Война в Корее, 1950-1953

Graycat, насчет переименований - так слабо и неубедительно, что даже отвечать лениво. Куда двух покойников дели? Вместе с самолетами?
 
Оппоненту не нашлось что возразить - была применена отмазка "лень отвечать" :D Вопрос можне считать закрытым
 
Вопрос можне считать закрытым
Экий вы торопыга.

Там ясно изложена история переименований подразделений - эскадрилья называлась 51 Provisional Squadron, 1 августа 1950 они (повторно) вошли в состав 12 FBS 18 FG. История 12 FBS включает в себя самолеты, летавшие под обозначением 51(P).

И, вы будете смеяться, но KORWALD в период июль-август 1950 показывает потери ДВУХ F-51D 12 FBS и ЧЕТЫРЕХ F-51D 51(P) - что дает в сумме магическое число ШЕСТЬ.
Из Корвальда:
Date of Loss: 500718
Tail Number: UNK
Aircraft Type: F-51D
Circumstances of Loss: Wreckage located at Kwangpyongni, Hadong-up, Hadong gun
Всё. Где здесь (P)? Все остальные неизвестно какому крылу принадлежащие машины тоже обозначены как P-51D. Откуда у вас информация, что под этими D Корвальд разумеет (P)? Ткните в конкретное место.
Вопрос о двух пропавших покойничках вы активно не замечаете. А жаль.
И неужели вы думаете, что при составлении таблицы не была учтена такая мелочь, как переименование эскадрильи?
 
Табличка вставлена в предидущий пост - там выделены цветом потери 12 и 51(Р) эскадрилий и еще одна 18 группы без указания эскадрильи. Что имеется ввиду под "покойничками" - только вам известно.

Кстати, по поводу сопоставимости KORWALD и текстов из американских книг - Robert F. Dorr и Warren Thompson описывают эпизод 5 августа 1950 : http://img83.imageshack.us/img83/3295/sebille.jpg

KORWALD приводит данные по этому же эпизоду с полным совпадением : http://www.dtic.mil/dpmo/pmkor/korwald_info_2606.htm

Но, в одном месте самолет с номером 44-74394 обозначен как принадлежащий к 6002nd Tac Spt Wg, а в другом этот же самолет отнесен к 18th Ftr-Bmbr Wing. Либо книга, либо база данных имеет ошибку. А может и нет - подчинение и переподчинение подразделений и отдельных пилотов в весьма хаотичный период лета 1950 происходило тоже хаотично.

Однако, сама потеря отмечена в обоих источниках абсолютно точно.
 
То есть 51st выступала как самостоятельная единица и после вхождения в состав 12th 1 августа? Я правильно понял? То есть внутри 12st существовала отдельная 51st? Потери которой считались отдельно?
А про исчезнувших покойничков не поленитесь, прочитайте мой пост, где дана ссылка для скачивания книги Томпсона, там всё черным по белому.

А вот я еще что прочитал: "The 51st Provisional Squadron took back its original designation as the 12th Fighter Bomber Squadron on August 4 and flew Mustangs until January 1953".
"P-51 Mustang" Gardner N. Hatch, Winter Frank H.
стр. 44

И что у нас вырисовывается?
 
Provisional - означает временный или предполагающийся.

Наиболее опытные пилоты Мустангов из трех эскадрилий 18 группы (12-я, 67-я и еще какая-то) и, возможно и других авиагрупп, были сведены в отдельную эскадрилью, под кодовым обозначением "Dallas Provisional Squadron" - они и обозначены в KORWALD как 51st Ftr Sq (P) причем графа авиагруппы остается пустой.

В августе они были reabsorbed - включены обратно в 18 группу в свои оригинальные эскадриьи - среди которых и была преславутая 12th Ftr-Bmbr Sq (18th Ftr-Bmbr Gp).

Таким образом, историки 12th Ftr-Bmbr Sq ретроспективно относят своих ребят к этой эскадрильи, хотя в июле-августе они летали под кодовым обозначением "Dallas Provisional Squadron" - 51st Ftr Sq (P).

Полагаю, дальнейшие измышления о том, что KORWALD скрывает потери, уже несмешны.

По поводу пилотов - никакого противоречия тоже нет - не все записи KORWALD содержат имя пилота, что вовосе не значит что KORWALD утверждает что пилот остался жив.
 
А вот это вообще меня в недоумение привело. Кто в 51-й летал-то?
On June 27, 1950, as part of the project, a special unit was formed in Japan under Major Dean Hess, with the objective of training selected South Korean pilots to fly the F-51. Some of the Korean pilots were veterans of Japanese Army and Naval air forces during World War II. On July 2, the unit was transferred to Daegu, South Korea. After transfer, the unit was redesignated as 51st Provisional Fighter Squadron of the Republic of Korea Air Force, but remained under U.S. Air Force command, as the Koreans were not deemed prepared to operate their new aircraft effectively. Nevertheless, given the desperate situation on the ground, the 51st Squadron was committed to combat a day after their arrival, to support the U.S. 24th Infantry Division fighting near Daejon.

The combat operations revealed a number of problems. Major Hess felt that, although enthusiastic, South Korean pilots were not ready to operate F-51's effectively. Within two weeks' operation, two fighters were lost to ground fire. Because most Korean pilots did not speak English, there were problems in coordinating air operations with U.S. Army and Air Force. At the same time, because most South Korean army officers did not speak English, they had difficulty requesting air support from U.S. Air Force as well, underlining the need for South Korean aircraft to support South Korean army units.

In late July, U.S. Air Force decided to disband the 51st Provisional Squadron and transfer its aircraft to U.S. Air Force units to be flown by American pilots. This plan was met by loud protest both from the South Korean government and Major Hess and was subsequently rescinded. However, most U.S. personnel were transferred from the 51st to U.S. units, leaving only two pilots (including Major Hess) and 13 ground crewmen.

After losing two more F-51's, Major Hess decided that Korean pilots required further training. The 51st Squadron was relocated first to Sacheon, then Chinhae to continue intensive training while occasionally taking part in combat along the Naktong River, during the Battle of Pusan Perimeter. On December 6, 1950, the 51st Squadron was relocated to Daejon. By this time, the unit was actively participating in support of the United Nations forces who had been driven back south of the 38th Parallel following the intervention by the Chinese forces during the preceding winter.

By this time, Bout One Project was deemed a success and the U.S. Air Force decided to help train additional Republic of Korea Air Force personnel, both pilots and ground crews, as well as deliver more F-51's. On August 1, 1951, Bout One Project was officially terminated as the Republic of Korea Air Force was deemed capable of independent operation. At this time, the survivors of the 51st Provisional Squadron, as well as the additional aircraft provided by the U.S., were combined to form 10th Fighter Wing of Republic of Korea Air Force, under Col. Kim Young Hwan, one of the original participants in the Bout One Project, at Sacheon Airbase.
http://dic.academic.ru/dic.nsf/enwiki/6409526

По поводу пилотов - никакого противоречия тоже нет - не все записи KORWALD содержат имя пилота, что вовосе не значит что KORWALD утверждает что пилот остался жив.
Я всё понял ... :D Вопрос закрываю. Не все записи содержат ... Это вовсе не значит ... Это вовсе не исключает ... Историки ретроспективно относят ... Да и с 51-й/12-й каша получается. И при чем здесь 8-я ИБ группа, куда Корвальд относит 51-ю? В книге Томпсона в главе о 8-й про 51-ю ни слова нет. ?И после этого вы еще будете ссылаться на эту табличку? В общем, ваша информированность равняется моей ...
 
Within two weeks' operation, two fighters were lost to ground fire
44-64134 и 44-73805 12-14 июля.

Я всё понял ... Да и с 51-й/12-й каша получается
Вы пытались, как это водится у российских фальсификаторов, подогнать данные под желаемый вывод. Вывод желаемый был такой - KORWALD и другие англо-американские источники намеренно не содержат записи о всех известных потерях.

Для этого, сначала была просто грубая ложь - "вот Томпсон пишет 6 мустангов, а в корвальде их нет ни одного". На лжи вас тут же поймали, как мальчика, после чего вы стали выкручиваться и придираться к косвенным мелочам. Продолжайе в том же духе - от вас ведь никто не ожидает цивилизованного поведения и признания очевидных ошибок :D

И, да, источники несовершенны. Однако американские данные о потерях по качеству и честности не идут с московскими ни в какое сравнение :p
 
Ну, то, что я хотел, доказал, что таблица Корвальда это такая каша, что не критично ее могут воспринимать только такие новые янки как вы. Вами в конце концов было сделано заявление, что погибший пилот не обязательно указывается - и на этом спасибо, это признание особо ценно. И "ретроспективное отношение историков" самолетов к той или иной эскадрилье, это не более чем ваши домыслы. Изначально два самолета я проглядел по невнимательности, я уже писал, что положился на другого человека и проверил невнимательно. Но вам очень хочется, чтобы я в глазах всего форума выглядел лжецом, поэтому вы и напираете: " На лжи вас тут же поймали, как мальчика, после чего вы стали выкручиваться и придираться к косвенным мелочам". Ну ладно, авось вам полегче от этого стало.

Вы пытались, как это водится у российских фальсификаторов, подогнать данные под желаемый вывод.
Вашей же задачей было с помощью любых, весьма сомнительных, допущений и ложных логических построений отмазать любимый источник.
 
не критично ее могут воспринимать только такие новые янки как вы
То что таблица кем-то воспринимается не критично - домысел высосаный из пальца. Таблица содержит записи о ВСЕХ подтвержденные потерях США в Корее, и используется только в этом качестве. Как новыми янаки, так и старыми, дикси и многими другими в этом мире. Никому до сих пор не удалось показать что потеря была, а записи про нее в KORWALD нет.

Вами в конце концов было сделано заявление, что погибший пилот не обязательно указывается
А что я когда-то говорил что-то означавшее обратное ? Достаточно ткнуть в линк, чтобы увидеть что записи имеют разный формат и полноту.
 
Объясню свою заинтересованность погибшими. Если мы имеем, к примеру, 4 сбитых 1-местных самолета и 2 погибших, то вопросов меньше. Если при 2 сбитых самолетах 4 покойника, вопросы возникают сами собой. Байтман озвучил потерю 4 человек. У Корвальда их 2. Запросто напрашивается мысль, что может самолетов-то больше было потеряно? И если их истинное количество восстановить, тогда и дематериализовавшиеся покойнички всплывут? Хотя есть еще один ход: Байтман старый хрен со склерозом и ни хрена не помнит. :D
 
Всего амеры потеряли около 3000 вы привели только потерянные от действий противника С ИХ СЛОВ.
Еще раз зенитчики заявили 1500 куда делись остальные 1500?
Я привел все потерянные - в том числе и не от действий противника (которых было очень много, кстати). Или Вы хотите приписать пилотам 64-го ИАК, скажем, "Глобмастер", разбившийся на посадке в Японии?
И я тебя умоляю - хватит уже о заявках. Арабские зенитчики вон тоже заявляли:).. Давай о подтвержденных. Сколько заводских табличек с номерами удалось собрать? Кстати, прекрасный способ макнуть янки носом в дерьмо - например, они подтвердили 275 "Сейбров" от всех причин, а мы им список из 830 номеров только боевых, и при каждом - принадлежность эскадрильи и имя мертвого или пленного пилота. Интересно, почему никто из пропагандистов побед МиГ-ов не проделал такого трюка?
Придется поверить. Ваше неверие в человека вас погубит. Идем сюда:
http://rapidshare.com/files/57249432/muokofcunvof1_b.rar
О, наконец-то! Ну и стоило ли ломаться 10 страниц:)?
И алаверды Вам от меня - история 18th Fighter Wing: http://www.18thfwa.org/
Вот, в частности, мемуары Байтмана (который, кстати, был не начальником штаба, а начальником разведки эскадрильи): http://www.18thfwa.org/unsungHeroes/unsung_files/unsungIndexFS.html . Кстати, очень интересно написано, рекомендуется к прочтению всеми, кто считает что амеркианцы не боеспособны без кока-колы и биотуалетов.
История самого крыла, написанная им же: http://www.18thfwa.org/units/18FWHistory/18hsty2aFS.html
Список пилотов крыла, погибших в Корее: http://www.18thfwa.org/atRest_Files/atRestListFS.php?dbName=Korea
Вот они, четверо погибших в указанный период:
Name Rank Unit Date A/C type Location Country

Crabtree, Billie R. 2Lt 12th Jul-50 F-51 Kwanju RSK
Higgins, John J. 1Lt 12th Jul-50 F-51 No. Korea RNK
Jacobs, Mike 1Lt 12th Aug-50 F-51 So. Korea RSK
Smith, Robert Capt 12th Aug-50 F-51 So. Korea RSK

Haines, George E. погиб в декабре 50-го, здесь в Корвальде ошибка. Потеря "Мустанга" 21/07/50 (по корейскому времени - 20/07) не сопровождалась жертвами.

Сторонник версии, что данные машины относятся к 12th, это вы. Вот и доказывайте.
Не буду. Признаю свою неправоту, я по этому поводу не комплексую:).
Как уже сказал Грейкэт, 12-й эскадрильи на 15 июля не существовало (вернее, формально она была - на Филиппинах, без пилотов и без машин). В этот день из группы "Даллас" (до этого - "Bout One", ЛС, в основном - как раз из 12-й эскадрильи) была организована временная 51-я эскадрилья. Которая через 2 недели была переименована в 12-ю. Таким образом, говоря о действиях 12-й в период с 15 июля по 30 августа, Байтман имеет в виду также и действия 51-временной. Потери, соответственно, идут туда же.

В сухом остатке имеем следующее:
21/07/50 - самолет Морланда (комэска) выходит из строя после посадки на брюхо. У Корвальда запись дублирована.
26/07/50 - Crabtree, Billie R гибнет от взрыва собственных бомб. У Корвальда запись дублирована.
30/07/50 - SMITH, Howard E. погиб, сбит огнем с земли. Здесь тоже ошибка - SMITH, Howard E. также погиб в декабре 50-го.
12/08/50 - боевая потеря, без подробностей.

Если читать фразу "The squadron in turn suffered the loss of four pilots killed, with a further three wounded. It also lost six Mustangs." как относящуюся именно к этому периоду, то двух самолетов действительно не хватает. Если имеется в виду и предшествовавшая неделя, когда группа "Даллас" еще не называлась формально 51-й временной, то вот они, недостающие 2 самолета:
12/07/50 - боевая потеря, без подробностей.
14/07/50 - боевая потеря, без подробностей.
И скорее всего, именно их имел в виду Байтман, поскольку комментируя гибель Крэбтри, он писал: "The average experience level of our ‘Dallas’ (12th) squadron pilots, with a median age of 27, was 600 flying hours, which paid dividends during those first couple of weeks of the Korean war and, even though we lost a couple of airplanes, we didn't lose any pilots until the 25th of July. "

Чего стоит вся таблица Корвальда после этого? Мало ли там таких "блох" может быть спрятано ...
В истории данной эскадрильи действительно неутык на неутыке (за июль она тасовалась четырежды, так что ничего странного). Сам Корвальд тоже далек от идеала - так, в приведенном мной источнике с разбивкой по типам, к примеру, потери "Мустангов " указаны как 477 машин, в Корвальде по "Мустангам" - 437 записей. Но это - лучшее из имеющегося. По крайней мере, о такой же разбивке по потерям авиации коммунистов я не слышал.
Что же касается того, что неутыки - целенаправленные, для скрытия потерь, то теоретически, в таком количестве дыр можно спрятать при желании несколько десятков сбитых самолетов, можно и сотню, наверное (больше не получится). Ради чего? Чтобы сказать избирателям: "Не верьте клеветникам, утверждающим что мы потеряли аж 2800 самолетов - мы потеряли всего-навсего 2700"? Даже не смешно.
 
Евгений Пепеляев: лучший из лучших в корейском небе.

Зампини Диего

В соавторстве с Игорем Сейдовым. Перевод Нины Меньших. Под редакцией С.Шимко


Пятьдесят долгих лет считалось, что «лучшим из лучших» летчиков, которым когда-либо доводилось подниматься вкорейское небо, был Джозеф МакКоннелл (США, 16 побед). Однако начиная с 1994 года стало известно о трех советских летчиках, добившихся большего количества побед, чем упомянутый американец. Это: Николай Сутягин (22 победы), Евгений Пепеляев (19) и Лев Щукин (17). Так или иначе, подробный анализ данных свидетельствует, что непревзойденным летчиком времен Корейской войны был, все же, Евгений Георгиевич Пепеляев.

Герой нашего рассказа, Евгений Пепеляев, родился в 1918 году неподалеку от Иркутска в семье машиниста. Как множество советских ребят начала 1930х годов, Женя был страстно влюблен в авиацию, и когда в 1937 году семья Пепеляевых переехала в Одессу, он и его старший брат Константин записались в местный аэроклуб, где проходили и военную подготовку. Примерно в это время Евгений знакомится со своей будущей женой — красавицей Майей Константиновной Файерман.

Большую часть Великой Отечественной войны будущий ас провел в продолжительной командировке на Дальнем Востоке (в аналогичной ситуации был и Николай Сутягин). На его долю выпала и потеря старшего брата, погибшего в бою. Лишь однажды, в 1943 году, Евгению удалось попасть в действующую армию, где он принимал участие в рекогносцировочных вылетах в составе 162-го ИАП. Как-то раз Як-7, пилотируемый Пепеляевым, был атакован фашистскими истребителями. Несмотря на полученные повреждения, Евгению удалось уйти от своих преследователей и вернуться на базу. Ему довелось принять участие и в короткой советско-японской войне 1945 года, где он штурмовал и бомбил японские войска, так ни разу и не встретив ни одного самолета противника.

На первый взгляд и не скажешь, что этого простого офицера ждет славное будущее. Но, так или иначе, его выдающиеся летные способности, так же как и уникальный командирский талант не остались незамеченными, и летчика отправили на обучение в Академию ВВС. В 1947 году состоялась свадьба с Майей и, одновременно, назначение на должность заместителя командира 196-го ИАП (324-я ИАД). Через два года это подразделение было перевооружено новейшим реактивным самолетом МиГ-15. Вскоре подполковник Пепеляев мастерски освоил управление этой машиной — как раз к моменту своего назначения командиром полка, которое последовало в октябре 1950 года, А в январе 1951 года последовала командировка в Китай.

Первые победы
Прежде чем приступить к боевым вылетам, Евгению пришлось заниматься организационной деятельностью, связаной с большим количеством штабной работы и оформлением различных документов.

Покончив с бюрократией, летчик стал наверстывать упущенное во время Великой Отечественной, проявляя в бою чрезвычайную решительность. 20 мая 1951 года 36 МиГ-15 (196-го ИАП) вступили в бой с 28 «Сейбрами» (335-й и 336-й боевых эскадрильей истребителей — /в дальнейшем — БЭИ/). У Пепеляева, пилотировавшего МиГ-15 N0715368, наконец-то появилась возможность проявить свои выдающиеся способности летчика и стрелка. Именно в этом бою он и открыл свой боевой счет:

Подполковник Е. Г. Пепеляев «[20 мая 1951 года, около 15] вел огонь по самолету Ф-86 с дальности 500–600 м. В момент стрельбы видел попадания снарядов и их разрывы на правой плоскости, после чего самолет из левого крена сделал правый переворот».

Снаряды не только попали в правую плоскость «Сейбра», но и зацепили боекомплект самолета (Ф-86А N49-1080, пилотируемого капитаном Милтоном Нельсоном, 335-я БЭИ), что привело к взрыву патроных ящиков 12,7 мм пулеметов М23. Один Бог знает, как Нельсону удалось дотянуть на своем изрешеченном «Сейбре» до Сувона, где самолет был сразу же списан на металлолом. Итоги этой «встречи» подвели ВВС США, заявившие о своей «абсолютной победе» в виде трех МиГов, якобы сбитых капитаном Д.Джабарой. Истинное же положение вещей таково: в тот день 196-й ИАП потерял лишь один МиГ (пилотируемый старшим лейтенантом Виктором Назаркиным), который действительно стал четвертой жертвой Джабары. На счет же побед советского полка пришлись два американских самолета: первый был сбит Евгением Пепеляевым, а второй (Ф-86A No49-1313, пилотируемый капитеном Максом Вэйллем) — капитаном Николаем Кирисовым.

11 июля 1951 года Пепеляев повел группу из 26 МиГ-15 на помощь 176-му ГИАП, принявшему бой с превосходящими силами противника (группа самолетов из Ф-86 и Ф-80). Выйдя на выгодную для удара позицию, Евгений, пилотировавший уже МиГ-15бис N1315325, открыл огонь из НР-23. Дистанция между ним и ведомым «Сейбром» была около 500–600 метров. Как вспоминает сам Евгений Георгиевич:

Подполковник Е. Г. Пепеляев: «В этом самом бою я преследовал „Сейбр“ и был момент, когда он замедлил маневр, я выполнил доворот под ним и открыл огонь. С правой плоскости „Сейбра“ полетели куски обшивки и его резко перевернуло вправо-вниз. Один из моих летчиков сказал: „Готов!“. Я не стал преследовать падающий самолет, так как бой продолжался. Хорошо помню, что с огромным удовольствием подумал, как позже покажу съемку кинофотопулемета своим летчикам, чтобы они поучились, как надо стрелять…<…>Зная, что меня прикрывает ведомый и сзади ещё звено капитана Назаркина В.А., начал атаку. Но звено Назаркина не смогло обеспечить её. Позже командир звена объяснил, что потерял нашу пару на солнце, может быть, и так, не знаю. Американцы же, воспользовавшись этим, сразу взяли в оборот моего ведомого и вскоре его сбили. Ларионова мы не смогли даже похоронить — его самолет упал в Желтое море. И сразу же очередь по моему „мигу“. Вторая пара заходит справа, а Назаркин молчит. Я понял, что помощи не будет, тут уж не до воздушной победы, и с высоты тысяч семь-восемь бросил машину в штопор. Внизу облачность, верхняя кромка тысячи на три. Иду, а „сейбр“ надо мной идет по спирали, но не хватает мастерства пилоту, не может меня достать. Влетел в облако, выдернул самолет, что называется, у самой воды и на свой аэродром…»

На этот раз добычей советского летчика стал Ф-86А N49-1297 (396-я БЭИ), управляемый летчиком по фамилии Ривз, которому удалось вернуться в Сувон, однако самолет был сильно поврежден и при посадке разбился. Ривз лишь чудом не получил ни царапины, в то время как два дня спустя его самолет был списан как не подлежащий восстановлению. Как всегда, американские ВВС объявили, что это произошло в результате «аварии».

В результате этого боя был сбит самолет старшего лейтенанта Ивана Ларионова, ведомого Пепеляева. Это стало своеобразной «местью» Милтона Нельсона, ставшего самой первой жертвой Евгения всего 52 днями ранее: МиГ Ларионова был сбит именно им. В то же время МиГ самого Пепеляева был атакован первым лейтенантом [аналог званию «старший лейтенант, принятому в России] Алонсо Вальтером, повредившего пепеляевский МиГ и, видевшего, что он сорвался в якобы неуправляемый штопор, и успокоившегося на этом.

Так или иначе, Рассказ Евгения Георгиевича расставляет все на свои места: первый лейтенант был введен в заблуждение, ибо русский летчик умел срываться в штопор и потом совершенно спокойно выходить из него. Уловка сработала.

Десять дней спустя Пепеляев с десятком летчиков-мастеров своего дела перехватили, как им показалось, самолеты Ф-94, шедшие в боевом порядке. По словам подполковника Пепеляева:

Подполковник Е. Г. Пепеляев. «Однажды я на вираже сбил F-94, отбил ему хвостовое оперение. Днем они полетели, туман был, наш аэродром закрыт. А они долетели почти до самого Мукдена. Командир Корпуса полковник Белов струсил. Я в готовности сидел <…> Мы вылетели, только когда на обратном пути эта группа уже наш аэродром прошла. Восьмерку F-94 мы догнали, когда они уже подходили к береговой черте. Фактически, я уже не имел права атаковать, так как они были уже над Желтым морем. Я передал капитану Бокачу, чтобы он атаковал переднюю четверку, а сам нацелился на заднее звено. Атаковал в наборе высоты. Одному F-94 дал снизу — щепки полетели, дальше я за ним уже не следил. Вышел вверх, смотрю, другой влево разворачивается. И этому, который на вираже, отбил хвостовое оперение, да так, что все эти куски полетели в мой самолет. Я ещё башку прижал, что бы не оторвало. Но, обломки мой самолет не задели. Группа F-94 рассыпалась, рассыпались и мои летчики, каждый атаковал свою цель. Дело было уже над Желтым морем, поэтому я дал команду закончить бой. Всё могло бы быть по другому, если бы разрешение на вылет мне дали на полчаса раньше <…> «

На самом деле, за «Ф-94» летчики ошибочно приняли самолеты Грумман F9F «Пантера» (311-я военно-морская эскадрилья ВМС США). По итогам боя советская сторона заявила о шести сбитых самолетах. Жертвами советских летчиков стали, как минимум, четыре «Пантеры». Одна из двух заявленных Пепеляевым побед является абсолютно достоверной: F9F-2B No123464, пилотируемый майором Ричардом Беллом (пилот попал в плен). Китайскими солдатами были обнаружены и дымящиеся остатки другого «Груммана» (номер серии 109I405116), а также тело летчика — это была «добыча» капитана Бориса Абакумова. Два оставшихся самолета были записаны на счет Андрею Пупко. После этого боя Пепеляеву было присвоено звание полковника.

Охота за «Сейбрами»

6 октября в 9:51 утра Евгений повел в бой десять МиГ-15бис своего подразделения. В воздухе они встретились с 16 самолетами противника (Ф-86А и Ф-86Е). Это произошло неподалеку от города Анджу в районе реки Чхончхонган. Пепеляев и его новый ведомый, старший лейтенант Александр Рыжков, сходу выполнили лобовую атаку. На этот раз им противостояли пилоты 336й БЭИ «Green Flight». С расстояния в 500 метров Пепеляев открыл огонь по ведущему самолету противника. Вид красных трасс заставил противника резко повернуть влево, а затем перейти в пике. В то время к месту боя подоспели ещё два американских самолета, пилотируемые капитанами Артуром О’Коннором и Гиллом Гарреттом. O’Коннор открыл огонь и слегка повредил самолет Пепеляева, однако Евгению все-таки удалось обратить обстоятельства в свою пользу:

Полковник Е. Г. Пепеляев «. .Как сейчас все помню — мне тот бой запомнился, меня тогда стукнул его ведущий, такой кусок воздухозаборника выдрал… У меня в арсенале был довоенный ещё номер, когда мы с друзьями дрались, всякие варианты искали. На лобовых, когда пытаются выйти друг другу в хвост, у меня имелся такой вариант: при встрече я обозначаю боевой разворот в одну сторону, а потом перекладываю самолет в другую и иду за противником. И получается, что когда он выходит из боевого разворота, я оказываюсь у него в хвосте. Так и в тот раз. В момент расхождения «Сейбры» пошли вправо вверх, а я немного протянул по горизонту и начал боевой разворот в сторону «Сейбров», но, как только набрал тангаж 40–50°, из правого боевого разворота перешел в левый и оказался сзади выше и немного правее ведомого «Сейбра». Он впереди меня — чуть больше ста метров. Я ручку от себя отдал и пытаюсь его поймать. Но прицельная марка все время оказывается выше «Сейбра», да ещё отрицательная перегрузка вытягивает меня из кабины. Тогда я — раз! — перевернулся, чтобы перегрузка прижимала к сиденью — целиться лучше. Как только я перевернулся, он то же самое сделал, но я уже наложил прицельную марку на его фонарь и с дистанции 130 метров, чуть справа, почти под 0/4, открыл огонь, 37-мм снаряд ударил точно позади фонаря. Разрыв — и «Сейбр» пошел к земле. Я за ним не пошел — после такого попадания нечего было и гнаться. «

Для того, чтобы посадить получивший серьезные повреждения Ф-86A No49-1319, Гиллу Гарретту пришлось использовать все свое мастерство. Летчик приземлился на побережье Желтого моря, откуда был эвакуирован гидросамолетом SA-16. Надо сказать, что О’Коннор отважно прикрывал своего ведомого, однако был перехвачен четырьмя МиГ-15бис (176-й ГИАП). Лидер четверки, майор Константин Шеберстов, серьезно повредил самолет Ф-86E No 50–671, пилотируемый О’Коннором. С перебитой гидросистемой американцу все же удалось дотянуть до позиций войск ООН, где он экстренно катапультировался. Несколькими часами спустя Пепеляев сбил ещё один «Сейбр» (Ф-86A No 49–1267, 334-я БЭИ). Это победа стала пятой на счету летчика, который с этого момента стал заслуженно считаться асом. Американцы же, следуя своей традиционной практике, записали эту потерю на счет «отказа двигателя».

Чуть позже был найден «Сейбр» Гарретта, который сбил Пепеляев. Специальная группа, которой руководил инженер В. А. Казанкин, разделила фюзеляж самолета на две части, которые — чем не ирония судьбы — были погружены на грузовики «Студебекер» американского производства. Далее этим машинам предстояла долгая дорога: всю последующую ночь их безуспешно пытались уничтожить американские легкие бомбардировщики Б-26. Наутро они пересекли Ялуцзян и сделали двухдневную остановку в Антунге, где советские пилоты, среди которых находился и Пепеляев, смогли, наконец, как следует разглядеть своего воздушного противника. В конце концов «Сейбр» был транспортирован в ЦАГИ, где новейший американский истребитель был подвергнут тщательнейшему изучению конструкторами и инженерами. Евгений Пепеляев, на счету которого было уже пять побед, стал «седьмым советским асом» в корейском небе.

Через десять дней, 16 октября, летчики 196-го ИАП вылетели на выручку к своим коллегам — начинающим китайским летчикам, которые ввязались в бой с американцами. В этом воздушном бою Пепеляев фактически в упор (с расстояния в 80–100 метров) повредил самолет Ф-86A No 49–1147, (пилот — первый лейтенант Николас Котек, 336-я БЭИ). Над южнокорейской территорией американец был вынужден покинуть «Сейбр», у которого были повреждены топливные баки. 28 октября Евгений заявил ещё об одном «Сейбре», однако на этот раз летчик действительно ошибся: по официальным данным, в тот день ВВС США не понесли никаких потерь.

Полоса везения

8 ноября 1951 года для Евгения Пепеляева вновь настал удачный период: в тот день летчик уничтожил два американских самолета. В 12:40 Пепеляев, который лично вел двадцатку МиГов на высоте 7000 метров над Пхёнвоном, заметил четыре «Сейбра» Ф-86, даже и не подозревавших о присутствии в воздухе советских летчиков. Такую возможность Евгений не мог упускать: очередь в упор (с расстояния в 150 метров) и Ф-86A No 49–1338 (334-я БЭИ, летчик — капитан Чарльз Пратт, пропал без вести) попросту взорвался в воздухе.

Полковник Е. Г. Пепеляев: «Этого „Сейбра“ я так сбил, что он у меня развалился в воздухе. Рассыпался от разрывов снарядов. Сначала у него куски обшивки полетели от правой плоскости, а потом хвост и крыло отлетели. „Сейбр“ резко перевернуло вправо вниз, кто-то из моих летчиков сказал: „Вот здорово!“ Я ответил: „Смотрите, засранцы, как надо сбивать!“

Вечером того же дня летчики 324-й ИАД перехватили один RF-80 во время его разведывательного полета. Самолет сопровождали „Шутинг Стары“ и „Сейбры“. Пепеляев изрешетил RF-80А, который пилотировал капитал Деннис Хилл. Американец кое-как дотянул до Желтого моря, где и катапультировался. Далее Евгений атаковал „Сейбр“ Ф-86А первого лейтенанта Дэвида Фриланда (336-я БЭИ), однако, после того, как летчик нажал на гашетку, выяснилось, что боеприпасы закончились. В этой ситуации на помощь Пепеляеву пришел ведомый — старший лейтенант Александр Дмитриевич Рыжков, виртуозно сбивший американца (Фриланд катапультировался и позже был успешно эвакуирован). Разумеется, по данным ВВС США на свете стало одним самолетом, у которого „отказал двигатель“, больше… В этом бою был сбит ещё один самолет США: Ф-80С (летчик Джером Уолк). На этот раз удача улыбнулась Константину Шеберстову (176-й ГИАП). Были у советской стороны и потери: погиб недавно прибывший в 196-й ИАП Алексей Трабин. Его самолет был сбит Уильямом Уиснером, на счету которого было пятнадцать воздушных побед во Второй мировой войне и, к тому же, пять заявленных побед в Корее).

Прошло почти три недели и 27 ноября Пепеляевым был сбит Ф-80С Рафаэля Дюбрейля (Rafael Du Breil), который пропал без вести. На следующий день, 28 ноября, за считанные минуты советский ас пополнил счет своих воздушных побед ещё двумя: Ф-86A No 49–1166 первого лейтенанта Аля Рейзера и Ф-86E No 50–673 первого лейтенанта Дейтона Рагланда (оба летчика из 336-й БЭИ). По итогам боя Рейзеру удалось дотянуть на своем самолете до Сувона, однако Рагланду повезло в меньшей степени: он был вынужден покинуть самолет и попал в плен. Что ж, своего рода сведение счетов: ведь всего за несколько минут до своей неудачи Рагланд сбил самолет старшего лейтенанта Алфея Достоевского.

На следующий день Пепеляев фактически превратил в груду металлолома Ф-86A No 48–301: самолет еле дотянул до базы в Кимпо.

Полоса везения советского аса достигла своего пика 1 декабря 1951 года. В тот день над Пхеньяном им был сбит Ф-80 °C No 49–855 первого лейтенанта Томаса Маунтса (35-я боевая эскадрилья бомбардировщиков 8-го боевого крыла бомбардировщиков), который попал в плен. Пепеляев пилотировал МиГ-15бис N╨ 1815399 „Красный 899“. В том бою один из летчиков, Виктор Муравьев, сбил второй „Шутинг Стар“: Ф-80С Уильяма Уомака (35-я БЭБ /боевая эскадрилья бомбардировщиков/, летчик погиб).

Начало января 1952 года было отмечено для 196-го ИАП ожесточенными воздушными боями против „Сейбров“. Из четырех „Сейбров“, заявленных на боевой счет Евгения, на самом деле было сбито лишь два. 7 января 1952 года в 8:38 утра из Антунга вылетели восемнадцать МиГ-15 бис и взяли курс на юг. Через девять минут самолеты были уже над Анджу, где и завязался ожесточенный бой с сорока „Сейбрами“ из 51-го БКИ. На высоте в 9000 метров Пепеляев занял выгодную позицию со стороны солнца, откуда на полной скорости спикировал на группу „Сейбров“. Очереди из пушек на расстоянии в 230 метров от жертвы было вполне достаточно, чтобы Ф-86E No 50–651 (25-я БЭИ) загорелся и, в конце концов, взорвался. К счастью, пилотировавший его летчик — первый лейтенант Чарльз Сталь (Charles E. Stahl) смог покинуть самолет до его взрыва, однако через какое-то время после своего приземления, он попал в плен к китайцам. Общий итог воздушной встречи с „Сейбрами“ — ничья, так как одному из американцев — капитану Джону Хеарду — удалось сбить МиГ капитана Бориса Абакумова. Следующий день стал продолжением воздушной дуэли: и вновь Пепеляев серьезно повредил Ф-86E No 51–2742 (25-я БЭИ), летчик которого катапультировался. Последняя победа советского аса над „Сейбром“, не находящая документального подтверждения у американцев, пришлась на 11 число. Ещё через четыре дня Евгений в последний раз поднялся с боевым заданием в корейское небо, а 20 января 196-й ИАП вернулся на родину.

Чуть позже, 22 апреля, Николай Шверник, бывший на тот момент председателем Верховного Совета СССР, вручил полковнику Пепеляеву Золотую Звезду. Данная награда говорила о том, что её обладатель также получает и заслуженное звание Героя Советского Союза.

Непревзойденный ас времен Корейской войны

Итак, мы видим, что из заявленных девятнадцати самолетов потеря пятнадцати находит свое документальное отражение в архивах ВВС и ВМС США. Сравнив данные сторон по летчикам, одержавшим более 16 побед, (Д. МакКоннелла, Н. Сутягина и Л.Щукина), можно прийти к выводу, что число реальных побед достигает у американца тринадцати, у Сутягина — тринадцати из двадцати двух [по данным автора статьи Диего Зампини], а у Щукина — одиннадцати (из заявленных семнадцати). Из девятнадцати заявленных общее количество реальных побед Евгения Пепеляева составляет пятнадцать. Вот и получается, что именно Евгений Пепеляев был непревзойденным асом времен Корейской войны:

Таблица № 1: Заявленные и реальные воздушные победы Евгения Георгиевича Пепеляева (командир 196-го ИАП 324-й ИАД)

Дата Самолет Тип сбитого ЛА Пилот Подразделение ВВС
20.05.1951 МиГ-15бис № 0715368 Ф-86A № 49–1080 Милтон Нельсон (*) 335-я БЭИ ВВС США
11.07.1951 МиГ-15бис № 1315325 Ф-86A № 49–1297 Ривз (*) 336-я БЭИ, ВВС США
21.07.1951 МиГ-15бис № 1315325 F9F-2B № 123464 Ричард Белл (попал в плен) 311-ая ВМЭ, корпус морской пехоты, ВМФ США
21.07.1951 МиГ-15бис № 1315325 F9F корпус морской пехоты, ВМФ США (**)
6.10.1951 МиГ-15бис № 1315325 Ф-86A № 49–1319 Гилл Гарретт 336-я БЭИ, ВВС США
6.10.1951 МиГ-15бис № 1315325 Ф-86A № 49–1267 Летчик неизвестен 334-я БЭИ, ВВС США
16.10.1951 МиГ-15бис № 1315325 Ф-86A № 49–1147 Николас Котек (*) 336-я БЭИ, ВВС США
28.10.1951 МиГ-15бис № 1315325 Ф-86 ВВС США (**)
8.11.1951 МиГ-15бис № 1315325 Ф-86A № 49–1338 Чарльз Пратт (пропал без вести) 334-я БЭИ, ВВС США
8.11.1951 МиГ-15бис № 1315325 RF-80A № ? Деннис Хилл (*) 15-я тактическая разведывательная эскадрилья, ВВС США
27.11.1951 МиГ-15бис № 1315325 Ф-80 °C № 49–531 Рафаэль Дюбриэль (пропал без вести) 35-я БЭБ, ВВС США
28.11.1951 МиГ-15бис № 1315325 Ф-86A № 49–1166 Аль Рейзер (*) 4-е БКИ, ВВС США
28.11.1951 МиГ-15бис № 1315325 Ф-86E № 50–673 Дейтон Регланд (попал в плен) 336-я БЭИ, ВВС США
29.11.1951 МиГ-15бис № 1315325 Ф-86A № 48–301 Летчик неизвестен 334-я БЭИ, ВВС США
1.12.1951 МиГ-15бис № 1815399 Ф-80 °C № 49–855 Томас Маунтс (попал в плен) 35-я БЭБ, ВВС США
6.011952 МиГ-15бис № 1315325 Ф-86 ВВС США (**)
7.01.1952 МиГ-15бис № 1315325 Ф-86E № 50–651 Чарльз Сталь (попал в плен) 25-я БЭИ, ВВС США
8.01.1952 МиГ-15бис № 1315325 Ф-86E № 51–2742 Летчик неизвестен 25-я БЭИ, ВВС США
11.01.1952 МиГ-15бис № 1315325 Ф-86№ ВВС США (**)№

(*) = Американские источники приписывают потерю данного самолета иным причинам, нежели сбитие МиГ-15.
(**) = Заявленные победы, которые документально не подтверждаются.
После войны, в 1954 году Пепеляев поступил в Академию Генерального штаба ВВС, которую закончил в 1958 году. Летчик продолжал выполнять обязанности командира в различных подразделениях, а также освоил МиГ-19 и Су-9. Во время одного из полетов получил травму, из-за которой больше не смог пилотировать истребители. Это было в 1965 году. После этого Пепеляев перешел в ЦАГИ на должность главного инженера, где и проработал до своего ухода на пенсию в 1986 году. На момент написания данной статьи (2009 год), Евгению Георгиевичу 91 год. Он живет в Москве со своей женой Майей, дочерью Еленой и внучкой.

„Евгений Пепеляев — лучший ас Корейской войны“. Л.Крылов, Ю.Тепсуркаев, „Самолеты“, 2004 http://aviagal.narod.ru/text/pepel/pepel.html
Данный отрывок процитирован по книге И.Сейдова „Красные дьяволы“ в небе Кореи. Советская авиация в войне 1950–1953 годов. Хроника воздушных сражений», «ЭКСМО», «Яуза», М. 2007, стр. 195
«Евгений Пепеляев — лучший ас Корейской войны». Л.Крылов, Ю.Тепсуркаев, «Самолеты», 2004 http://aviagal.narod.ru/text/pepel/pepel.html
«Охота за «Сейбром». Ю.Тепсуркаев, Л.Крылов. «Мир авиации» N2 (16), 1998 г. http://www.airforce.ru/awm/korea/korea.htm
Центральный аэрогидродинамический институт (ФГУП ЦАГИ) им. профессора Н. Е. Жуковского
«Евгений Пепеляев — лучший ас Корейской войны». Л.Крылов, Ю.Тепсуркаев, «Самолеты», 2004 http://aviagal.narod.ru/text/pepel/pepel.html
 
Вот это дело. Не уличать друг друга во вранье, а рассказать, что знаешь интересного по теме, или помочь посильно. Мой отец, Перепелкин Н. Я. служил в 17-м ИАП 303 ИАД, воевал в Корее с июня 1951-го года по февраль 1952-го года, в одно время с Пепеляевым и в одной паре с Сутягиным. Пытаюсь собрать фотографии всех летчиков 17-го ИАП, воевавших в Корее. Большую часть собрал. И есть фото, на которых сняты летчики 17-го ИАП, но не опознаны или опознаны предположительно. Один из таких, Агронович Е. Н. 1923-го года рождения, погиб в июне 1951-го года, может быть в Израиле живут его родственники и помогут его узнать.
 
Если ветка не засохла,то всем шолом. В Корее воевало не так много летчиков-евреев,а в 17 ИАП и вовсе один,чтобы о них не помнить и ничего не знать. Расскажу о 17 ИАП и о Е.Н.Аграновиче. 17 ИАП вошел в состав 303 ИАД вместо 177 ИАП в конце 1950 года,''элитным'' не был,а был ''бардачным'',как о нем говориться на одном из форумов. Это похоже на правду,т.к. лучшее не отдают. А отдала его 190 ИАД ПВО,в составе которой 17 ИАП был с ВОВ,и которая сменит 303 ИАД в феврале 1952 года и воевать будет много хуже. А 17 ИАП стал лучшим на этой войне. И это при том,что многие летчики полка попали в авиацию не по своей воле,а были мобилизованы накануне ВОВ. Мой отец,например,собирался по окончании школы учиться в музыкальном техникуме,а в неполные 17 лет оказался в летной школе.Для многих летчиков 17 ИАП армия не стала родным домом.А потому дисциплина в быту была слабой.И служба в Корее для 17 ИАП началась с драки между летчиками 1 и 3 АЭ. Но в боевой работе они же проявили себя с самой лучшей стороны и крепко наваляли американским летчикам. Однако ненависти к ним не испытывали.К войне относились как к опасной и очень тяжелой работе. Не знаю, как попал в армию Е.Н.Агранович,но не с его ''везением'' можно было служить в авиации. Прыгали с парашютом-сломал ногу, поехали за углем- на повороте вывалился из кабины грузовика, премировали охотничьим ружьем,которым очень дорожил-потерял,попал на войну-через неделю погиб. А человек был хороший,с моим отцом были приятелями.Имел прозвище ''Иерусалимский казак'',т.к.по документам значился украинцем. На фотографиях он опознан предположительно,а хотелось бы знать наверняка.
 
In the Korean War, our Air Force lost 259 jet aircraft and 285 other aircraft to combined small arms and air defense fire, which is nearly five times as many aircraft that were lost in air-to-air
combat.
FM 44-8 COMBINED ARMS FOR AIR DEFENSE

Чисто случайно наткнулся как америкацы дезу в своих уставах гонят :) .
 
Решил я тут копнуть предвоенную армию ЮК и предвоенную ситуацию поглубже, и вот еще несколько линков.
История армии ЮК: http://www.globalsecurity.org/military/world/rok/army-history.htm

Есть хорошая книга об американских военных советниках в Корее, которые собственно и создавали эту армию:

MILITARY ADVISORS IN KOREA: KMAG IN PEACE AND WAR
by Major Robert K. Sawyer

CENTER OF MILITARY HISTORY
UNITED STATES ARMY
WASHINGTON, D.C., 1988

Также о составе корейской армии к началу войны подробно пишет Эпплман "South to the Naktong, North to the Yalu"

К июню 1950 в 8 пехотных дивизиях ЮКА было примерно 65000 л/с. В 5-ти дивизиях (1-й, 2-й, 6-й, 7-й и Столичной) было по 3 пехотных полка, в остальных – по два.
Укомплектованность л/с близко к штатной имели (свыше 9000 чел) имели 4 дивизии (1, 6, 7 и Столичная), остальные – 6-8 тыс. чел.
Положенные по штату артбатальоны ( 15 105мм гаубиц М3) имелись в 1, 2, 6, 7 и 8-й дивизиях, в остальных – полевой артиллерии не было вообще. Один гаубичный батальон был в составе Артиллерийской школы ЮКА. Вообще во всей армии была 91 105-мм гаубица М3 (89 исправных).

Штатные противотанковые роты были в 14 полках (всего в 8-ми дивизиях был 21 пехотный полк + 1 отдельный пехотный батальон).

P.S. Ни о каких бригадах территориальных войск в 1950 году в этих источниках не упоминается. Есть упоминания о бригадах Constabulary созданных в 1946 г, на основе которых в 1949 формировались армейские дивизии