Доктор, что со мной?

Каждой эпохе - свои нанотехнологии. Вообще-то, про мутагенное и онкогенное свойства радиации прекрасно знали ещё в 1920хх, но наука была отдельно, а практическая медицина и быдлореклама с использованием модного словечка радия - отдельно.

Хрестоматийная история компании "Undark" и "радиевых девушек". Дарвинизм - как он есть

1552364739819.png
 
Последнее редактирование:
Каждой эпохе - свои нанотехнологии. Вообще-то, про мутагенное и онкогенное свойства радиации прекрасно знали ещё в 1920хх, но наука была отдельно, а практическая медицина и быдлореклама с использованием модного словечка радия - отдельно.

Хрестоматийная история компании "Undark" и "радиевых деушек". Дарвинизм - как он есть

Посмотреть вложение 94013
7DDF4413-B1E4-4182-AD07-0E19EE9AAB2D.jpeg



74935457-9952-47BA-9FE7-70216F6CE532.jpeg
Тема атомной энергетики в середине XX века переживала настоящий бум. Этим не преминул воспользоваться основатель A.C. Gilbert Companу Альфред Гилберт. В 1951 году он выпустил на рынок настоящую портативную атомную лабораторию для детей. Этот специфический набор юного физика включал в себя счетчик Гейгера, спинтарископ и электроскоп. В нем даже были источники трех видов радиоактивного излучения, краткое пособие по ядерной физике и набор шаров для построения модели молекул. К созданию набора приложил руку сам генерал Лесли Гровс, руководивший группой физиков-ядерщиков, создавших первую атомную бомбу. Самое поразительное и на сегодняшний день кажущееся диковатым было наличие в детском наборе Урана-238. В то время ещё не было известно о том, что этот изотоп может привести к множеству болезней, включая рак. К счастью, U-238 Atomic Energy Lab до своего запрещения пробыл на рынке всего год. В 1951 году он стоил $50 , сегодня цена на эту "игрушку" среди коллекционеров доходит до $8000.
 
В такую грульку я-бы и сейчас поиграл - вспомнить боевую молодость. U238, если его не нюхать как кокс - фигня. Источники в наборе, как я понимаю, герметично упакованы. Беды бывают, в основном, от хронической лучёвки - когда беккерели попали внутрь тушки и не могут быть оттуда достаточно быстро выведены. Разовые внешние облучения, даже в существенной дозе, проходят более-менее без последствий
 
В такую грульку я-бы и сейчас поиграл - вспомнить боевую молодость. U238, если его не нюхать как кокс - фигня. Источники в наборе, как я понимаю, герметично упакованы. Беды бывают, в основном, от хронической лучёвки - когда беккерели попали внутрь тушки и не могут быть оттуда достаточно быстро выведены. Разовые внешние облучения, даже в существенной дозе, проходят более-менее без последствий
Был случай: пошли в Черноб.зону зимой пара 'сталкеров'. Захотели пить. Вода закончилась, они набрали снега и растопили. После употребления талой воды одному плохо стало вскорости. Попали внутрь радионуклиды.
 
Был случай: пошли в Черноб.зону зимой пара 'сталкеров'. Захотели пить. Вода закончилась, они набрали снега и растопили. После употребления талой воды одному плохо стало вскорости. Попали внутрь радионуклиды.
Какая-то сомнительная история.
 
Какая-то сомнительная история.
https://pikabu.ru/story/stalker_ponevole_4778017?view=amp



Заброшенной оказалась одна из казарм, внутри которой превышались все мыслимые нормы, забили досками вход и окна солдатского клуба. В некоторых местах на асфальте были нарисованы белой краской неровные круги, в которые солдаты старались не наступать. Увезли в неизвестном направлении технику, оружие, форму. Вместо этого выдали все новое, ещё блестящее и пахнущее смазкой. И зажили по-прежнему.
========
Военнослужащие получали спецпаек, наблюдались у врачебных комиссий, отдыхали в санаториях. А потом Союз развалился, и всем стало пофиг. А через полтора десятка лет все окончательно забылось. Стерлась белая краска на асфальте, ушел в прошлое спецпаек и санатории. Люди остались


Однажды летом командир вышел на крыльцо штаба и заметил, что шиферная крыша медпункта неприлично веселенького зеленого цвета. Вместе с начмедпункта командир подставил лестницу и обнаружил, что крыша плотно заросла целым ковром изо мха и какой-то травки. Часть-то посреди леса. На крышу заносило семена, споры. Вот и разроссся целый огород.

- Безобразие! – сказал командир. – Что за непотребство твориться у вас в хозяйстве, товарищ доктор? Немедленно устранить и привести крышу в надлежащее состояние.

- Ять, ять! – привычно отозвалось лесное эхо.

Командир сказал – подчиненные сделали. Начмедпункта нашел двух сержантов, выдал им инструмент и отправил устранять огород на крыше. Час проходит, два. Сержанты скоблят шифер лопатами и скребками, весело переговариваются. Солнышко припекает, сержанты разделись по пояс, загорают, курят, планируют, что в увольнительной делать будут


А ещё через час мимо окон медпункта пролетело первое тело. Доктор выскочил на крыльцо. В голове одна мысль: «Поскользнулся, сученыш! Ноги переломает!»

Сержант лежит на газоне, глаза закрыты. Доктор зовет второго – тишина. Солдаты лезут на крышу – второй сержант лежит, вцепившись в мох обеими руками, на губах – пена, глаза закатываются. Доктор обоих в машину и в ближайший город! Сержанты дышат через раз, сознание спутанное.

И тут до врача начинает медленно доходить. В 1986 году молодой доктор только родился. Поэтому весь этот ужас перед радиацией прошел как-то мимо него. Когда отправляли по распределению в часть, намекнули, конечно, что находится она на самом краю Зоны. И в лес без нужды ходить не надо, а местные грибы-ягоды лучше внутрь не употреблять.

Привезли сержантов в больницу, а там уже люди поопытнее да постарше начмеда. Диагноз «острая лучевая болезнь» поставили с перв....

до врача начинает медленно доходить. В 1986 году молодой доктор только родился. Поэтому весь этот ужас перед радиацией прошел как-то мимо него. Когда отправляли по распределению в часть, намекнули, конечно, что находится она на самом краю Зоны. И в лес без нужды ходить не надо, а местные грибы-ягоды лучше внутрь не употреблять.

Привезли сержантов в больницу, а там уже люди поопытнее да постарше начмеда. Диагноз «острая лучевая болезнь» поставили с первого взгляда. Оказывается, за годы своего роста мох накопил в себе радиоактивную пыль. Лежала она, нетронутая, в толще зелени и никакие дожди её не смывали. А тут сержанты с лопатами. Мох срывали, пыль столбом, попадала в дыхательные пути, желудок, глаза. Какую дозу успели схватить сержанты, пока сознания не лишились – это только через неделю спецкомиссия определила.
 
И как же светило от мха, если от пыли они получили ОЛБ? Тем более с такими вот страшными описаниями?
И типа так внезапно получили, что прямо сразу вот до потери сознания (т.е. сразу церебральная форма), а до этого ничо не беспокоило, ни рвота, "ядерный загар", ни кровавый понос, ни дикие головные боли. Т.е. вообще несколько несколько тысяч бэр. Т.е. на крыше светило несколько тысяч р/ч как минимум, как от топлива. Чего вообще нигде в зоне заражения не было, кроме как непосредственно около реактора.
И какими изотопами? Плутонием и стронцием, что ли, засеяло крышу, что не распался?
И как же оно так круто светило, что только на крыше, а рядом уже нет? И ветерок пыль не разносил?
Байки, в общем.
 
Последнее редактирование:
https://pikabu.ru/story/stalker_ponevole_4778017?view=amp



Заброшенной оказалась одна из казарм, внутри которой превышались все мыслимые нормы, забили досками вход и окна солдатского клуба. В некоторых местах на асфальте были нарисованы белой краской неровные круги, в которые солдаты старались не наступать. Увезли в неизвестном направлении технику, оружие, форму. Вместо этого выдали все новое, ещё блестящее и пахнущее смазкой. И зажили по-прежнему.
========
Военнослужащие получали спецпаек, наблюдались у врачебных комиссий, отдыхали в санаториях. А потом Союз развалился, и всем стало пофиг. А через полтора десятка лет все окончательно забылось. Стерлась белая краска на асфальте, ушел в прошлое спецпаек и санатории. Люди остались
Байка
 
....Но что произойдет, когда пылинка с радионуклидом – то есть ядром радиоактивного атома, способным распасться и испустить альфа- или бета-частицу – попадет внутрь человека? Допустим, залетела сама в рот (есть в зоне запрещается!) и со слюной – в желудочно-кишечный тракт (ЖКТ)? Как это многим не покажется удивительным – скорей всего, ничего: "За небольшим исключением, радионуклиды извлекаются из желудочно-кишечного тракта в поток крови лишь в очень малой доле <от 4 до 10% общего количества смеси продуктов деления урана> " (Сивинцев Ю.В. Насколько опасно облучение: Радиация и человек. 2-е издание, перераб. и доп. Москва: ИздАТ, 1991. C. 52, 62.) То есть, скорей всего (вероятность 20-10 к 1), эта пылинка, этот радионуклид просто сутки пропутешествует по желудочно-кишечному тракту – и покинет его и человека навсегда. Вероятность того, что радионуклид распадется и испустит альфа или бета-частицу за эти сутки, также очень мала; например, при периоде полураспада в 30 лет (а именно эти радионуклиды сейчас актуальны в зоне) эту вероятность можно оценить величиной порядка одной десятитысячной, или 0,01% (1 день / (30 х 365) дней). Как видим, вероятности очень маленькие. Но не нулевые. К чему мы еще вернемся.