Евреи в армиях и войнах других стран

Ответ Мити Алешковского Петру Толстому помеаю сюда, особенно комменты интересны.

Яков Наумович Эйдельман родился в черте оседлости, в городе Житомире. В 1942 году ушел добровольцем на фронт. Награждён пятнадцатью наградами — орденами и медалями. От Синявинских высот и болот на Волховском фронте, через донские степи (внешнее кольцо Сталинградского котла), затем Смоленщина; при Корсунь-Шевченковской операции особенно отличился и чудом спасся от гибели, а оттуда со 2-м Украинским фронтом (маршала Малиновского) — на юго-запад, через Украину, Молдавию, через Бухарест, Будапешт, Прагу; а в Праге погрузились в теплушки и на Дальний Восток — в Маньчжурию, Порт-Артур.






Сын — выдающийся советский литературовед и историк Натан Эйдельман.
 
ШАПИРО, ОТКРЫВШИЙ ВРАТА АДА
27 января отмечается Международный день памяти жертв Холокоста.
Не так уж сложно представить себе, какие чувства испытывал майор Анатолий Павлович (Аншель Фейтелевич) Шапиро, когда он сбивал замок на воротах концлагеря Освенцим. Он знал про истребление евреев нацистами не по-наслышке, погибли и его родственники. Что было больше в его действиях — ненависти к убийцам или сострадания к их жертвам? Не знаем. Но так ли уж это важно?
Именно в этот день 70 лет назад советские войска освободили узников нацистского концлагеря Освенцим.
Шапиро – распространенная еврейская фамилия. В России она принадлежала талмудистам и поэтам, врачам и инженерам, ученым и воинам. Говорят, что из полумиллиона евреев, воевавших в рядах Красной армии в годы Второй мировой войны, 700 человек носили фамилию Шапиро.
Анатолий Павлович Шапиро, скромный молодой инженер из Запорожья, во время войны стал закаленным отважным воином, прошедшим по самым трудным фронтовым дорогам. Чего только не было на его боевом пути: и Курская дуга, и форсирование Днепра, и освобождение Польши. И большую часть времени своего воинского служения он оставался комбатом, два года – в бригаде морской пехоты (немцы называли ее «черной смертью»), а потом, после ранения – в стрелковой дивизии. На его груди было 20 боевых орденов и медалей. Но остался он в истории войны как освободитель Освенцима. Именно его штурмовой батальон первым вошел в лагерь.
Вот как это было, по воспоминаниям комбата:
«По мере продвижения наших войск к Освенциму немцы стали лихорадочно укреплять дальние и ближние рубежи и подступы к лагерю, желая выиграть время и замести следы невиданных в истории человечества преступлений. Нашему отряду, специально созданному для штурма сильно укрепленной деревни Моновицы, была поставлена задача овладеть ею к исходу дня 24 января 1945 г. Все подступы к деревне были заминированы. Из верхних этажей костелов – а их в этой небольшой деревне было два – вся полоса нашего наступления простреливалась пулеметным огнем. Голову нельзя было поднять. Но несмотря на это, 24 января мы деревню от врага очистили.
За деревней был небольшой лес. Фашисты пытались там закрепиться, но в течение 25 января мы их и оттуда выбили. 26 января с боем вошли в город Освенцим и вскоре ворвались в лагерь. К этому времени гитлеровцы оттуда бежали, но замести все следы своих преступлений им не удалось, так как действия наших войск были стремительны и хорошо организованы».
Потеряв в этих боях половину своих солдат и подойдя к заминированным воротам лагеря (на их разминирование ушло три часа), этот 32-летний украинский еврей оказался первым, кому довелось открыть те страшные ворота. И вот что он увидел:
«Лагерь представлял собой целый город из сотен длинных бараков и двухэтажных блоков. В этой фабрике смерти мы видели горы тюков с волосами, много трупов, живых, еле двигающихся узников-скелетов, руины четырех взорванных крематориев и газовых камер, горы пепла. Стоял трупный запах».
Все это было так ужасно, что бойцы говорили комбату:
«Товарищ майор, мы не можем это видеть».
Но видеть приходилось. Шапиро получил приказ позаботиться о 3000 выживших узниках.
После Польши были бои за освобождение Чехословакии. Войну майор Шапиро закончил в Праге. После демобилизации он вернулся к своей довоенной инженерной профессии, работал на заводах Запорожья, на строительстве Куйбышевской ГЭС, в Сибири и Калининграде.
Ну, а доживать жизнь пришлось в Нью-Йорке, куда он уехал в 1992-м вслед за детьми. Здесь комбат принимал активное участие в работе ветеранских организаций, общался с выжившими жертвами Холокост, встречался с молодежью, публиковал статьи и книги о войне.
В январе 2005 г., когда отмечалось 60-летие освобождения Освенцима, польское правительство наградило Шапиро орденом Офицерской чести. А в октябре того же года Анатолия Павловича не стало.
Звание Героя Украины присуждено было ему посмертно, и награда торжественно была вручена его внучке.
"Еврейский обозреватель"
Фото: Очки убитых в Освенциме.
Перевод памятного текста: "В этом доме с 1939 по 1941 годы работал наш земляк, участник освобождения заключенных концлагеря «Освенцим» Герой Украины — Шапиро Анатолий Павлович"
источник: http://www.isrageo.com/2017/01/27/ashapiro/
 
Не совсем в армии, но:

Лея Борисовна Кизнер - живая легенда советского ракетостроения
Один из создателей "катюши", а также советских ракет с атомной боеголовкой - женщина. Маленькая, хрупкая, но - по ее же словам - "вся из себя такая независимая".



В нашей большой семье, жившей в еврейском местечке Гайсин, что на Украине, любой труд всегда был в почете, только вот инженеров не было. И вряд ли мои родители представляли меня будущим ракетчиком, да и слова такого они тогда не знали. Но, окончив институт, я увлеклась этой перспективной наукой, хотя понимала, что мне, женщине, придется нелегко.

На 50-летии 'катюши ' ветераны-ракетчики предложили Лее Кизнер встать на самое видное место;

В октябре 2011 г. на 97 году жизни скончалась в г.Торонто.
 
Военная история. Траектория бортинженера из Житомира: СССР - Афганистан - Литва

С Геннадием Кофманом мы встречаемся в здании бывшей женской гимназии, где сейчас располагается офис еврейской общины литовского города Паневежиса. Журналистов тут приветливо угощают чаем с печеньем и только безмолвные фотографии со стен сразу же, без вступлений, напоминают о том, что в годы Холокоста 95% евреев этого литовского города были уничтожены.

http://www.delfi.lt/multimedija/voe...zhitomira-sssr-afganistan-litva.d?id=73696236
 
Недавно изучая историю евреев в Индии, наткнулся на такой персонаж.
Суворов индийской армии, участник ВМВ, победитель Бангладешской компании. Сын багдадских евреев Яков Рафаэль.

Lieutenant General Jacob Farj Rafael "J. F. R." Jacob, PVSM (1924 – 13 January 2016) was an Indian Army General. He was best known for the role he played in India's victory in the Indo-Pakistan War of 1971 and the Liberation of Bangladesh. Jacob, then a Major General, served as the Chief of Staff of the Indian Army's Eastern Command during the war. During his 36-year career in the army, he also fought in World War II and the Indo-Pakistan War of 1965. He later served as the Governor of the Indian states of Goa and Punjab.
 
Недавно изучая историю евреев в Индии, наткнулся на такой персонаж.
Суворов индийской армии, участник ВМВ, победитель Бангладешской компании. Сын багдадских евреев Яков Рафаэль.
Было.;). Но лишний раз не помешает.
 
Борис Баншац
Они защищали Севастополь
Если принять выведенную выше цифру, что число евреев составляло 6%, то к концу обороны их было порядка 8000 человек. Эвакуированы были единицы, лишь очень немногие, попав в плен, смогли скрыть национальность и остаться в живых, почти все так и лежат в севастопольской земле безымянными героями второй обороны.
Среди фронтовиков, живших в разные годы в Араде, удалось установить несколько фамилий защитников Севастополя в 1941 – 1942 гг.
БЕЛЕНЬКИЙ Илья Иосифович
ГАЛИЦКИЙ Петр Ефимович
КАБ Семен Иосифович
КЛЕЙМЕНЕС Исаак Меерович
ТРЕЕР Бениамин Менделеевич
 
Greitens.jpg


Бывший “морской котик”, удостоенный семи боевых наград, выпускник престижного университета Дьюка, д-р философии,
известный волонтер и автор нескольких книг республиканец Эрик Грейтенс стал новым губернатором штата Миссури.
http://9tv.co.il/news/2017/02/12/238744.html

hqdefault.jpg
 
Первый доброволец эскадрильи "Нормандия - Неман", французский еврей с Корсики Альбер Прециоси, погибший в сорок третьем под Брянском -
отец лидера ливийской Джамахерии Муамара Каддафи ?

143723640792623600.jpg

http://severr.livejournal.com/554266.html
 
Это самая натуральная чушь. Его выхаживали три недели и даже если б имел дело с девушкой, то о рождении ребенка его знакомые знать никак не могли, поскольку в статье прямо написано что его перевезли в Каир, а оттуда отправился в СССР. И чтоб нормальный араб хоть кому сказал что он незаконорожденный при наличии реального отца. Я уж не знаю как там принято в Ливии, но даже в Израиле мамашу бы удавили.
 
Еврейский снайпер великой войны
С детства охотясь за значком «Юный Ворошиловский стрелок», на фронте он стал первоклассным снайпером. После же войны споткнулся о «пятый пункт», но всё равно гордился победой, лишь стал детальнее изучать истории евреев, прошедших через войну. В итоге Рэм Альтшуллер возглавил Центр-Мемориал жертвам Холокоста в Санкт-Петербурге.
С детства Рэм Альтшуллер мечтал получить значок «Юный Ворошиловский стрелок». В пионерском лагере под Лугой, городком неподалёку от Питера, где он отдыхал как-то летом в середине 1930-х годов, стрельбой с детьми занимался пожилой военрук. За значок нужно было выбить из мелкокалиберной винтовки 40 очков из 50. Не получалось, а хотелось так, что дух захватывало. Военные регулярно приходили в школу в Новоржеве, где он учился. Рассказывали о службе в Красной армии, показывали плакаты со схемами танков и самолётов, объясняли, для чего собирать металлолом и почему это так важно. Война была уже рядом, но прямо никто о ней не говорил, тем более что официально в то время Советский Союз дружил с Германией. Готовность к войне всё равно считывалась со всех умолчаний: каждому мальчику придёт время стать мужчиной и защитить свою страну, умереть за неё – большая честь. Торжественное и тревожное чувство нарастало само по себе.

Его отец был военным, которого к началу 40-х перевели служить в Ленинград. Летом 1941 года Рэм с матерью отдыхали в Пскове у бабушки, там и застало их объявление о немецком наступлении. «Я бы соврал, если бы сказал, что в тот момент понял, какое несчастье грядёт…» – написал Рэм Альтшуллер. Уже через несколько дней до него донеслось известие о первых жертвах. Псков бомбили со 2 июля, знакомые парни из числа новобранцев отправились защищать местный гражданский аэродром, и никто из них не вернулся. А уж по дороге из Пскова в Ленинград война приблизила своё лицо – оно было в смоге пожаров после бомбёжек, воронках, разбитых машинах вдоль дорог.

Ему только исполнилось 15 лет, и он мечтал попасть на фронт. В эвакуацию мать увезла его на Урал, в Перми он устроился в трест «Уралзолото». Сначала стоял на конвейере, потом работал в забое и возил руду в вагонетках. Предприятие было военизированным, потому Рэму выдали «бронь», которая сильно мешала его боевым планам. Два первых побега закончились принудительным возвращением к матери. Когда в 1943 году блокада Ленинграда была прорвана, он узнал, что организации, занимающейся доставкой продуктов в город, нужны водители. Правами он к тому времени уже обзавёлся, потому на работу его приняли быстро, и вместе с матерью они уехали обратно в Ленинград. Работая недолго в тресте «Ленвод», он дважды пытался снять с себя «бронь», для чего ходил в канцелярию, и оба раза его заявления волею офицера из канцелярии оказывались в корзине с мусором.

А тут однажды в продуктовом пайке выдали водку – две бутылки. Сам он в то время ещё не пил, но знал, что водка – магическая валюта. Рассовал по карманам бутылки и пешком пошёл в Белоостров. От первого встречного военного патруля он, наученный предыдущими неудачами, отделался слезами и жалобной историей про погибшую семью, а у второго на водку обменял указание маршрута до ближайшего сборного пункта. И после нескольких незначительных злоключений в итоге таки стал рядовым 129-го Гвардейского ленинградского стрелкового полка, 45-й Гвардейской ордена Ленина Краснознамённой красносельской стрелковой дивизии, 30-го Гвардейского ленинградского стрелкового корпуса, которым командовал генерал Симоняк. Выдали ему обмундирование, ППШ с диском и выписали красноармейскую книжку. Даже один раз вывезли на стрельбы.

Через неделю на пункте появился офицер, собиравший бойцов на курсы снайперов. Альтшуллер сделал шаг вперёд из строя, вызвавшись первым на его призыв: «Я вообще был о себе высокого мнения и считал, что с моим приходом в Великой Отечественной войне произошел коренной перелом». С тем и пошли боевые учения. Теория чередовалась с практикой, стреляли сначала на 100 метров, потом на 200, потом по максимуму на 400; маскировка, передвижение, выбор исходной позиции, запасной. Днем курсанты пристреливались, а ночью их учили распознавать мишени в темноте: в экипировке немцев всегда присутствовал фонарик для проходов по лесу в ночи, и важно было научиться просчитывать цель по отношению к источнику света – та ещё задачка. Работать учили парами, Рэму досталась дородная сибирячка из Томска Соня Парфёнова. Ему предстояло стрелять, ей – прикрывать его. Когда их представили друг другу, она посмотрела на щуплого Рэма с нескрываемым сожалением – не только из-за его телосложения, оно как раз было вполне снайперским. К тому времени Соня уже потеряла двух напарников.

А дальше была война, в которой романтики оказалось несравнимо меньше, чем мяса и грязи. В своих воспоминаниях многие истории он начинал словами: «Был ещё такой эпизод». Как-то их батальон ворвался в эстонский городишко Йогева, где вдоль одной из окраин протянулись немецкие окопы. Не успели толком расположиться на месте, как услышали в свой адрес пулемётное приветствие немецкого МГ-34. «Чё уши развесил? Снимай его!» – услышал Рэм окрик взводного. Он развернулся, выстрелил раз, два – и МГ-34 замолк. Тут налетели советские штурмовики, кто-то из полевых командиров выстрелил из ракетницы в сторону расположения немцев, а те не растерялись и запустили ракетницу того же цвета в красноармейцев, попутав цели самолётам. Штурмовики развернулись и дважды прошлись слепым огнем по своим. Рэм к тому времени много войны уже видел, даром что чуть больше года прошло. Под тем ошибочным налётом у него на глазах санитару оторвало левую щеку, а тот улыбался правой: ранение давало возможность уйти в тыл, подальше от этой героической мясорубки.

Дальше немцы двинулись в атаку на советские миномёты, как киборги, шли на окоп, где был Рэм, палили с ходу из автоматов от живота, приближались, прыгали в окоп – «лопатки сапёрные, хрип, стрельба в упор…» За сорок следующих минут наши провели семь контратак. В одной из них, когда немцы давали назад, один из их офицеров упал на землю и пополз, вопреки отступающим, к русскому пулемёту. Из окопа никак не получалось достать, Рэм с винтовкой стал искать его на поле, увидел, залёг, и всё не получалось прицелиться толком, попал лишь с четвёртого раза, да и то – задел. Немец выпрямился во весь рост, и тут его ребята из окопа уложили окончательно. Следом ожил тот самый пулемёт, который Рэм, как он думал, загасил в самом начале схватки, – взводный снова стал орать, чтобы он его успокоил. Пулемёт стрелял из единственного стоявшего по флангу дома и после двух выстрелов наконец замолчал. Но тут же раздался взрыв, оглушивший Рэма и лишивший сознания. Пока за ним полз санитар, его прикрывала Соня. Ей самой в том бою пуля попала в ключицу, отчего рука навсегда осталась парализованной.

Он воевал на Карельском перешейке от Белоострова до Выборга, советско-финскую войну закончил в Светогорске, который тогда назывался Энсо, а дальше двинулся в сторону Польши. Перед скорой победой где-то возле Гданьска предстояло освободить мирных жителей из захваченного немцами трёхэтажного дома. Их пулемёты стояли в подвале и на чердаке и били по красноармейцам, на первом и третьем этаже были заперты мирные поляки, а со второго немцы расстреливали всё вокруг. Командир послал Альтшуллера и его товарища Данилина, до них в дом уже не смогли пробраться три пары солдат. Рэму с напарником тоже не повезло – напарник сгорел у него на глазах, а Рэма вынесло взрывной волной, и он очнулся только в госпитале. Как в кино – возле кровати сидела красивая девушка и гладила его по голове.

Он заслужил все свои медали и как смог залечил свои раны к победе. Дальше ушел служить на флот, откуда демобилизовался в звании капитана 1-го ранга. Спотыкаясь о «пятый пункт», таки поступил в Герценовский университет и окончил его, получив учёную степень. Всё равно гордился победой и был уверен, что если бы не советские воины, политическая карта мира изменилась бы навсегда, а евреи и славяне перестали бы существовать. Впрочем, история не любит сослагательного наклонения.

С началом перестройки он стал интересоваться судьбой европейских евреев, ездил в Швецию, Данию и Финляндию, собирал материалы о судьбе общин, копался в архивах, встречался с сослуживцами и бывшими противниками, а в 1999 году стал учредителем Санкт-Петербургского Центра-Мемориала ШОА (Катастрофа).

Как-то в синагоге в Хельсинки на встрече ветеранов его усадили перед старым евреем. Разговорились и выяснилось, что дрались они в одних и тех же боях. Где-то поперёк разговора его визави расплакался, Рэм не удивился, но услышал его слова и чуть не расплакался сам: «Мы с тобой могли прикончить нашу фамилию. Я тоже был снайпером, меня зовут Соломон Альтшуллер». Нет, не родственник, просто однофамилец – вот так чёртово совпадение. Соломон Альтшуллер воевал под Выборгом на стороне финнов.


Алена Городецкая
 
Два полководца бацьки Лукашенки

Семён Борисович Шапиро
Председатель Минского облисполкома. 4 ноября 20011 лично президентом Лукшенко был произведён в генерал-майоры.

https://ru.wikipedia.org/wiki/Шапиро,_Семён_Борисович
IMG_6136.jpg



Виктор Владимирович Шейман

21 января 2013 года Указом Президента Республики Беларусь Глава Государства назначил Виктора Шеймана управляющим делами Президента Республики Беларусь, освободив его от должности помощника Президента Беларуси по особым поручениям.
https://ru.wikipedia.org/wiki/Шейман,_Виктор_Владимирович

— "Я никогда не скрывал, что еврей по национальности. Родился в Бердичеве в семье портного. Мой отец, Петр Зюскинд, был потомственным портным, а мать, Рахиль Заметалина, домохозяйкой. Когда мне исполнилось 16 лет я взял фамилию матери, потому что она была последней в роду Заметалиных."

Самый награждённый полководец Беларуси
http://d-zholik.livejournal.com/60474.html

28463_original.jpg
WdXoT.jpg

Где оригинал, а где фейк, судить не берусь