельб и когда услышал, что нет, отказался отдавать 9П111!

Click to enlarge
Наводчик комплекса 9К11 за работой.

Проблема нехватки систем управления была решена началом их местного производства в мастерских МАША-7300. Эти системы были приняты на вооружение, после чего возникла идея наладить серийное производство и самих ракет. Опытные образцы ПТУР, получивших название “Снаи” (“Белка”), были совместно разработаны КБ Службы вооружений (“Йехидат Питуах Хейль Химуш”) и КБ Инженерных Войск (“Ифтах” – “Йехидат Питуах Хейль hандаса” – именно они разработали в свое время роликовый мост (“Гешер Глилим”), ракету “Зеев” и т.д.) Хотя испытания были успешные, в конце концов было решено отложить запланированное на ИМИ (ТААС) производство, а потом проект вообще закрыли.

В 1978 г. была создана 409-я парашютно-десантная ПТ бригада, её первым командиром был полковник Матан Вильнаи. В составе бригады первоначально было два батальона, вооружённых джипами М151 с ПТУР TOW. В 1979 г. (тогда командиром бригады был уже полковник Йорам Яир, Йа-йа) в состав бригады вошёл и 9304-й батальон, при этом он оставил Сиркин и переехал на базу бригады в Билу.

В 1982 г. командиром 409-й бригады был полковник Узи Бен-Ицхак. Бригада воевала в Ливане в составе сборной дивизии “Коах Йоси”. Был в Ливане и 9304-й батальон, а в его составе - две роты 9П122 (по 12 машан в роте) и взвод джипов М151 с 9К111 (джипы использовались для передвежения, пуски проводились с грунта). Батальон и его технику перебросили на “Геркулесах” из Лода в Маханаим, оттуда он вошёл в Ливан через ворота Фатма. Двигались по “Цир Шабатон”. В боях батальон не участвовал, но планировалось его участие в операции по захвату Штуры, позже отмененой. “Цир Шабатон” (Машара – Кафрия – Амик – Штура) - дорога с юга на север, на западе долины Бекаа (Бикьат Леванон), обходит озеро Карун и гору Джабель Барук с запада, ведёт к шоссе Бейрут-Дамаск (Штура – чуть севернее шоссе) .

ПТРК “Малютка” простояли на вооружении до конца 80-х г.г. По слухам, после снятия с вооружения их продали в ЮАР. Но и после этого в АОИ остался один взвод 9К111, использовавшийся для демонстрационных стрельб.

Хотя ПТУР “Малютка” и имела ивритское название “Снаи”, им не пользовались, как и словом “Малютка”. Эти ракеты в Израиле называли и продолжают называть исключительно “Сагер”, по обозначению в США и НАТО (AT-3 Sagger).

Несколько ПТРК 9П122 можно сегодня увидеть в израильских музеях. Так, в Латруне стоит 9П122, а также командирская машина на базе БРДМ-2. Ещё один 9П122 есть в музее бригады “Голани”.

Click to enlarge
Командный вариант БРДМ-2 в Латруне. Справа виден 9П122.
(нажмите на фото, чтобы увидеть полноразмерное изображение)

Тренировки и симуляторы

Успех в применении ПТУР первого поколения в высшей степени зависил от квалификации наводчика. Ангельский приводит в своей книге такой пример: специалисты испытательного полигона и ЦНИИ-173 (московский Центральный Научно-исследовательский институт, отвечавший за разработку системы наведения ПТУР “Шмель”) блестяще освоили мастерство наводчика и под конец испытаний “Шмель” работали почти без промаха. Но достаточно было трёхнедельного перерыва и те же люди попадали в цель только в каждом четвёртом пуске.

Другой пример относится к войне 1973 г.: после первых дней войны (6-8 октября) интенсивность боёв спала и египтяне сразу начали отправлять своих наводчиков в дивизионный тыл для тренировок на симуляторах.

А вот описание процесса наведения ПТУР SS.11 из книги Одеда Боне “Быть артиллеристом”, показывающее, насколько сложна была работа наводчика:

Ракета управлялась по проводам. После пуска и в течении всего полёта к цели, ракета разматывала пару тонких проводов, по которым передавались команды управления. После того, как наводчик опознавал цель, он “захватывал” её в бинокль – обычный бинокль 7х50 – и нажимал на кнопку пуска. С того момент, как ракета пролетала над ним, наводчик должен был соовладать с ней и осторожно направить в сторону цели. Наблюдение за ракетой осуществлялось по большому трассеру, установленному на хвосте ракеты, а команды – вверх, вниз и т.п. – передавались ПТУР с помощью рукоятки управления. Наводчик должен был удерживать ракету на траектории так, чтобы в течении всего полёта трассер был виден на фоне цели. Установление контроля над ракетой было самым критичиским этапом процесса наведения: после пуска ПТУР на большой скорости и без управления пролетала над головой наводчика и нужно было осторожно опустить ракету на линию прицеливания и удерживать в этом положении. На этом этапе наблюдение за ракетой осуществлялось визуально. Понижение ракеты требовало высокого уровня кооринации движений наводчика – если ПТУР получала слишком большое ускорение вниз, она могла врезаться в землю ещё до того, как следующая команда внесёт поправку в её траекторию. После того, как наводчику удавалось стабилизировать ракету на линии прицеливания, он переходил к наблюдению в бинокль, но только после того, как ракета и цель были в поле зрения бинокля. ПТУР летела со скоростью около 200 м/с и весь процесс стрельбы проходил очень быстро. Как следствие, минимальная дальность стрельбы составляла около 600 м – соовладать с ракетой на меньшей дальности было крайне сложно. От наводчиков требовался высочайший уровень координации движений и зрение на уровне лётчиков (далее в тексте сказано, что даже минимальный уровень дальтонизма также закрывал дорогу в наводчики – О.Г.). Перед пуском реальной ракеты наводчики много тренировались на тренажёре, имевшемся в подразделении.

Наводчики ПТУР первого поколения проходили в Израиле тщательный отбор – зрение, глазомер (способность с большой точностью оценивать расстояние до цели), координация движений, психологическая устойчивость, командные данные. И если первые наводчики набирались среди бойцов противотанковой артиллерии, в последующем значительная часть была бывшими курсантами лётной школы ВВС, по разным причинам покинувшими лётный курс.

Click to enlarge
Симулятор “hа-Медаме”.

В период использования SS.10 и SS.11 в составе подразделения было 2 типа тренажёров. Первый назывался просто “симулятор” (“Simulator” или “hа-Медаме” на иврите). На базе 755-го подразделения в Црифин был учебный класс, где помещались сразу 3 таких симулятора. Наводчик сидел за пультом с джойстиком, а напротив располагался прибор, похожий на огромный радиоприёмник 30-х г.г. По середине этого прибора имелся круглый экран, разделённый на 4 сектора. Когда прибор включали, в центре экрана появлялась светящаяся точка, имитирующая трассер ракеты. При смещении джойстика точка перемещалась по экрану. Упражнения включали перемещение точки в разные стороны, например от центра к “12-и часам”, затем к “6 часам”, перемещение точки по кругу и т.п. На следующем этапе на экране появлялся силуэт танка и нужно было навести точку на него. Причём положение танка задавал инструктор. Вначале танк стоял – в центре экрана или у одного из краёв. В дальнейшем танк перемещался по экрану и нужно было “гоняться” за ним.

На первом этапе время на упражнения не ограничивалось – наводчик должен был привыкнуть к джойстику. Затем время задавалось реальное: через 16-18 секунд точка пропадала. Другие упражнения включали внезапное появление “танка” на экране, с целью отработать попадание в цель в течение всего нескольких секунд. В первые дни занятий на симуляторах уроки длились по 10 минут. В дальнейшем они увеличивались до 1 часа, 2 раза в день.

Click to enlarge
Симулятор “Йериноа”.
(нажмите на фото, чтобы увидеть полноразмерное изображение)

Второй симулятор был сложнее и назывался “Йериноа” (объединение 2 слов – “йери” – “стрельба” и “кольноа” – “кинотеатр”), или “Сенитир”. Этот симулятор занимал целый учебный класс и представлял собой небольшой кинотеатр (расстояние до экрана 6-10 метров), где на экран проецировались фильмы с передвижением целей на различных дальностях. Наводчик отдавал команду “Огонь”, из одного из углов класса появлялся световой луч, эмитировавший трассер ракеты. Наводчик движениями джойстика наводил луч на цель. Как и в предыдущем случае, в первых упражнениях время до попадания не ограничивалось. Затем время снижалось до реального, дальность до цели постепенно сокращалась. Танки на экране появлялись под разными углами и иногда пропадали, скрываясь в “мёртвых зонах”, а затем появлялись вновь. “Сенитир” использовался до 1969 г., т.е. до переезда 755-го дивизиона с базы в Црифин на базу в Сиркин.

Click to enlarge
По-видимому пульт инструктора симулятора “Йериноа”.

После того, как наводчик уверенно попадал в “цель” на симуляторах, переходили к полевым стрельбам, причём в качестве целей служили реальные танки (но ракеты конечно же были с инертными БЧ).

Даже опытные наводчики почти ежедневно проводили 1-2 часа в день, тренируясь на тренажёрах. Кроме того, каждый не менее двух раз в год выпускал настоящую ракету (в некоторых случаях по специальному разрешению – до 4 ракет в год). Шанс поразить цель доходил до 90% на полигоне и примерно 66% - в боевых условиях (по данным Франции, использовавшей SS.10 в Алжире).

Труднее было с наводчиками-резервистами. Они также получали 2 ракеты в год, но поскольку тренировались на симуляторах гораздо меньше (но обязательно - перед пуском ракет), результативность на полигоне обычно не превышала 50% - первая ракета чаще всего промахивалась, вторая – попадала в цель.

Нет информации, какие симуляторы использовались для ПТУР “Кобра”. А вот для “Шмель” и “Малютка” применялись трофейные симуляторы советского производства, смонтрованные на грузовиках “Зил”. Как и ранее, наводчики выполняли не менее 2 пусков боевых ракет в год.

Подразделение 755 и воспоминания Ури Хадари

Click to enlarge
Ури Хадари, 1957 г. Форма артиллериста и “крылышки” парашютиста.
(нажмите на фото, чтобы увидеть полноразмерное изображение)

Ури Хадари родился в 1937 г. в Реховоте, в 1944 г. его семья переехала в кибуц Ягур в районе Хайфы. В 1956 г. (23.10.56) Ури призвали на срочную службу в АОИ. В тот период большинство кибуцников служили в элитных частях АОИ – лётчиками, пехотинцами, парашютистами, бойцами спецподразделений. Ури же имел чрезвычайно малый вес, на гране того, ниже которого в армию не призывают, поэтому его призвали в артиллерию. Поскольку приближалась Операция “Кадеш” (война 1956 г.), Ури прошёл ускоренный 10-дневный КМБ и ускоренный же курс артиллерийских расчётчиков (“мишне техни”), длившийся всего 1 месяц. После курса большинство выпускников были направлены в дивизионы полевой артиллерии, но Ури ожидала другая дорога…

Стоит отметить, что в 1956 г. регулярная артиллерия АОИ, включавшая в тот период противотанковую артиллерию (до 1959 г.) и артиллерию ПВО (до 1971 г.), состояла всего из 10 дивизионов:

  • 874-й дивизион целеуказания (“Гдуд Ихун”) – метеорология, измерители (“модедим”), артиллерийские прожекторы и т.н. “мегасоль” (“Мегале Солелот”) – системы обнаружения (по звуку) позиций стреляющей артиллерии противника (база – Црифин);
  • 334-й дивизион “hа-Раам” 120-мм буксируемых миномётов “Солтам” (Хацор);
  • 402-й дивизион “Решеф” 25-фунтовых буксируемых орудий (Джалами);
  • 403-й дивизион “Эйаль” 155-мм буксируемых орудий (Црифин);
  • 404-й дивизион “Шфифон” 105-мм САУ АМХ (Хацор);
  • 416-й и 417-й дивизионы противотанковых 6-фунтовых (57-мм) и 17-фунтовых (76.2-мм) пушек (база 417-го дивизиона – в Тира);
  • 883-й дивизион ПВО – 3.7-дюймовые (94-мм) зенитные орудия;
  • ещё 2 дивизиона ПВО – 20-, 30- и 40-мм зенитные орудия.

Ури не попал ни в одно из вышеперечисленных подразделений. С математикой, и особенно с тригонометрией, у Ури не ладилось, артиллерийский расчётчик из него получился неважный, и в январе 1957 г. его направили в только что созданное подразделение ПТУР артиллерийских войск (и всей АОИ) – подразделение 755 (“Йехида-755” или “ХАТАМ-755”; “ХАТАМ – Хейль Тотханим” – артиллерийские войска).

У истоков подразделения стояли 10 артиллеристов, бойцов 417-го противотанкового дивизиона, большинство в звании “старшина” (“РАСАЛь”), прошедших в конце 1956 г. курс наводчиков ПТУР SS.10 во Франции. Курс длился 2 месяца и за участие в нём каждый обязался отслужить в армии 2 года сверхсрочной службы. Их имена: Йеhуда Кохави, Йеhуда Мифраси, Мирон (погиб в 1967 г. на Голанах), Шмуэль Эйлат, Элиэзер Лави, Яаков Сегев, Шмуэль Шамай, Варди, Гедалия Шива и Шмуэль Михаэли. Последний имел звание “прапорщик” (“РАСАР”) и являлся старшиной подразделения (“РАСАР Йехида”).

Первым командиром подразделения был Шмуэль Эйаль. Заместителем и по-сути - реальным командиром был Михаэль Кармели (Эйаль по-совместительству занимал некую должность в штабе Артиллерийских войск и в подразделении появлялся редко). Через некоторое время Шмуэль Михаэли закончил ускоренный офицерский курс, стал заместителем командира 755-го подразделения, а с 1959 и по 1969 г.г. являлся его командиром.

Ури Хадари был одним из первых 10-11 солдат срочной службы, не учившихся во Франции, пришедших в подразделение. Эти солдаты были набраны в различных подразделениях артиллерийских войск. Первоначально Ури был младшим оператором, затем и до конца службы – водителем. Ури демобилизовался 14.04.59, после менее чем 2 лет и 5 месяцев службы (в тот период срок срочной службы составлял 2 года 6 месяцев). Затем в течении 31 года 5 месяцев служил в резерве, обычно делая по 40 и более дней резервистской службы в год. До осени 1982 г. резервистская служба Ури протекала в рамках подразделений ПТУР АОИ, затем 2-3 года он был водителем в штабе одной из дивизий, затем ещё 3 года – водителем в Црифине и, наконец, последние несколько лет до прекращения службы в конце 1990 г. – спасателем в рамках Гражданской обороны (“hАГА”).

Дивизион считался секретным подразделением. Его базе в Црифин по-сути представляла “базу внутри базы”, т.е. имела свой собственный внутренний забор. При открытии ворот в заборе в комнате дежурного даже срабатывала сигнализация. Кроме того, забор был обтянут плотной тканью, так что снаружи было не видно, что происходит внутри базы 755-го подразделения. За забором располагался большой ангар, разделённый на комнаты - учебные классы и жилые помещения.

Дивизион считался элитным подразделением артиллерийских войск. Все его бойцы первого призыва прошли курс парашютно-десантной подготовки. Например, Ури был направлен на этот курс (5 прыжков) уже через 2-3 недели после прихода в 755-е подразделение. В дальнейшем курс парашютно-десантной подготовки проходили только наводчики, да и то только до начала 60-х г.г.

Поскольку в тот период практически вся артиллерия была буксируемой, в артиллерийских войсках много внимания уделялось инженерному оборудованию позиций, проще говоря – рытью окопов. В АОИ артиллерию даже прозвали “войском землекопов” (“Хейль hа-Хофрим”). Поэтому и в 755-м дивизионе окопы копали много, при каждом выезде на полигон. Обычно отрывались лунки для каждой из 6 ПУ, окоп для наводчика и окоп для младшего оператора. Иногда – ещё и канавку для главного кабеля ПТРК. С перевооружением на самоходные ПТРК копать окопы вручную прекратили, но в более поздний период использовали окопы для пБТР или джипов, отрытые бульдозерами.

Как уже было сказано выше, наводчики по 1-2 часа в день проводили за симуляторами. Остальные члены расчёта совместно с техниками занимались в это время проверками и техобслуживанием комплексов. А потом весь расчёт тренировался в развёртывании и свёртывании комплекса, внутри базы, причём в первое время существования подразделения это делалось ежедневно. Время от времени проходили выезды на полигоны в Негеве, где процес развёртывания совмещали с рытьём окопов, маскировкой и учебными пусками (раз в 2-3 месяца). Поскольку до 1960 г. факт существования ПТРК в АОИ был засекречен, после каждой стрельбы бойцы дивизиона собирали обломки ПТУР и провода и захоранивали их во дворе своей базы.

В то же время дивизион не использовался для патрульных и охранных функций в мирное время (“БАТАШ” – “Битахон Шутеф”) – только учения и боевые дежурства с ПТРК. И только после передачи парашютистам (1969 г.) бойцы подразделения стали участвовать в БАТАШ (с личным оружием, по-сути – как пехота). Например, в 70-е г.г. БАТАШ обычно выполнялся в долине Иордана.

В 1959 г. противотанковая артиллерия была передана в пехоту, но подразделение ПТУР осталось в артиллерии. По видимому Главному офицеру артиллерийских войск удалось убедить ГШ, что только в таком техническом роде войск как артиллерия ПТУР получат должное техническое обслуживание. Возможно, свою роль сыграл высокий уровень секретности подразделения на тот период.

В течении первых двух лет существования 755-е подразделение было по-сути батареей – всего 4 ПТРК (+ возможно ещё 1, запасной), 4 командкара, оборудованные для перевозки ПТРК. Все наводчики были первого набора, т.е. прошедшие обучение во Франции. И только в конце 1958 г. открылся первый в Израиле курс наводчиков SS.10 и дивизион начал расширяться. Более того, в подразделение пришла группа солдат, отслуживших срочную службу в других артиллерийских дивизионах, т.е. они должны были составить расчёты SS.10 в резерве.

В июле 1962 г. заместителем командира 755-го дивизиона стал капитан Одед Боне. В то время подразделение уже было полностью перевооружено на SS.11. Штат дивизиона состоял из небольшого числа солдат срочной и сверхсрочной службы с усилением за счёт резервистов. Одед Боне пробыл в дивизионе всего несколько месяцев, а затем перешёл на должность заместителя командира нового ракетного подразделения – 422-го (командир – майор Дани Авидар, база - Рамле), вооружённого УР земля-земля “Луз” (дальность 27 км, радиоуправление с визуальным слежением за ракетой, по аналогии с ПТУР первого поколения). Вместе с ним в 422-е подразделение из 755-го дивизиона перешли наводчики старшина (“РАСАЛь”) Ури Герд и старший лейтенант (“сеген”) Шломо Леви.

На 1967 г. дивизион состоял из не менее чем 5 батарей: 3 батарей SS.11 на пБТР, по 4 ПТРК в батарее, 1 батареи SS.11 на джипах (не менее 6 ПТРК) и 1 батареи ПТРК “Кобра” на джипах. Кроме того, имелась штабная батарея (“солелат мифкада”) – техники, повора и т.п.

В 1969 г. 755-й дивизион был передан в подчинение пехоты и стал 755-м батальоном (впрочем, на иврите “батальон” и “дивизион” – одно слово – “гдуд”), батареи (“солела”) – взводами (“махлака”) в рамках рот (“плуга”). Взвод состоял из 4 джипов, рота – из 3 взводов, т.е. имела 12 ПТРК. В ряде источников сказано, что ПТУР переданы в пехоту “после 1970 г.” или “в 1972 г.”, однако Ури настаивает, что это произошло в 1969 г. Возможно, фактическая передача состоялась в 1969 г., а формально это было окончательно утверждено только в 1972 г.

В рамках пехоты 755-й батальон отошёл парашютистам и напрямую подчинялся штабу Главного офицера пехоты и парашютистов. База в Црифин была оставлена и батальон переехал с Сиркин (“Махане Сиркин”). На тот период на вооружении оставались только ПТРК на джипах - SS.11 и “Шмель”. Дальнейшая история батальона описана в разделе о ПТУР “Малютка”.

Click to enlarge
Ури Хадари (второй слева) с бойцами своей батареи на берегу Суэцкого канала в районе Причала. Резервистская служба 01.11 - 01.12.67. Видны винтовки “Маузер” 98к.

Среди вопросов, заданных мной Ури, были и вопросы по стрелковому оружию бойцов 755-го и 9304-го подразделений в 1957-1982 г.г. В 1957 г. рядовые солдаты были вооружены 7.92-мм винтовками “Маузер” 98к (несколько позже калибр изменили на 7.62 мм НАТО), командиры – ПП “Узи”. В качестве группового оружия использовались 7.92-мм пулемёты MG-34, затем – 7.62-мм FN FAL-HB (“Маклеон”), ещё позже – 7.62-мм и 12.7-мм пулемёты “Браунинг”. Винтовки “Маузер” стояли на вооружении до 1969 г. С переводом в парашютисты батальон перевооружили на автоматы Калашникова, а после войны 1973 г. – на М16. На момент, когда Ури покинул батальон (осень 1982 г.), личным оружием оставались М16. По штату 755-е подразделение располагало и РПГ “Супер Базука”, по словам Ури как-то раз на учениях он выпустил из этого РПГ 2 гранаты. Хотя не исключено, что он путает “Супер Базуку” с РПГ LAW на более позднем периоде (70-е г.г.).

Заключение

АОИ была одной из первых армий мира, принявшей на вооружение ПТУР. За менее чем 20-летний период (1957-1974 г.г.) 755-е, а затем и 9304-е подразделения имели дело с 5 различными типами ПТУР и не менее чем с 8 вариантами ПТРК. Однако, ПТУР первого поколения никогда небыли массовым оружием в АОИ и даже в более поздний период (1974-1982 г.г.) речь шла всего об 1 батальоне и нескольких отдельных ротах таких ПТУР. Число боевых пусков было мизерно, а их результативность – ничтожна. Как показал опыт использования ПТУР “Малютка” Египтом в 1973 г., результатов можно было добиться только массовым применением таких ракет.

В случае Израиля массовое оснащение ПТУР в те годы было нереальным по нескольким причинам. Одной из них была проблема тренировки наводчиков. Поскольку СВ АОИ на 3/4 состояли из резервистов, в случае массовой закупки ПТУР 3/4 наводчиков также были бы резервистами. А обеспечить их должный уровень тренировок было бы крайне сложно и очень дорого, но не невозможно, ведь поддерживается же уровень лётчиков-резервистов. Главная же причина лежала в приоритетах развития СВ.

В ходе войны за Независимость 1948-1949 г.г. в Израиле было создано 12 бригад (нумерация с 1-й по 12-ю), из них 11 были пехотные и только одна (8-я) – бронетанковая. Соответственно тон в строительстве СВ задавали офицеры-пехотинцы. Пехоте были необходимы свои ПТ средства, поэтому нет ничего удивительного в заказе первых ПТУР ещё в 1955 г.

К 1956 г. количество пехотных бригад даже увеличилось (были созданы 18-я пехотная и 202-я парашутно-десантная бригады), но выросло и число бронетанковых бригад (кроме 7-й, являвшейся с 1949 г. регулярной бронетанковой бригадой, были созданы 27-я и 37-я резервистские бронетанковые бригады). Танки отлично проявили себя в боях 1956 г. и процесс механизации АОИ ускорился. Был создан Штаб бронетанкового корпуса (“Мифкедет Гайасот hа-Ширъон”), влияние которого в ГШ, выполнявшего до 1983 г. и функции штаба СВ, было несравнимо больше, чем влияние штабов Главных офицеров других родов войск. К тому же, Командующий бронетанкового корпуса имел генеральское звание (“алуф”), а старшие офицеры других родов войск были всего лишь полковниками (“алуф мишне”; звания “тат алуф” в то время ещё небыло). К 1967 г. 5 пехотных бригад стали механизированными (механизированные бригады в АОИ наряду с бронетанковыми являлись частью бронетанковых войск). Понятно, что механизированной, а тем более бронетанковой бригаде требуется куда больший бюджет (как на оснащение, так и на тренировки), чем пехотной бригаде. А военный бюджет Израиля всегда был напряжён до предела, тем более что у СВ был такой серьёзный конкурент, как ВВС. Тут уж было не до закупки новых ПТУР, тем более танки сами по себе являлись отличным ПТ средством.

Война 1967 г. вознесла престиж (и влияние) бронетанковых войск до небес, соответственным было и перераспределение бюджета СВ. О ПТУР почти не вспоминали. Если бы не трофейные “Шмель” и специфические нужды парашютистов, 755-й дивизион был бы скорее всего вообще расформирован. Пехота же довольствовалась 106-мм БО на джипах и 82-мм гранатомётами “Супер-Базука”.

И только после горьких уроков войны 1973 г. в АОИ начали прикладывать усилия к более cбалансированному развитию СВ, среди которых было и массовое оснащение пехоты ПТУР, правда речь уже шла о ракетах 2-го поколения. Но место нашлось даже трофейным “Малюткам”, на целых полтора десятка лет вперёд.

ТТХ израильских ПТУР первого поколения

ТТХ ПТУР
SS.10 SS.11 Cobra 3М6 “Шмель” 9М14М “Малютка”
Название в США MGM-21 AGM-22
(для AS.11)
- AT-1 Snapper AT-3 Sagger
Израильское Название -
(SS.10)
“Тагер” “Ашаф” -
(“Шмель”)
“Снаи”
Длина, мм 860 1190 953 1170 860
Диаметр, мм 164-165 164 100 170 125
Размах крыла, мм 750 500 480 690 393
Вес ракеты, кг 15 29.9-30 10.3 26 10.9
Дальность, мин, м 300 500-600 400 500-600 500
Дальность, макс, м 1550-1600 3000 1600 2000-2300 3000
Скорость, на предельной дальности, км/ч 288-290 579-580 300 268 ?
Средняя скорость, км/ч ? 540 ? 378 414
Макс скорость, км/ч ? 685 425 ? 600
Время полёта на макс дальность, с 18 20 ? 19 26
БЧ, тип Кумулятивная
БЧ, вес, кг 5 6.8 2.3 ? 2.6
Бронепробиваемость по нормали, мм 420-450 600 475-500 380 400-410
Наведение Ручное, по проводам
Click to enlarge Израильские ПТУР первого поколения и для сравения - часть ПТУР второго поколения.

(нажмите на фото, чтобы увидеть полноразмерное изображение)


Приложение: список ПТУР по поколениям

Первое поколение: германская “Роткёпхен” (X-7 Rotkappchen), французские SS.10, SS.11 и “Энтак” (Entac; MGM-32 Entac в США), швейцарско-итальянская “Москито” (Mosquito), швейцарско-западногерманская “Кобра” (Cobra), английские “Виджилант” (V.891 Vigilant), “Питон” (Python, проект прекращён) и “Оранж Вильям” (Orange William, проект прекращён), англо-австралийская “Малькара” (Malkara), западногерманская “Мамба” (Mamba), шведская “Бантам” (RB53 Bantam), советские ПУР-61 “Шмель” (AT-1 Snapper), ПУР-62 “Фаланга” (AT-2 Swatter) и ПУР-63 “Малютка” (AT-3 Sagger), японская “Тип-64” (Type-64 MAT-1, она же KAM-3D), аргентинская “Матого” (Mathogo), американская “Дарт” (SSM-A-23 Dart, проект прекращён).

Второе поколение: израильские MAPATS, “Нимрод” (Nimrod) и LAHAT, американские “Шелайла” (MGM-51 Shillelagh), “Хорнет” (AGM-64 Hornet, проект прекращён), TOW (BGM-71 TOW), “Драгон” (FGM-77 Dragon) и “Хелфайер” (AGM-114 Hellfire; RBS-17 в Швеции), франко-западногерманские “Милан” (MILAN) и “Хот” (HOT), английская “Свингфайер” (Swingfire), немецкая “Спар” (SPAR), французские ACCP и “Эрикс” (Eryx), испанские “Ариес” (Aries) и “Толедо” (Toledo), шведская “Билл” (RBS-56 BILL), советские/российские “Фагот”(AT-4 Spigot), “Конкурс” (AT-5 Spandrel), “Штурм” (AТ-6 Spiral), “Метис” (AT-7 Saxhorn), “Кобра” (AT-8 Songster), “Атака” (AТ-9 Spiral-2 и AT-12 Swinger), “Кастет”/”Бастион”/”Шексна” (AT-10 Stabber), “Свирь”/”Рефлекс”/”Разрыв” (AT-11 Sniper), “Метис-М” (АТ-13), “Корнет” (АТ-14 Spriggan), “Хризантема” (АТ-15 Springer), “Вихрь” (AT-16 Scallion), китайские HJ-8 (Hongjian-8, Red Arrow-8; Baktar Shikan в Пакистане) и HJ-9 (Hongjian-9, Red Arrow-9), южноафриканские “Свифт” (Ingwe ZT-3 Swift и ZT-35 Swift) и “Мокопа” (ZT-6 Mokopa), итало-бразильская “Маф” (MAF), итальянская “Спарвьеро” (Sparviero, проект прекращён), бразильская “Фог-МПМ” (FOG-MPM), японские “Тип-79” (Type-79 MAT-2, она же KAM-9D и Jyu-MAT) и “Тип-87” (Type-87 MAT-3, она же Chu-MAT).

Третье поколение: израильские “Гиль/Спайк/Денди” (NT-G/NT-S/NT-D), американские “Предатор” (Predator SRAW), “Вайпер” (M132 Viper), “Уосп” (AGM-124 Wasp; проект прекращён), “Джавелин” (FGM-148 Javelin), “Ифогм” (MGM-157 EFOGM) и “Лосат” (MGM-166 LOSAT), англо-франко-немецкая “Тригат” (ATGM-3 LR TRIGAT, она же PARS-3 в ФРГ и AC3G во Франции), испанская MACAM-3, итало-франко-немецкий “Полифем” (Polyphem), индийская “Наг” (Nag), шведская MBT LAW, югославская “Бумбар” (Bumbar), японская “Тип-96” (Type-96 MAT-4).

Источники

  1. Интервью с Ури Хадари, 24.12.2004, 25.12.2004, 26.12.2004, 08.01.2005.
  2. Итан hабер, Зеев Шиф «Энциклопедический словарь войны Судного дня» («Лексикон Мильхемет Йом hа-Кипурим», иврит, 2003 г.), стр. 199, 300-301, 400.
  3. Итан hабер, Зеев Шиф «Энциклопедический словарь безопасности Израиля» («Лексикон ле-Битахон Исраэль», иврит, 1976 г.), стр. 227-228, 339, 365, 459.
  4. Энциклопедия «АОИ по родам войск» («Цаhаль бэ-Хейлотав», иврит, 1980-1982 г.г.), т.4, стр. 207; т.6, стр. 143; т.7, стр. 74, т.8, стр.46-47, 50-51, 68, 88-89; т.12, стр. 174; т.13, стр. 67, 69.
  5. Моше Гивъати «В их руках закалялась сталь. История МАША-7100, 1948-1996 г.г.» («Бэ-Ядейhем Хушля hа-Плада», иврит, 1998 г.), стр. 87, 104, 129, 136.
  6. Моше Гивъати «Дорогою пустыни и огня. История 9-го батальона» («Ба-Дерех hа-Мидбар вэ-hа-Эш. Толдот Гдуд 9», иврит, 1994 г.), стр. 340-341, 374.
  7. Дани Шалом «Самолёты и ракеты в мире» («Матосим вэ-тилим бе-Олям», иврит, 1993 г.), стр. 217-220.
  8. Одед Боне «Быть артиллеристом» («Леhиот тотхан», иврит, 1993 г.), стр. 60-62, 125-135.
  9. Йеhуда Шиф «Всегда артиллерист» («Тамид тотхан», иврит, 1994 г.), стр. 72.
  10. Ицхак Гринберг «Счёт и сила. Военный бюджет от ойны к войне, 1957-1967 г.г.» («Хешбон вэ-Оцма. Такцив hа-Битахон ми-Мельхама ле-Мельхама, 1957-1967», иврит, 1997 г.), стр. 181-183.
  11. Матетьяху Майзель «Сражение за Голаны, июнь 1967 г.» («hа-Маареха аль hа-Голан, йуни 1967», иврит, 2001 г.), стр. 353-355, 411-413, 417.
  12. Амиад Брезнер «Рыцарские кони. Развитие израильского бронетанкового корпуса в 1949-1956 г.г.» («Сусим абириим», иврит, 1999 г.), стр. 279 .
  13. Нахман Шай «50 лет силам безопасности Израиля» («Битахон 50», иврит, 1998 г.), 02.05.60, 28.04.63, 04.08.64, 14.11.73, 30.03.74.
  14. Журнал «Бамахане», 1960 г.
  15. Журнал «Тамид Тотхан», №12 (декабрь 2000 г.), стр. 23-24; №24 (апрель 2004 г.), стр. 20, №30 (декабрь 2005 г.), стр. 31.
  16. В.А. Рунов «Наступление 5-й пехотной дивизии САР в первой операции арабо-израильской войны 1973 г.», М.,1990 г.
  17. Р.Д. Ангельский Отечественные противотанковые комплексы. Иллюстрированный справочник», М., ООО «Издательство Астрель», 2002 г., стр. 6-7, 9-26, 39-51.
  18. Форум сайта: http://www.waronline.org/forum/index.php
  19. Сайт ВВС Израиля: www.iaf.org.il
  20. Lebanon Photo Gallery: www.geocities.com/hovav_frenkel/Lebanon/lebanon.html
  21. Ракетная техника: http://rbase.new-factoria.ru/search/index7.htm
  22. Обозначения ракет США: http://www.designation-systems.net/usmilav/missiles.html
  23. Уголок неба: http://www.airwar.ru/enc/weapon/aat_data.html
  24. Ракетная энциклопедия: http://rocet.boom.ru
  25. FAS, ракеты США: http://www.fas.org/man/dod-101/sys/missile/index.html
  26. FAS, ракеты прочих стран мира: http://www.fas.org/man/dod-101/sys/missile/row/index.html
  27. http://www.pmulcahy.com/atgm/atgm_2.html
  28. http://panzerjaeger-info.fuehr-online.de/html/FotosBW-3.html

 


Обсудить на форуме | Наверх | Перейти в раздел Статьи