Евреи в армиях стран Оси

Waffen SS versus SS itself. It's not the same. AFAIR they even refused to call Waffen SS "criminal organization" in Nurenberg.
Waffen SS относительно СС - те же яйца , вид с боку.
На Нюренбергском процесе была осуждена СС со всеми ее ответвлениями , включая Waffen SS
 

Полярник

Администратор
Команда форума
Простите, а Вы тут решения Нюрнбергского трибунала пересматривать собираетесь? Я бы не рекомендовал. Или я Ваш последний пост неправильно понял?
 
Простите, а Вы тут решения Нюрнбергского трибунала пересматривать собираетесь? Я бы не рекомендовал. Или я Ваш последний пост неправильно понял?
Неправильно. У Sanyok было две мысли. Первая - что те же яйца. Вторая - что в Нюрнберге Ваффен СС не отделили от собственно СС. Комментарий был по поводу первой мысли.

Что же до второй, то каюсь, грешен. Проверять было лень, когда писАл, а по впечатлению - Ваффен СС должны были отделно упомянуть. Последние события в Прибалтике с толку свели, с установкой памятников легионерам тамошним. Как-то не верилось, что устанавливающих памятники членам преступной организации просвещённый Запад считает светочами демократии и образцами для подражания. Недооценил я просвещённость :x ]:)
 

Полярник

Администратор
Команда форума
Санек сказал, что Ваффен СС - это те же яйца, поскольку в Нюренберге СС были осуждены в целом. Это одна мысль, а не две.
 
Тема эта наверное уже набила оскомину, но раз за разом продолжает всплывать на форумах, причем каждый раз подается в виде сенсации. Хотелось бы прояснить все до конца.

Для начала поясню о чем речь.
Все началось со статьи Шимона Бирмана, в которой он пишет о книге Брайена Марка Ригга «Еврейские солдаты Гитлера» (“Hitler’s Jewish Soldiers: The Untold Story of Nazi Racial Laws and Men of Jewish descent in the German Military).
Так как книга не переведена на русский, все обсуждение дальше статьи Бирмана не обычно не заходит.

И так, еврейские солдаты в Вермахте безусловно были, как были они в армиях стран-союзников Германии: Румынии, Венгрии, Испании, Финляндии и других.
Вот только сенсацией это никогда не являлось.

Были те, кто купил себе "чистые" документы, что бы спастись от смерти и подлежал призыву, были те, кто полностью ассимилировался и считал себя немцем, несмотря на наличие каких либо еврейских корней.
В Румынии, Финляндии и др. евреи наравне с другими гражданами подлежали мобилизации.

Происходили и совершенно фантастические случаи, например, судьба Соломона Переля, о котором в 1990 был поставлен фильм "Европа, европа".

Хочу добавить, что мне выпала честь лично знать главного героя фильма Соломона Переля, он рассказал очень много интересного из того, что не вошло в фильм или осталось "между строк".

Соломон Перель рассказывал о своей судьбе совершенно открыто, нтчего не скрывая::
http://www.eu-kultprosvet.ru/index060808.php?id=2

Фильм "Европа европа" можно посмотреть здесь:
http://intv.ru/view/?film_id=75104

В Германии о евреях-солдатах Вермахта был снят документальный фильм Jüdische Mischlinge in der Wehrmacht.

Но вернемся к книге Майкла Ригга. Там очень много нестыковок и различные факты сильно притянуты.
Более подробно все это разбирается в статьях:

Игоря Островского:
http://www.waronline.org/analysis/hitler-jews.htm

Даниэля Клугера
http://gazeta.rjews.net/kluger.shtml

Марка Перельмана
http://berkovich-zametki.com/Nomer20/Perelman1.htm

Марка Штейнберга
http://nvo.ng.ru/history/2002-12-20/5_gitler.html
 

pampa

Помножен на ноль
Тема не раскрыта, что рассказал между строк и что в тех статьях на которые ссылки ?
 
Хочу добавить, что мне выпала честь лично знать главного героя фильма Соломона Переля, он рассказал очень много интересного из того, что не вошло в фильм или осталось "между строк".
Я разговаривал с ним в "Яд Ва-Шем". Потрясающий человек и потрясающая судьба...
 


Мои дорогие юные друзья.

Я рад быть сегодня здесь, в Москве, и иметь возможность встретиться с вами. Я еврей. Самые лучшие историки – это свидетели происходивших событий и я согласен с этим мнением. Мы не можем и не должны быть свободными от истории. Я очень обеспокоен нынешней ситуацией в Германии, да и в России тоже. Те молодые люди, которые становятся неонацистами неосознанно, не зная истории для меня просто глупцы. Но другие - те, кто делает свой выбор, понимая - для меня это предатели. Настоящие предатели.

Нужно признать, что немецкая история омрачена страшнейшими страницами. Это страницы ужаса и кошмара. Вторая мировая война стала самой безумной трагедией XX века, в которой погибло 6 миллионов евреев. И более 50 милллионов человек в целом.

Я всегда задавал себе вопрос – почему? Я не мог понять, в чем была причина такого отношения к людям других национальностей. Четыре года, которые я провел в Гитлерюгенде как ярый сторонник Гитлера и его расисткой теории, вскидывающий руку в приветственном «Хайль!», показались мне вечностью. Это были не четыре года, а четыре вечности. Ведь каждый день я жил в страхе, что меня обнаружат, раскроют, и тогда сразу лишат жизни. Я видел, как убивают евреев. Ведь я не человек, у меня нет права на жизнь. Однако я должен отметить, что при этом я никогда не отчаивался – даже в самые тяжелые моменты я сохранял желание жить и выжить. Я твердил себе снова и снова – я выживу, я выживу, я выживу. И это стало той молитвой, которая хранила меня. Которая не позволяла мне погибнуть.

В то время, о котором я вам рассказываю, понятие «любовь к человеку» было полностью забыто в Германии. Я до сих пор не могу понять, как же могло случиться, что, немцы, большинство из которых являлись христианами – как же могло случиться, что все они будут настолько одурманены? На тот момент не существовало любви, существовала только ненависть. Все немцы воспитывались в лютой ненависти по отношению к другим народам и особенно по отношению к евреям. Поэтому мы должны учиться на ошибках прошлого!

Во мне жили два совершенно разных мира. Они сосуществуют до сих пор, и я не могу понять, как это возможно. Однако, наверное, все дело в движении души, которое человеческий разум не в состоянии контролировать. Один человек во мне – Соломон - очень любил родителей и постоянно спрашивал, что я делаю среди людей, которые истребляют мой народ, а другой – Йозеф - вскидывал руку и неистово орал «Хайль, Гитлер». Во мне существовали два совершенно разных человека, причем оба были настоящими. Глубокое отчаяние и страх еврейского мальчика, с одной стороны, и восторженность, восхищение и желание служить молодого национал-социалиста, апологета теории, которая приказывала уничтожать евреев, с другой.

В то время расистская теория стала основой воспитания немецкой молодежи. Причем превосходство немцев – избранной арийской расы – доказывалось очень убедительно при помощи научных фактов, диаграмм, схем и рисунков. Все были убеждены и я в том числе, что арийская раса действительно самая лучшая – в физиологическом и ментальном смысле. Официальная доктрина нацистов утверждала, что арийцы обладают особыми внешними признаками - высокий рост, пропорционально сложенное тело, голубые глаза, белокурые волосы и т.д. В случае смешения рас ее «качество» портится, утверждали нацисты. При этом ухудшается не только физиология, культура человека также оказывается отравленной – он становится хуже. Все это оправдывалось объективными законами природы. Мне, между прочим, тоже нравятся белокурые и голубоглазые люди – они красивы. Особенно я люблю девушек–блондинок! Но разве это может играть решающую роль? И здесь я задаю вопрос – почему Генрих Гейне, еврей, стал гением немецкой поэзии? Его книги, как вы знаете, нацисты приказали сжечь вместе с другими классиками мировой литературы 10 мая 1933 года как не соответствующие арийскому духу. К неугодным гитлеровскому режиму были причислены также произведения Льва Толстого, Эмиля Золя, Марселя Пруста, Эриха Мария Ремарка, Томаса Манна, Герберта Уэллса, Джека Лондона. Этот факт говорит сам за себя.

Но тогда в подсознании Соломона/Йозефа отложились именно нацистские расистские постулаты. И они утвердились во мне так глубоко, что еще очень долгое время, десятилетия, я не мог от них избавиться. Вот какой великой была во времена Третьего рейха сила пропаганды! Ведь эти рассуждения не мог принять здравомыслящий человек.

Конечно, призраки моего прошлого продолжают преследовать меня. Я задаю себе вопрос, как я мог – с таким восхищением относиться к Гитлеру? Ведь только в газовых камерах был сожжен один миллион евреев. До сих пор у меня в ушах раздается вопль этих людей – почему, за что? Я слышу эти звуки и никуда не могу от них уйти. И конечно я спрашиваю себя – неужели я предал мой народ? Но, мои дорогие друзья, я отвечаю отрицательно – нет. Я отказался от своей национальности, чтобы выжить. Да, конечно, это чревато очень серьезными проблемами с совестью. И очень долго они меня мучили. Но потом я сказал себе - я был слишком молод тогда, и желание жить было слишком велико, поэтому никто не мог от меня ничего требовать.

Теперь о моей биографии, я родился в городе Пайне в Нижней Саксонии в еврейской семье. Когда мне было 8 дней, мне сделали обрезание. У моего отца был обувной магазин. В Германии я провел свои первые десять, очень счастливых лет жизни. О них я вспоминаю с упоением в сердце. Именно поэтому для меня Германия – это родина. А Израиль, куда я уехал жить после войны это мое отечество. Россия же, и это я осознал 9 мая при встрече с ветеранами у Большого театра это сосредоточие моей сентиментальности. Эта земля дорога моей душе. Конечно, у меня на глазах были слезы, когда я говорил со старыми солдатами. Возможно, один из них тогда, в 45-м дошел до
Берлина и стал моим освободителем. Однако это все случилось много позже.

Когда мне было 8 лет в 1933 году к власти пришли национал-социалисты. Гитлер являлся бесспорно харизматичным лидером – его невозможно было слушать равнодушно. Именно тогда преследование евреев стало узаконенным. Евреи больше не могли учиться в школе с немцами. Родители решили переехать в Лодзь, в Польшу, где преследования евреев еще не приняли такой оборот. В тот момент я и перестал понимать, в чем моя вина – разве я выбирал родителей, разве ребенок решает с каким цветом кожи или волос ему родиться? Почему тогда я хуже остальных? Но ситуация только усугублялась.

1 сентября 1939 года началась Вторая мировая война – нацисты вторглись в Польшу. Чтобы как-то предохранить нас от расправы, родители решились отправить меня и братьев к родственникам, в Советский Союз, в Белоруссию. Это очень важный момент моей жизни. Я даже не могу себе представить, как тяжело было родителям прощаться с детьми и понимать, что больше они их никогда не увидят. Расставаться, отправлять в неизвестность, только бы отсрочить их смерть. Мой отец тогда сказал: «Салли, всегда помни, кто ты». Конечно, он имел в виду мою национальную принадлежность. Это был наказ отца, который любил меня и хотел, чтобы я хранил в сердце верность еврейскому народу. Моя мама, прощаясь, сказала же так: «Помни, что ты должен выжить». Это была ее заповедь. Она не думала о цене, она только просила меня остаться в живых. Я вспоминаю слова матери очень часто и понимаю, что так велело ее материнское сердце и в этих словах была заключена огромная сила. В городе Гродно, в 15 километрах от границы с Польшей я попал в детский дом, в котором провел два года. Там я начал учить русский язык. Конечно, меня очень беспокоила судьба моих родных - я не знал, что с ними и постоянно думал о них, испытывая неимоверную тоску по дому.

Гитлер стал сравним с божеством. Он без особого сопротивления брал один город за другим, победно шествуя по Европе. Ему слагались оды. Каждый час по германскому радио передавались особые сообщения. А в конце этих сообщений звучала прелюдия Листа, которая глубоко врезалась мне в память. 22 июня Гитлер нарушил границу Польши и Советского Союза и начался ад на земле. В панике непобедимая Красная армия бежала, ужасаясь силе врага. Мне было тогда 16 лет. Конечно, немцы оказались в Гродно в считанные часы. Мы пытались бежать, но отряд немецких солдат арестовал нас. Каждый должен был спускать штаны и демонстрировать, что он не обрезан, он не еврей. Когда дошла очередь до меня, я пребывал в пучине дикого, животного страха. Однако неожиданно в самый последний момент у меня откуда-то появилась неимоверная внутренняя сила, сработал защитный механизм и на вопрос не еврей ли я, широко улыбнувшись офицеру, уверенно, как только можно, я ответил на чистом немецком языке, что я немец. И офицер мне поверил. Тут же я был отправлен в часть, где стал служить переводчиком, так как очень хорошо знал к тому времени русский язык. В фильме этот эпизод снят особенно удачно – когда немецкий офицер задает мне вопрос, на моем лице отражено колебание, но вдруг луч солнца освещает его. И это как знак Господа помогает мне произнести нужные слова. Господь, как и моя мать, хотел, чтобы я выжил…

В один миг из беглеца-еврея я превратился в арийца. В считанные минуты я должен был полностью измениться, придумать новое имя и надеть маску. И я его придумал – Йозеф.
В этот миг началась моя вторая, параллельная жизнь.

Мои товарищи на войне относились ко мне очень хорошо и мои отношения с ними были исключительно дружескими. Один из военачальников решил меня даже усыновить, полюбив меня как сына и пожалев сироту. Однако я понимал – если бы они узнали, кто я, они бы меня расстреляли на месте. Но они этого не знали. Я всячески прятался, старался избегать медицинских обследований, чтобы ни одна живая душа не заметила моей принадлежности к «низшей» расе.

Однако, однажды моей тайне все-таки было суждено раскрыться. В моем полку служил офицер, который был гомосексуалистом. Он всячески проявлял ко мне особое расположение, но я не понимал тогда, что могли значить его особенно крепкие объятия. Мы же тогда и подумать не могли о чем-то подобном, мы были очень наивными. Роберт, так звали офицера, подкараулил меня однажды в душе. И застал врасплох. Я не мог больше думать ни о чем другом, кроме как защитить себя. И Роберт все понял. Я сразу подумал, что погиб. Но Роберт… Друзья мои, этот немецкий офицер произнес тогда те слова, которые я не забуду никогда. Он сказал: «Йозеф, поверь мне, есть другая Германия». После этого случая он отказался от своих притязаний сексуального характера и стал моим лучшим другом. Какое это было облегчение знать, что кто-то может тебя поддержать – в этом злостном и полном ненависти и бесчеловечности к евреям мире. Я не могу вам передать мои чувства. Роберт, к моему глубокому несчастью, вскоре был убит, и я вновь остался наедине со своей страшной тайной.

Так как продвижение немцев в Советском Союзе оказалось не столь стремительным, как этого ожидал Гитлер, и дальнейшая ситуация становилась все серьезнее, мой командир вынес решение отправить меня в силу слишком молодого возраста обратно в Германию. Так я попал в Гитлерюгенд – нацистскую молодежную организацию, в которой в обязательном порядке в то время должна был состоять немецкая молодежь. Нас обучали наукам, мы много занимались спортом, играли в игры, дружили. И только по ночам я вновь впадал в состояние жесточайшей тоски по родным и волнения об их судьбе. Основой нашего образования в Гитлерюгенд была расовая теория о превосходстве немцев, о которой я уже упоминал. Однажды произошел курьезный случай. В очередном неистовом припадке стараясь нам доказать, что арийская раса совершенно превосходит все остальные, преподаватель указал на меня – низкорослого, темненького, худого юношу с длинным носом – и произнес: «Посмотрите на Йозефа – вот пример чистоты арийской расы!». Уже после окончания войны мне довелось повстречать этого человека, и тогда я сказал ему, кем являлся на самом деле. Он очень побледнел, потом покраснел, но потом, придя в себя, он произнес: «Йозеф, я всегда знал об этом». В это, правда, сложно поверить. Ведь обнаружить и убить еврея для любого немца было делом чести.

Я часто задаю себе вопрос, друзья мои, как могло произойти, что из молодых интеллигентных людей в Германии возникла управляемая, зомбированная толпа? Поэтому я утверждаю и призываю вас – молодежь должна оставаться критически настроенной! Иначе ее можно легко запрограммировать. Все внушаемые постулаты нужно согласовывать со своей совестью. Разве может доктрина, построенная на ненависти к людям, быть истинной? Я должен отметить, что обычно под влияние попадают психически слабые люди. Таким образом они решают свои личностные проблемы, самоутверждаются, угнетая других, стремясь почувствовать свое превосходство и состоятельность. Молодые люди – это сырой материл, из которого можно лепить все, что хочешь. Поэтому они и становятся прицелом властей, их прорабатывают, чтобы в дальнейшем обеспечить лояльность и безоговорочное подчинение.

Тоска по родителям заставил меня вернуться в Лодзь. Я, будучи немцем, не мог попасть в гетто, поэтому несколько раз в день во время своего отпуска я ездил на трамвае мимо гетто и однажды мне показалось, что со спины я увидел женщину, похожую на мою мать. Я был уверен, что это она. С другой стороны, я был рад, что она не обернулась, иначе мы бы не смогли побороть желание позвать друг друга, дать знак, и тогда мне бы пришел конец. Мои родители погибли. Но я уверен, что они бы меня простили, ведь я всего-навсего хотел остаться в живых. Холокост пережил только мой брат.

В Лодзе я познакомился с девушкой Лени. Немкой, истовой арийкой. Я полюбил ее. А любовь означает и доверие, поэтому я почти решился ей все рассказать. Но в последний момент какой-то внутренний голос меня остановил. Когда Лени после войны узнала о том, что я еврей, она призналась, что сразу бы сдала меня полиции в то время. Позже она хотела уехать со мной в Израиль, но мы расстались. Сейчас она живет в Канаде и мы вновь восстановили связь спустя 50 лет.

Рассказав вам часть моей биографии наиболее страшную и в то же время главную ее часть, я не стремился вызвать у вас чувство вины, упаси меня Господь. Я бы хотел обратиться к вам с моим посланием и прошу запомнить его. Я стар и скоро меня не станет на земле, но выступая здесь, разговаривая с вами, я бы хотел, чтобы вы стали моими свидетелями, чтобы то, что пережил я, вы прочувствовали и продолжили мое дело. Как будто не я, а вы были участниками тех событий – ведь только при условии передачи этого страшного опыта мы сможем избежать повторения этих бесчеловечных поступков.

Когда жизнь человека подходит к концу, он всегда задает себе вопрос – зачем я был рожден? Что я должен был сделать здесь, что оставить после себя? И я должен сказать вам, что нашел смысл – он состоит в общении с вами, в передаче своей истории жизни, и моего послания вам. Молодое поколении не может нести ответственность за своих предков. Но в вашем участии и будет состоять наше примирение. Ибо в Талмуде, священной книге для всех евреев, сказано – если ты спас одну душу, ты спас всех. Помните это.
http://www.eu-kultprosvet.ru/index060808.php?id=2
 

pampa

Помножен на ноль
Видел я этот фильм еще в школе. Особую радость зала вызвала сцена наступления красной армии ))
 
Тоже по теме:


Еврейский "сын" эсэсовского полка

Латышская полицейская бригада, в которой был Алекс, вошла в состав войск СС
Алекс Курзем приехал в Австралию в 1949 году с маленьким коричневым чемоданчиком и тяжелым багажом воспоминаний.
Лишь в 1997 году он решил раскрыть свою тайну. Алекс рассказал своей семье в Мельбурне, что во время Второй мировой войны, в возрасте пяти лет, он стал "сыном полка" в войсках СС.

История его жизни была опубликована в недавно вышедшей книге "Талисман".

"Они дали мне форму, маленькое ружье и маленький пистолет, - рассказал Алекс Курзем в интервью Би-би-си. - Они давали мне также небольшие поручения - почистить сапоги, принести воды, развести костер. Но моя основная работа состояла в том, чтобы развлекать солдат, скрашивать их существование".

Тяжелые воспоминания

Алекс стал свидетелем зверских преступлений. В выпусках кинохроники его называли "самым молодым нацистом Рейха". Однако эсесовцы так и не узнали самой важной детали из жизни своего "сына полка".

"Они не знали, что я был еврейским мальчиком, который сбежал от нацистского батальона смерти, - рассказывает Алекс. - Они думали, что я русский сирота".

20 октября 1941 года немецкая армия вошла в белорусскую деревню, где жил Алекс.


Алекса называли самым молодым нацистом Рейха
"Я помню, как немецкие солдаты заняли деревню, выстроили всех мужчин на площади и расстреляли их, - вспоминает Алекс. - Моя мать сказала мне, что отца убили и что нас всех тоже убьют. Умирать я не хотел, поэтому ночью я сбежал. Поцеловал мать на прощанье и до утра спрятался на холме около деревни".

Днем всю его семью убили - мать, брата и сестру.

"Я был раздавлен горем, - говорит Алекс. - Помню, я кусал руку, чтобы не плакать навзрыд, - я боялся, что меня найдут в лесу. Не помню точно, что было потом. Наверно, я несколько раз терял сознание. Это было ужасно, - вспоминает он. - Когда стрельба прекратилась, я не знал, куда идти, и прятался в лесу, потому что не мог вернуться домой. Я остался совсем один. Мне было тогда пять или шесть лет".

"Я стучался в дома, и люди давали мне кусочки хлеба, но говорили, чтобы я уходил. Никто меня не приютил".

Алекс выжил благодаря одежде, которую он снимал с убитых солдат.


Я боялся, что русские пристрелят меня или что немцы обнаружат, что я - еврей. Мне некуда было деваться
Алекс Курзем
В лесу он прожил девять месяцев, а потом один из местных жителей сдал его латышской полицейской бригаде, которая позднее стала частью войск СС.

В тот день "полицаи" устроили массовую казнь, и Алекс думал, что убьют и его.

"Рядом со мной стоял солдат, и я попросил его: "Пока вы меня не убили, можно мне съесть кусочек хлеба?". Он взглянул на меня, а потом отвел за здание школы. Он осмотрел меня и понял, что я еврей. "Нехорошо, нехорошо, - сказал он. - Слушай, я не хочу тебя убивать, но и оставить тебя здесь я не могу, потому что тебя убьют. Я возьму тебя с собой, дам тебе новое имя, а другим солдатам скажем, что ты - русский сирота".

"Сын полка"


Алекс открыл тайну родным только в 1997 году
Алекс Курзем до сих пор не может понять, почему латышский сержант Йекабс Кулис пожалел его. Алексу помогло то, что у него была арийская внешность, и они оба сумели сохранить в секрете его истинное происхождение.

"Я постоянно должен был быть начеку, потому что, если бы кто-то узнал об этом, меня бы убили, - вспоминает Алекс. - Я боялся, что русские пристрелят меня или что немцы обнаружат, что я - еврей. Мне некуда было деваться".

Маленький Алекс побывал на восточном фронте. Кроме того, он раздавал шоколадки около железнодорожных составов, чтобы завлечь евреев в вагоны для скота, в которых их увозили в концлагеря.

В 1944 году, когда стало ясно, что немцы проигрывают войну, командир его эсесовской части отправил его жить в одну латышскую семью.

Пять лет спустя вместе с этой семьей Алекс оказался в Австралии. Сначала он работал в цирке, а потом стал ремонтировать телевизоры в Мельбурне. Все это время он никому не рассказывал о прошлом, даже своей австралийской жене Патрише.

"Уезжая из Европы, я сказал себе: "Забудь о прошлом. Ты едешь в новую страну, начинаешь новую жизнь. Отключись и даже не думай об этом". Мне это удалось. Я всем говорил, что мои родители погибли во время войны, но в детали не вдавался".

Лишь в 1997 году Алекс рассказал обо всем родным и вместе с сыном Марком начал восстанавливать историю своей жизни.

Они посетили деревню, где родился Алекс, и выяснили, что на самом деле его зовут Илья Гальперин. А в латышских киноархивах они нашли кадры с маленьким Алексом в эсесовской форме.
http://news.bbc.co.uk/hi/russian/international/newsid_6958000/6958968.stm
 
Леонид Млечин, "Особая папка", Гитлер и антисемитизм...

http://rutube.ru/tracks/896562.html?v=97483c35f723ee47c6659a103e59437b
 
Церковь в Будапеште отменила мемориальную мессу в честь контр-адмирала Миклоша Хорти, который руководил Венгрией 24 года до 1944 года и передал нацистам сотни тысяч евреев.
Нацистам ничего не надо было "передавать". К моменту депортации Венгрия была под нацистской оккупацией уже несколько месяцев и Хорти уже не был у власти.
 
с момента вступления Венгрии в войну и до 1944 года погибло около 63 тысяч. евреев
Именно, что "погибло", а не "уничтожено".

Они были призваны в армию, как и все остальные граждане Венгрии. Можно рассуждать о более высоком удельном проценте призыва, можно порассуждать о более опасных заданиях, как разминирование, но не более того.
 
Именно, что "погибло", а не "уничтожено".

Они были призваны в армию, как и все остальные граждане Венгрии. Можно рассуждать о более высоком удельном проценте призыва, можно порассуждать о более опасных заданиях, как разминирование, но не более того.
Откуда 63 тыс. погибших евреев в армии Венгрии к 1944-му году????????
Я же дал ссылку, там и действия Хорти против евреев Венгрии, и евреев других стран.
В Венгрии с 1920 г. существовал авторитарный режим Миклоша Хорти. Этот режим начал осуществлять антиеврейскую политику в 1938 году, когда был принят "Первый Еврейский Закон", устанавливавший квоту на максимальную долю еврейского населения в трудовой занятости в 20 %. В 1939 г. был принят "Второй Еврейский Закон", ещё более урезавший квоты еврейского населения в трудовой занятости и предпринимательстве. К тому же принятый закон определял еврейство как расу, а не как религию, что меняло статус евреев, принявших ранее христианство. После вступления Венгрии во Вторую мировую войну в июле 1941 года венгерское правительство переложило ответственность за 18 000 евреев, живущих в Карпатской Рутении, на германские вооружённые силы. Эти евреи, не будучи гражданами Венгрии, были сосланы в район под Каменец-Подольским. 16 000 из них было расстреляно частями местной Айнзатцгруппы. Через полгода после событий под Каменец-Подольским за ведение партизанских действий венгерские войска убили 3 000 пленных сербов и евреев, содержащихся около Нови-Сада.
В августе 1941 был принят "Третий Еврейский Закон", который налагал запрет на бракосочетания и половые контакты между евреями и венграми. К весне 1944 года погибло около 63 тысячи евреев (8 % еврейского населения).
Никак не военнослужащих.
 
semen_izdali,

В статье, на которую ты мне дал ссылку говорится о 63 тыс венгерских евреев погибших до ещё до вторжения нацистов в Венгрию.
Ещё не так давно эта цифра была 55 тыс. но я даже это не оспариваю. И я тебе просто объяснил, что они погибли воюя за Венгрию.

Или еврейских граждан Венгрии убил "запрет на браки"?