ВОЕННЫЕ ДЕЙСТВИЯ НА КИПРЕ (14 июля - 17 августа 1974 г.)

#2
Действия ВМС СССР во время турецкого вторжения на Кипр в 1974г.



В XIV веке о. Кипр был захвачен турками и включен в состав Османской империи. В 1878 г. англичане добились соглашения с турецким султаном и полного контроля над островом. После второй мировой войны борьба киприотов за независимость приобрела характер вооруженного восстания против английского господства. В ответ англичане стали способствовать разжиганию национальной розни между греческим большинством и турецким меньшинством населения Кипра, поддерживая претензии турецкого правительства на владение частью острова. В ходе обсуждения кипрского вопроса в совете НАТО на компромиссной основе были подписаны соглашения о предоставлении Кипру независимости.

16 августа 1960 Кипр официально стал независимым государством. Но политическая обстановка на острове оставалась нестабильной. Великобритания сохранила за собой часть территории острова, которая и сейчас используется в качестве военной базы. Право на размещение воинских контингентов имели Турция и Греция. В соответствии с основными положениями конституции Кипра, обусловленными соглашениями, греческая и турецкая часть населения острова сознательно противопоставлялись друг другу. Уже в 1963 греко-киприотская сторона попыталась пересмотреть компромиссную конституцию страны, добиваясь большей государственной централизации, создания единых муниципалитетов и отмены вето президента и вице-президента. Усмотрев в этом нарушение прав турецкой общины, Турция и турки-киприоты отвергли предложения президента Макариоса III. Турецкие депутаты и министры отказались участвовать в работе общекипрских органов. Кризис перерос в вооруженные столкновения, после чего на острове были высажены войска трех стран-гарантов. Недовольное кипрское правительство обратилось с жалобой в Совет Безопасности ООН и объявило о расторжении Договора о гарантиях. Конференция по урегулированию в Лондоне в 1964 провалилась; Великобритания предложила ввести на Кипр войска НАТО, но эта идея встретила резкие возражения со стороны СССР. В ответ в начале марта западные информационные агентства стали распространять сообщения о имевших место перебросках Советским Союзом на Кипр оружия и военного снаряжения. («Известия» 10.03.1964) В числе поставленных были танки «Т-34». В марте 1964 Совет Безопасности постановил отправить на остров силы ООН. После этого правительство Кипра стало требовать вывода греческих, турецких и британских войск и приступило к созданию собственной национальной гвардии во главе с бывшим руководителем ЭОКА генералом Гривасом. Эта гвардия быстро оказалось под контролем военных из Греции. В августе 1964 сильно обострились отношения между Грецией и Турцией из-за Кипра, а Макариос III обратился за помощью к СССР, Египту и Сирии. Военное столкновение удалось предотвратить, но кризис сохранялся. Турки-киприоты приступили к созданию собственных органов управления, и остров фактически разделился на две части.

Дальнейшее ухудшение ситуации произошло с приходом к власти в Греции в 1967 военной хунты. Военная диктатура фактически взяла курс на захват Кипра и опиралась в этом на крайних греческих националистов. В ноябре 1967 силы генерала Гриваса атаковали две турецкие деревни на острове. В ответ Турция предъявила Греции ультиматум с требованием вывести греческие войска с Кипра, и обе страны вновь оказались на пороге войны. Положение несколько смягчилось только в начале 1968. Генерал Гривас был отозван с Кипра, а контингенты греческих и турецких войск на острове сокращены до размеров, предусмотренных соглашением 1959.

В политическом плане фактический раздел Кипра нарастал. Греки-киприоты провели в феврале 1968 новые президентские выборы, на которых Макариос III собрал 96% голосов. Турки-киприоты образовали в декабре 1967 официальную «Временную турецкую администрацию», объявив о непризнании всех законов, изданных в Республике Кипр с конца 1963. В то же время шли межобщинные переговоры, стороны согласовали такие меры как будущее возвращение турецких представителей в государственные органы в соответствии с численностью населения, отмена права вето и т.д. По многим принципиальным вопросам сохранялись разногласия: греко-киприотская сторона настаивала на едином государстве, турецкая община склонялась к федерации.

Наметившийся осторожный прогресс был сорван в результате действий греческой военной хунты и ее сторонников на Кипре, образовавших тайную организацию ЭОКА–2 во главе с нелегально вернувшимся на остров Гривасом. Антикоммунистический режим в Афинах с подозрением относился к деловым отношениям архиепископа с Москвой и поддержке, которую он получил от киприотской коммунистической партии насчитывавшей 40000 членов. Хунта называла его "Красным", и опасалась, что он предоставит кипрские порты для базирования советского флота. В конце весны начале лета кампания направленная на дискредитацию Макариоса была усилена. Кипрские епископы заявили о смещении Макариоса III с поста архиепископа, а военное правительство Греции потребовало от Республики Кипр изменить состав правительства. Однако Макариос продолжал проводить прежний независимый курс и отвечал репрессиями на действия крайних националистов. После того, как правительство Кипра 2 июля потребовало от Греции отозвать с острова 650 греческих офицеров назначенных в киприотскую Национальную гвардию (CNG), 15 июля кипрская реакция при поддержке более 900 человек греческого военного контингента подняла мятеж против законного президента архиепископа Макариоса, последнему удалось бежать из страны с помощью британских военных. Мятежники захватили аэропорт, радиостанцию, президентский дворец и ряд других правительственных учреждений в Никозии. Начались кровопролитные бои с верными правительству силами безопасности, полицией и отрядами добровольцев. Власть узурпировал крайне правый политический деятель Никос Сампсон. Основные силы заговорщиков составила национальная гвардия в составе 11 тыс. человек, которой командовали греческие офицеры. Кроме того, на стороне мятежников выступили: дислоцирующийся на острове греческий полк (950 человек), переброшенные накануне из Греции транспортной авиацией несколько подразделений, а также террористические группы подпольной организации ЭОКА-2. Турецкое правительство потребовало, чтобы Греция не поддерживала мятежников, отозвала всех греческих офицеров с острова и уважала независимость Кипра. Греческая хунта начала изворачиваться. Началась гражданская война.

Мятеж на Кипре впрямую затрагивал интересы СССР. Советское посольство в Никозие является самым большим в этой части Средиземного моря, численность его персонала была больше чем в любом из советских посольств в Каире, Тегеране и Бейруте. Сложный коммуникационный центр связывал кипрское посольство с Москвой и советским средиземноморским флотом, а так же с двумя советскими разведывательными судами, которые контролировали радио-переговоры у израильского побережья. И в случае закрепления у власти антикоммуниста Никоса Сампсона пришлось бы сокращать численность посольства и сворачивать большую часть его деятельности. Пятая эскадра Советского ВМФ почти сразу оказалась втянутой в ход кризиса. 15 июля в 11.00 на штабной корабль – крейсер «Жданов» пришла срочная телеграмма от начальника разведки ЧФ с сообщением о военном перевороте на Кипре. Со ссылкой на телеграфные агентства он сообщил, что национальными гвардейцами убит президент архиепископ Макариос. Затем посыпались телеграммы от Разведуправления ВМФ с подробностями о событиях на Кипре. Командующим эскадрой в тот момент был начальник штаба эскадры Александр Петрович Ушаков, так как командир эскадры убыл в отпуск. Поступило распоряжение начальника Главного штаба ВМФ: КУГ № 1 в составе РКР «Грозный» и БПК «Красный Кавказ» срочно сняться с якорей и занять линию дозора западнее Кипра; ЭМ «Пламенному» стать на бочку № 03 в непосредственной близости от острова на юге; тральщику «Контр-адмирал Першин» - в точку № 55 севернее Кипра; КПУГ-2 в составе БПК «Адмирал Нахимов» и «Адмирал Макаров» из 64-й точки перейти в восточную 12-ю; РЭК «Абакан» из района п. Пирей перейти к Кипру с целью перехвата радиопереговоров, в том числе и на УКВ. К концу дня ситуация на Кипре оставалась сложной, но по сообщениям из Будапешта президент Макариос остался жив и обратился по радио с заявлением поддержать законное правительство. В 22.30 на крейсере «Жданов» были собраны офицеры штаба и политотдела они были подробно проинформированы о событиях на Кипре. Оперативная группа приступила к подготовке боевых распоряжений. И в 24.00 корабли уже снялись с якорей для их выполнения. Были даны рекомендации по заправке кораблей в новой обстановке. Телеграммы были направлены на танкеры «Ленинград», «Десна», «Красноводск».

Американцы также осуществили наращивание своих сил в районе Кипра. 15 июля сразу после удачного переворота на Кипре, авианосцу «Америка» (America) CV 66 который находился в испанском порту Рота ожидая смены после шестимесячного пребывания в Средиземном море, было приказано увеличить Шестой флот вместо того, чтобы возвратиться в США. Туда же спешил из США авианосец «Индепенденс» (Independence) CV 62, шедший на смену «Америке». Кроме того, к Кипру из Ионического моря пришел и авианосец «Форрестол» (Forrestol) CV 59 со своими кораблями охранения.

17 июля президент Макариос и премьер-министр Турции прибывают в Лондон, где имеют встречи с Премьер-министром и Министром иностранных дел Великобритании. Так как Греция и Турция являлись союзниками по блоку НАТО, то дипломатические ведомства западных стран пытались удержать враждующие стороны от столкновений, но из этого ничего не вышло. Великобритания и США не желали вмешиваться в конфликт. Когда 17 июля Турция потребовала от британцев, используя военную силу подавить мятеж вместе с ними, согласно Соглашению относительно гарантии мирного урегулирования 1960 года, они отказались это делать. Тем не менее, британское правительство обещало турецкому премьер-министру предпринять меры для препятствия грекам посылать помощь Кипру. В 22.15 16 июля 1974 в район конфликта вышел британский авианосец «Гермес» (Hermes) R12 с отрядом морских пехотинцев (41 Commando Group). Передовая группа коммандос высадилась в Ларнаке в 16.00 20 июля 1974. Единице давали задачу обеспечения ESBA и принятия беженцев. Теперь согласно различным картам в недавно выпущенных файлах HMS «Hermes» известно что он был не единственным британским военным судном в районе Кипра во время турецкого вторжения, но одним из немногих которые фактически держали Кипр 'под осадой' ('under siege'). Позиции некоторых других были известны только правительствам Соединенных Штатов и Великобритании.

17 июля сообщения в печати говорят о массивном турецком военном наращивании. НАТО заявило о широкой поддержке избранного президента Макариоса и территориальной целостности острова Кипр. 19 июля президент Макариос прибывший 18 июля в Нью-Йорк в Совете Безопасности ООН заявил, что успешный переворот был организован греческим Военным Режимом. Под предлогом защиты интересов кипрских турок Турция решила одним ударом разрешить старую проблему контроля над островом.


Турция
Греция

Численность личного состава ВС
455000
160000

Подготовленные резервы
800000
215000

Танки (М47 и М4:cool:
1400
650

Боевые самолеты
288
225

Боевые корабли (примерно)
300
80

подводные лодки
15
7

эсминцы
13
11

боевые катера
25
16


Как видно Турция по всем данным превосходила Грецию. К этому следует добавить, что в мае 1973г. офицерский корпус ВМС Греции подвергся репрессиям после обвинений в попытках выступить против режима «черных полковников». Были арестованы по меньшей мере 1 командир эсминца, 6 командиров ПЛ и 7 командиров торпедных катеров. Кроме того, несколько офицеров бежали в Италию и попросили там политическое убежище, в том числе командир ЭМ «Велос» Николаос Паапс, тральщика «Федра» Константин Костакис.



Активные боевые действия велись с 20 по 23 июля. Хронология противостояния турок и греков.



Пятница 19 июля 1974г.

В 13.00 четыре (по другим данным три) греческих субмарины германской постройки типа 209/1100 получили приказ выйти к острову Родос. К концу дня «Nereus», «Proteus», «Triton», и «Glavkos» в надводном положении пришли к острову Родос.

В 17.00 отдан приказ о начале турецкого вторжения. Полчаса спустя, британское телевидение показывает отход турецкого флота к Кипру. Турецкий флот вторжения вышел из турецкого порта Мерсин. Он включал в себя 23 десантных судна - 1 LST, 2 LSM, 20 LCU, несущие приблизительно 3 000 солдат из состава 6-го полка морской пехоты и 50-го пехотного полка. Десантные суда сопровождали 5 эсминцев (в том числе D-351 «Maresal Favzi Cakmak», D-353 «Adatepe», D-354 «Kocatepe», D-355 «Tinaztepe») и 2 фрегата. На переходе ночью отряд вторжения был обнаружен советским тральщиком «Контр-адмирал Першин» (к-л Малышев).

В 21.15 наблюдательный пост кипрской национальной гвардии на мысе Андреас сообщает об обнаружении группы из 6 судов идущих из Мерсина. Движение судов повторно обнаружено в 21.40, 8-10 судов двигались от порта Мерсин к порту Кирения. В 20:30 двум кипрским торпедным катерам «T-1» и «T-3» командование приказывает быть готовыми к бою.



Суббота 20 июля 1974г.

На рассвете 20 июля после длинного и опасного полета турецкие вертолеты UH-1 высадили отряды 1-ой и 2-ой бригад десантников около Кирения. Их поддержали самолеты ВВС Турции которые в числе прочих нанесли удар по Никозийскому международного аэропорту где уничтожили несколько лайнеров. Кроме того, в 6.07 в районе Никозии с транспортных самолетов «C-130» и «C-47» были высажены турецкие десантники. Всего в течение дня на остров было переброшено до 6 тысяч турецких солдат с вооружением.

В 01.30 11 турецких судов обнаружены недалеко от Кинерия, в 04.30 они находились в 10-12 милях от побережья Кипра.

В 02.00 шесть турецких судов были обнаружены в районе порта Фамагуста. Позже их определят как шесть гражданских торговых судов, сопровождаемых небольшим отрядом прикрытия, посланные турками для отвлечения внимания от основного места высадки десанта. Весь район Эгейского моря был объявлен турецкими военными властями зоной военных действий.

Утром в районе порта Кирения произошел первый морской бой. В 05.00 два кипрских торпедных катера «T-1» и «T-3» вышли из порта Кирения чтобы встретить турецкий флот. В 05.15 турецкие самолеты потопили «T-1», а в 05.23 и «T-3» был также потоплен орудийным огнем двух турецких эсминцев и огнем с самолета. Девять из десяти членов экипажа «T-3» погибли.

В 05.25 турецкие самолеты перед высадкой десанта в районе Киренея бомбили позиции 3-го тактического полка и 252 батальона пехоты.

В 06.30 турецкие "водолазы" посылаются к Pentemili, чтобы исследовать подходы на наличие морских мин, но ни одной не найдено.

В 07.00 3 греческие субмарины получают приказ погрузиться, после известия о начале турецкого вторжения на Кипр. В 07.15 в Афинах сформирован Военный Совет, на нем выдвинута идея о союзе с Кипром, как метод остановить турецкое вторжение. Об этом не объявляли, но переговоры о проекте шли.

В 08.00 провалилась попытка высадки турецкого десанта Glykiotisa, около деревни Тембос (Tembos). Пять десантных судов LCU's с 600 солдатами на них не смогли десантироваться и перешли к Pentemili. В 08.30 в Pentemili, первое десантное судно достигает берега. Турецкие десантники высадились на побережье в двух пунктах на северном побережье Кипра - “Pladini” и “Karaoglanoglu” - приблизительно на расстоянии десять километров. Морским десантом командовал генерал Сулеиман Тункер (Suleyman Tuncer). Десантники почти не встретили сопротивления и десантирование было закончено в течение трех часов: произошел только бой с двумя джипами которые уничтожили через час. В 09.30 кипрская артиллерия начинает обстреливать турецких солдат высадившихся на берег. Турецкие силы понесли серьезные потери, часть из них в результате «дружественного огня» с эсминцев, которые поддерживают десант.

Турецкое вторжение в Кипр было полной неожиданностью не только для греческого правительства, но также и для вооруженных сил - многие военнослужащие были в летнем отпуске. Поэтому время было потеряно и общая мобилизация была объявлена только после полудня 20 июля, по ней призыву подлежали граждане до 40 лет рядового и до 50 лет офицерского состава. Началась концентрация войск на Греко-турецкой границе в районе Александруполиса, а также в портах Пирей и Салоники для формирования десантов. Греческое правительство официально заявило, что в случае продолжения турками боевых действий на Кипре через 48 часов объявит войну Турции.

В 09.30 греческое десантное судно L-172 «Lesbos» с 450 солдатами греческой Армии Кипра было приблизительно на расстоянии в 50 миль от Кипра, оно везло солдат для замены находящихся на острове. Днем в 17.00 оно достигло порта Пафос и высадив солдат открыло огонь по позициям турок-киприотов. Турецкое командование полагало, что это было первым признаком большего греческого военно-морского вторжения и направило туда три эсминца из состава главных сил вторжения, чтобы провести разведку. Но «Lesbos» в 18.00 оставил Пафос и отошел на юг к Египту. Также в ответ на турецкие десантные действия, в 15.00 греческим субмаринам «Glavkos» и «Nereus» приказали начать патрулирование в Эгейском море между Турцией и Кипром, «Triton» получил приказ патрулировать около Родоса, а «Proteus» в районе между Смирной (Smyrna) и проливом Дарданеллы.

В 17.00 новый отряд из 1400 турецких парашютистов десантированы на остров, в районе между Kioneli и Agyrta. К 18.00 оправившись от первого турецкого удара, греки начинают первое из наступлений на турецкие силы. Но превосходство турецких ВВС позволило туркам нанести серьезные потери бронетанковым силам греков-киприотов, но огнем противника были сбиты 3 истребителя.

20 июля Совет Безопасности ООН в своей резолюции единодушно призывает к перемирию сторон и выводу всего иностранного военного персонала, а также начала переговоров.

20 июля два самолета ВМС США F-4J взлетевшие с авианосца «Forrestol» осуществили перехват двух греческих истребителей F-5As у острова Милос и заставила их вернуться на свою базу. Обе стороны ограничились учебными атаками, так как не имели разрешения стрелять.

Советское правительство с первых дней конфликта выступило на стороне законного правительства Кипра, высказываясь сначала против путчистов, а потом и против оккупации острова, и его раздела. Но американцы постарались дискредитировать советскую позицию опубликовав на страницах «Нью-Йорк таймс» целый ряд статей в которых утверждалось о том что еще до начала конфликта Советский Союз, высказал осторожное одобрение турецких действий. ( НЬЮ-ЙОРК ТАЙМС, 07/21/74) Должностные лица Департамента Министерства обороны США сообщили, что 19 июля, Советский Союз повысил боевую готовность в семи десантных подразделениях. Некоторые американские должностные лица утверждали, что Москва пробовала демонстрировать свою поддержку Турции, если та осуществит военное вмешательство в отношении Кипра. Согласно хорошо информированным должностным лицам, были признаки, что Советский Союз предложил правительству Анкары, что оно могло рассчитывать на советскую поддержку. (НЬЮ-ЙОРК ТАЙМС, 07/20/74). Вслед за американцами, 20 июля агентство Франс Пресс сообщило что в связи с обострением военно-политической обстановки в восточной части Средиземного моря приведены в боевую готовность десантные войска в количестве 50 тысяч человек, а во второй половине дня 20 июля и все вооруженные силы Советского Союза, и советские войска готовы высадиться на Кипре. На это ТАСС заявил, что данное сообщение является вымыслом, и вооруженные силы СССР находятся в обычном состоянии. Однако все было не так просто, по некоторым данным готовность ряда частей вооруженных сил СССР действительно повышалась, Болградская ВДД была поднята по боёвой тревоге (тоже видимо было и с другими дивизиями ВДВ). Но это скорей была предохранительная мера, направленная на случай резкой эскалации конфликта во Фракии на материковой части, где обе стороны привели в готовность свои войска, и где война могла затронуть союзника СССР по Варшавскому договору – Болгарию. Фактически Советский Союз старался по возможности дистанцироваться от конфликта, поскольку победа ни одной из сторон ничего нам не давала. Греция тоже пыталась использовать советскую силу в своих планах. Руководство Греции в лице премьер-министра оставшись без гарантий поддержки со стороны Великобритании и США опасаясь дальнейшего турецкого наступления попыталось заручиться поддержкой со стороны СССР. Клеридес (Klerides) старшее греческое должностное лицо заявлял, что единственная гарантия независимости Кипра – привлечение Советского Союза. По его словам, СССР никогда не разрешали бы туркам постоянно занимать Кипр и грекам конце концов, вероятно, придется положиться на них, чтобы остаться там. (НЬЮ-ЙОРК ТАЙМС, 08/13/74.) Но действительность разрушила планы греков. Клеридес (Klerides) встретился с советским обозревателем, Виктор Менин (Victor Menin), и спросил, могла ли бы Греция получить советскую помощь, если Турция продолжит военные действия. Менин заявил, что не будет никакого одностороннего действия русских военных. Его правительство, как заявил, Менин достигло соглашения с США, исключающими одностороннее военное вмешательство любой стороны. Госсекретарь США и Советник Национальной безопасности Генри Киссинджер 20 июля на пресс-конференции в Сан-Клементе, сообщил, что он вошел в контакт с советскими представителями и достиг "понимания", чтобы предотвратить одностороннее действия Советского Союза. (НЬЮ-ЙОРК ТАЙМС 7/21/74)

Так получилось, что советские корабли первыми узнали о начале вторжения. МТЩ «Контр-адмирал Першин» (к-л Малышев) обнаружив турецкие силы вторжения, не только вовремя известил командование эскадры, но и продолжил наблюдение за ними, несмотря на высокий риск. Начальник политотдела 5-й эскадры П.Р.Дубягин вспоминает: «Самая ответственная задача легла на плечи тральщика «Першин», которому было приказано следить за перемещением турецких кораблей и самолетов в северной части о. Кипр, что он с честью выполнил, практически находясь в непосредственной близости от боевых порядков турок, в 130 кабельтовых от берега. Он наблюдал, как корабли ОКОП (отряд кораблей огневой поддержки) турок начали обстрел берега, а затем корабли с десантом вошли в бухту порта Киренея и начал высадку десанта. На тральщике слышали перестрелку, объявили боевую тревогу. А вообще надо признать, положение нашего тральщика было очень щекотливое – любой греческий самолет мог его спутать с турками и обстрелять ракетами». Та же опасность исходила и с турецкой стороны, П.Р.Дубягин вспоминает: «Командир тщм «Першин» донес, что два турецких эсминца полным ходом устремились к нему. Он на всякий случай отдал им положенные приветствия. Видимо, убедившись, что тральщик советский, турки прошли от него в непосредственной близости, не предприняв никаких враждебных действий».

Рано утром, едва стало известно о вторжении, командующий А.П.Ушаков связался с Москвой, и контр-адмирал П.В.Корецкий передал ему распоряжение министра обороны и главкома ВМФ перевести эскадру в повышенную готовность. На корабли эскадры передали сигнал «Мудрец» и объявили боевую тревогу. В район конфликта начали стягиваться корабли. Крейсер «Жданов» и СКР «Куница» находящиеся на точке № 12 в территориальных водах Египта, без согласования с египетскими властями снялись с якорей и покинули территориальные воды АРЕ. Встретились с подошедшими с запада БПК «Адмирал Нахимов» и «Адмирал Макаров» и взяли курс на северо-восток для соединения с КУГ № 1 на линии дозора западнее Кипра. Опасаясь вмешательства западных стран, главком приказал эскадре организовать тщательное наблюдение за кораблями ВМС США, Великобритании, Греции и Турции. Выполняя приказ, командир эскадры распорядился: ЭМ «Напористый» организовать слежение за авианосцем «Форрестол» и одновременно наблюдать за вертолетоносцем «Инчхон», а эсминцу «Пламенный» наблюдать за английским авианосцем «Гермес». Проливы Касос, Карпатос и севернее о.Родос были перекрыты вспомогательными судами с задачей наблюдения за передвижением боевых кораблей. Капитаны о замеченном должны были докладывать на КП эскадры немедленно о увиденном, кроме того они были предупреждены о строгом соблюдении международного морского права. Оперативное соединение получило задачу держаться на линии дозора в готовности к нанесению ударов по АУГ, командование поручено капитану 1 ранга Н.И.Рябинскому.



Воскресенье 21 июля 1974г.

На Кипре продолжаются серьезные бои. В 02.30 кипрские радарные станции засекли, что 8 судов движутся от порта Мерсин к Кирения.

В 13.00 греческие субмарины «Glavkos» и «Nereus» по приказу приблизились к Кипру, они находились в 90 милях к западу от Пафоса. Также греческое десантное судно «Rithemno» (в других публикациях его называют «Rethymnos») вышло из Греции на Кипр. Она несло 573-ий пехотный батальон и приблизительно 550 киприотских добровольцев. Но ему в конце дня приказали прекратить движение к Кипру и идти к острову Родос.

Днем, три турецких эсминца «Adatepe», «Kocatepe», и «Tinaztepe» посланные к Пафосу чтобы разведать где высадились греческие войска пришли в тот район. Зная, что их передачи контролируются турками, греческие офицеры разведки в Пафосе передали сообщение, в котором якобы благодарили подошедшие греческие военно-морские силы за своевременное прибытие. Обман сработал, перехватив сообщение, турецкие ВВС нанесли бомбовый удар по эсминцам. В 14.35 турецкие самолеты обнаружили эти 3 эсминца в 10 километрах к западу от Пафоса и атаковали их. В налете участвовали 28 F-100D Super Sabers, каждый нес две 750-фунтовых бомбы, и шестнадцать F-104G Starfighters, каждый из которых нес по одной 750-фунтовой бомбе. Самолеты легко нашли цели и немедленно их атаковали, не обращая внимание на большие турецкие флаги на судах. Так как греческий флот также имел в своем составе аналогичные эсминцы переданные из ВМС США возможность их идентификации была затруднена, а флаги приняты за уловку греков. Все три эсминца были поражены бомбами в течение десяти минут авиационного налета. В 14.45 эсминец «Kocatepe» в результате попадания бомбы в хранилище боеприпасов затонул. 80 членов команды «Kocatepe» погибли сразу, только 42 моряка были позже спасены израильским торговым судном, которое доставило их в Хайфу. Другие два эсминца, получив серьезные повреждения, покинули район боевых действий, и ушли в Мерсин для ремонта. Во время налета эсминцы вели заградительный огонь и по некоторым сведениям подбили один из F-104 (некоторые сообщения говорят, что были повреждены два, или три самолета). Турция постаралась скрыть факт этого «дружественного огня», и заявила о крупной победе над греческим флотом, это сообщение подхватили все информационные агентства, в том числе и советские, правда выплыла на следующие сутки с турецкими моряками, спасенными израильским судном.

Во второй день боевых действий все наши корабли находились на ходу в своих боевых позициях, но возникла проблема с заправкой кораблей. Было решено перекачать топливо на «Десну» с танкера «Ленинград», после чего послать его срочно в Севастополь для бункеровки, и по ее завершении, ему срочно возвращаться. Основной отряд в целях экономии топлива снизил ход до 8 узлов, оставив в действии минимум котлов. Из Москвы получили распоряжение подготовить ЭМ «Пламенный» и «СДК-82» для эвакуации 250 советских граждан с Кипра из залива Ларнака, быть готовыми передать продукты для 70 человек на 10 суток для нашего посольства.

Флоты западных стран продолжали стягиваться в район конфликта. Флагманский корабль 6-го флота США, крейсер УРО «Литтл Рок» (Little Rock CLG 4) по сообщению разведки ЧФ вышел из порта Гаэта (Италия) и на скорости 22 узла идет к Кипру.

Активные воздушные удары турецкой авиации стали причиной беспокойства о безопасности иностранных подданных. На острове проживало 17 тысяч британских граждан, кроме того, в момент конфликта там отдыхали, по крайней мере, 6000 туристов, и еще на острове находился контингент ООН составлявший 2188 человек. Часть из них оказалась в районе, где велись бои, по этому было решено провести их эвакуацию в первую очередь из Никозии. 21 июля в 12:00 Турция соглашается на британское требование остановить воздушную бомбардировку Никозии на 2 часа, чтобы позволить иностранным подданным покинуть город. Под эскортом сил ООН и британских военнослужащих, кустарный конвой из более 500 частных автомобилей, грузовиков эвакуировал приблизительно 4500 иностранных подданных из осажденной столицы на британскую базу в Ларнака, откуда большая часть из них была эвакуирована самолетами «Геркулес».

Великобритания обязалась помогать подданным других европейских стран, так же как и американцам в эвакуации с острова, часть британских подданных и отдыхающих направилась к Кирении, надеясь эвакуироваться морским путем. Турецкие танки уже были в городе, и британцам пришлось вести с турками переговоры об их эвакуации. Большие толпы эвакуируемых собрались на берегу. Первым к Кирения для осуществления эвакуации пришел с Мальты британский фрегат «Andromeda» (F57), за ним подошли другие корабли (фрегаты «Argonaut» F56, «Brighton» F106), при этом они преследовались турецкими кораблями. После этого британские власти связались с турецким премьер-министром Бюлентом Эджевитом и заявили о провокационном поведении турецкого флота, Эджевит признал, что турецкий флот имел распоряжение держать Королевский флот в десяти километрах от береговой линии. Британцы предупредили его, что они будут считать Турцию ответственной, за любые инциденты. Турецкий премьер-министр Эджевит стремился избежать любых действий, которые, вели к вооруженному столкновению с Силами Организации Объединенных Наций или с Великобританией. На этом конфликтная ситуация была исчерпана, и 22 июля в 9.15 утра началась эвакуация иностранных подданных с пляжа. Катерами их доставляли на британские корабли, в том числе - ракетный эсминец «Devonshir» (D-02), фрегат «Andromeda» (F57), а вертолетами HU-5s их эвакуировали на британский авианосец «Гермес». Турецкие корабли с расстояния, только наблюдали за эвакуацией и не вмешивались. Были эвакуированы 1630 человек.



Понедельник 22 июля 1974г.

В это время греки решили напрямую вмешаться, ночью 21-22 июля 354-ая эскадрилья самолётов типа Noratlas, осуществила операцию по перевозке греческих десантников с острова Крит на остров – Кипр. Несмотря на ветхость самолётов и на неблагоприятные условия полёта, 12 из 18 самолётов участвующих в миссию «НИКИ» («ПОБЕДА») совершили посадку на аэродром Никозии. Был сбит самолёт Noratlas, вследствие чего погибли 4 члена экипажа и 27 десантников – парашютистов. Но особой роли эта операция не сыграла.

Турецкое морские пехотинцы все еще останавливалось на береговом плацдарме. Утром в 03.30 второй турецкий десантный отряд появился в 10 километрах от побережья в районе Кирении. Его миссия – завоевание порта Кирения и слияние позиций берегового плацдарма с анклавом турок-киприотов Agyrta-Lefkosia до начала перемирия. В 10.00 начинается высадка десанта, основа его состояла из 28-ой пехотного полка имевшего в своем составе большое количество танков M47 и M48. Силы греков-киприотов и греческих частей были неспособны сдержать этот новый отряд вторжения. В 11.00 турецкие эсминцы обстреляли греческие позиции к югу от Ag Georgios чтобы сломить сопротивление. В то же самое время попытка турецких десантных судов непосредственно войти в гавань Кирения закончилась неудачей.

Днем произошел первый воздушный бой между ВВС Греции и Турции в Эгейском море, по греческим данным ими был сбит турецкий истребитель, а второй лишившись топлива сам потерпел аварию, турки отрицают эти данные и говорят что самолет разбился при взлете.

В 15.00 2 греческих субмарины еще направлены к Кипру.

В 16.00 в соответствии с резолюцией ООН № 353, вступило в силу положение о временном прекращении огня. Армия Кипра прекращает огонь. Турки игнорируют его, пока не будут достигнуты их стратегические цели. В 17.00 турецкие силы наконец связали свой береговой плацдарм с анклавом Agyrta-Lefkosia. Турецкие эсминцы и самолет продолжают бомбардировать греческие позиции около Кирения до сумерек. К концу дня турецкие силы оценивались британцами в 10 000 солдат, 44 танка и 88 вертолетов.

22 июля израильское радио сообщило, что турецкий эсминец «Kocatepe» американской постройки типа «Gearing» переданными Турции американцами в начале 70-х был потоплен в результате ошибочного бомбового удара турецких ВВС. Генштаб Турции подтвердил эту информацию только 25 июля. После этого командование эскадры приняло решение отодвинуть позицию тральщика «Контр-адмирал Першин» ведущего наблюдение за турецкими силами значительно мористее. ЭМ «Пламенный» догоняя авианосец «Гермес», северо-восточнее Фамагусты в открытом море обнаружил трех людей на воде, державшихся за борта полузатонувшей шлюпки. Как оказалось, турки-киприоты бежали от греков, которые уничтожили их селение три дня назад, в море они были трое суток, шлюпка прохудилась, четвертый их товарищ утонул. Их подняли на борт, обсушили, накормили. Главком приказал пересадить их на первый попавшийся турецкий корабль.

Американцы много говорили о том, что на острове несколько тысяч американских граждан и они направляют авианосец и вертолетоносец к Кипру исключительно для эвакуации граждан. Корабли прибыли, заняли выгодные боевые позиции но эвакуацию начали только 22 июля с британской базы Ларнака, 466 гражданских лиц из них 384 американских граждан были эвакуированы вертолетами CH-46 и CH-53 6-го флота на десантный корабль «Coronado» (LPD-11). Вторая группа была эвакуирована 24 июля на вертолетоносец ВМС США «Inchon» и на десантный корабль «Trenton» (LPD 14) причем последний принял 286 человек. Прикрытие вертолетов обеспечивали истребители F-4 Фантом с авианосца «Forrestol».



Во вторник 23 июля под нажимом мировой общественности активные боевые действия прекращены, объявлено перемирие. В полдень 23 июля семь греческих истребителей F-4E летели к Кипру, но их движение было обнаружено военными кораблями ВМС США, США немедленно надавили на Афины, и миссия греков была прервана, они вернулись на базы. Этот конфликт, помимо военных, имел значительные политические результаты. Провал мятежа на Кипре привел к дискредитации греческой военной хунты, и вечером 23 июля она уступила власть гражданским лицам, правительство возглавил бывший премьер-министр Константин Караманлис, вернувшийся из эмиграции. Одновременно велись переговоры в Женеве между Великобританией, Грецией и Турцией при участии СССР и США. Однако эта попытка решить кипрский вопрос в рамках НАТО провалилась из-за требований турецкой стороны выделить 34% территории острова для создания государства турок-киприотов.

24 июля была проведена эвакуация советских людей с Кипра. В ранних публикациях это был центральный эпизод участия советских кораблей в «кипрском конфликте», описывался он примерно так. Решительно действовали наши моряки когда потребовалось экстренно вывести из страны группу советских дипломатов и их семьи, торговых представителей, а также некоторое число туристов. Для этого в порт Лимасол стремительно вошел большой противолодочный корабль "Адмирал Нахимов", а поддерживал и прикрывал его другой БПК "Адмирал Макаров". Ни один самолет без опознавательных и с опознавательными знаками не посмел приблизиться или атаковать наши корабли. (Алексишин В. «Записки флагманского штурмана».; ж. «Тайфун» № 2 1998г. стр27.) Но фактически все было не так, П.Р.Дубягин вспоминает: «Целый день занимались эвакуацией советских граждан с Кипра. Для этой цели выделены бпк «Адмирал Нахимов», СДК-82 и теплоход ММФ «Ба
 
#4
Киприоты говорили мне, что бывают следующие киприоты:
православные и мусульмане. Последних англичане называют словом "турки-киприоты", хотя они тодже греки. А еще есть континентальные турки, завезенные на остров после незаконной окупации. Возможно, стоит аккуратнее употреблять слово "турки-киприоты"
 

Igobel

Помножен на ноль
#5
А вот про такой момент кто то слышал или знает? Мне как о попались воспоминания какого то отставного деятеля из спецслужб И там такая инфа. Когда начался путч, первые часы. Макариос убит слухи Никакой естественно воли к сопротивленю у правительственных сил. Тогда Москва запустила по радио обращение Макриоса к народу. Ну из серии Я жив. Все на борьбу.. Которое кстати сами и придумали и даже не знали жив ли он. Но это сильно повлияло на пропрезидентские силы на Кипе
 
#8
Мол реалъно у Турков ''плодотворные'' земли на севере и и земля не дорогая как слыхал. А у Греков/Киприотов, ЕС и Израиля топливо под водой на юге. Тут то не повезло опять для Турции. Ничего личного... :)