Кто что читает?

Да, прочитал Кинга "Мистер Мерседес" ,"Под куполом" и "11/22/63" . Снова убедился, что сериалы по Кингу, это полный отстой, по сравнению с книгами.
Ну неправда. Вот под куполом черная лесбиянка отсутствующая у Кинга появилась. Это заметный прогресс и дополнительное уважение от соответствующих граждан. А то писатель явный сексист и белый мужчина.
 
Ну неправда. Вот под куполом черная лесбиянка отсутствующая у Кинга появилась. Это заметный прогресс и дополнительное уважение от соответствующих граждан. А то писатель явный сексист и белый мужчина.
А вот, нифига. У Кинга полно персонажей разных цветов и рас, а также всяческих ориентаций. То, что черной лесбиянки не было в книге, это, конечно, большой прокол, но авторы сериала натащили в Купол столько разной фигни из разных тем и сюжетов, что Кинга там совсем не видать.
 
Имхо , по Кингу нереально нормально снять
Кинг, кмк, вполне визуально пишет, кинематографично.
Но да - дорого. :D
Для нормальной экранизации потребуются дорогие высококачественные актёры.
 
Поздний кинг написан под сериалы. Сто героев с проблемами и тысяча страниц текста. Я не могу его читать, в руках держать невозможно, а с экрана надо месяц.
 
— Но скажите правду, — говорила она, щепотками снимая с кончика языка крошки табаку, — ведь были же у вас встречи за эти годы?

— Были. Но вы догадываетесь, какого рода. Ночные отели... А у вас?

Она помолчала:

— Была одна очень тяжелая история... Нет, я не хочу говорить об этом. Мальчишка, сутенер в сущности...
======================
http://izbrannoe.com/news/iskusstvo/ivan-bunin-v-parizhe/
 
Я вчера посмотрел Побег из Шоушенка. И хотя ИМХО фильм прекрасный, но с какой стати рассказчик внезапно стал негром? Он был ирландец. Причем в фильме фраза позвучала как шутка. А в реальности негр н под каким соусом не сидел бы с белыми в одном корпусе в 40е. Эти странные закидоны с превращение рыцарей короля Артура в негров начались еще в 90е.
 
....характерно, и противоположная сторона, т. е. потенциальная жертва, тоже знает, где и при каких обстоятельствах надо остерегаться медведя, а при каких – нет. Понимает, что заметный издали и спокойно идущий медведь в сто раз безопаснее скрытно крадущегося. Тем не менее, если кто глупый решит испытать судьбу и подойдёт к такому прогуливающемуся мишке на критические 10–15 метров, он мгновенно поймёт, что имеет дело не с библейским львом......
https://www.litres.ru/mihail-krechmar/mohnatyy-bog/chitat-onlayn/
 
http://s-marshak.ru/articles/speransky-marshak02/speransky-marshak.htm

Из Сионид
Снится мне: в родную землю
Мы войдем в огнях заката,
С запыленною одеждой,
Замедленною стопой...
И войдя в святые стены,
Подойдя к Ерусалиму,
Мы безмолвно на коленях
Этот день благословим...
Излучина Иордана
Излучина Иордана
И с холмов окинем взглядом
Мы долину Иордана,
Над которой пролетели
Многоскорбные века...
И над павшими в пустыне,
Пред лицом тысячелетий,
В блеске желтого заката
Зарыдаем в тишине...

А назавтра, на рассвете
Выйдет с песней дочь народа
Собирать цветы в долине,
Где блуждала Суламифь...
Подойдет она к обрыву,
Поглядит с улыбкой в воду,
И знакомому виденью
Засмеется Иордан!
....
мечта молодого Маршака стала явью. Путешествие началось...
Чайки
Туманный полдень. Тень печали -
На корабле. Замедлен бег.
А за кормой над зыбью дали
Как бы кружится легкий снег.

Нет, это чайки. Странно дики
И нарушают смутный сон
Их нарастающие крики,
Короткий свист и скорбный стон.

Все ближе реют, обнимая
Седыми крыльями простор.
То с первым ветром отлетая.
То вновь скользя наперекор.

Поджаты трепетные лапки,
Наклонено одно крыло...
Нам скучен день, сырой и зябкий,
А им - привольно и светло…

Но вот взгляни: в тревожном гуле,
Как бы в глубокой тишине,
Они устали и заснули
И закачались на волне.
26 ноября 1911.
Салоники - Афон
 
https://ygashae-zvezdu.livejournal.com/158213.html
Лифшицу хотелось не розовой лирики, а настоящей. Чего не хотелось так это в самиздат. И он придумал английского поэта, участника войны, павшего в боях под Арденнами, Джеймса Клиффорда. Только так, «в переводах» удалось протащить в печать пару десятков заветных стихов.

Приведу одно из лучших:

Ах, как нам было весело,
Когда швырять нас начало!
Жизнь ничего не весила,
Смерть ничего не значила.
Нас оставалось пятеро
В промозглом блиндаже.
Командованье спятило
И драпало уже.
Мы из консервной банки
По кругу пили виски,
Уничтожали бланки,
Приказы, карты, списки,
И, отдаленный слыша бой,
Я — жалкий раб господен —
Впервые был самим собой,
Впервые был свободен!
Я был свободен, видит бог,
От всех сомнений и тревог,
Меня поймавших в сети.
Я был свободен, черт возьми,
От вашей суетной возни
И от всего на свете!..
Я позабуду мокрый лес,
И тот рассвет, — он был белес, —
И как средь призрачных стволов
Текло людское месиво,
Но не забуду никогда,
Как мы срывали провода,
Как в блиндаже приказы жгли,
Как всё крушили, что могли,
И как нам было весело!

Подборку Клиффорда напечатал в 1964 году «Наш современник». В литературной среде она произвела фурор. Поэт писал сыну:

«О Клиффорде тут много и очень хорошо говорят. Евг. Евтушенко даже хочет написать о нем статью — на тему о поколениях и т. п. Он же [рассказал мне, что] говорил о нем с Элиотом, и тот подтвердил, что Клиффорд — отличный поэт, известный в Англии. <...> Поэты меня поздравляют с прекрасными переводами. В общем, Клиффорд материализуется на всех парах. Не вздумай кому-нибудь открыть мою маленькую красивую тайну!..»
 

Вложения

Способность любить и хорошо переносить одиночество – показатель духовной зрелости. Все самое лучшее мы делаем, когда находимся в одиночестве.
Я не знаю пути к успеху. Но я знаю путь к неудаче — это желание понравиться всем.
 

simon

По дороге на губу
"Хатынская повесть"
http://loveread.ec/read_book.php?id=28221&p=1

рецензия:
Алесь (Александр) Михайлович Адамович не понаслышке знает о войне. Сам он прошёл Великую Отечественную, воюя в партизанском отряде. Поэтому книга "Хатынская повесть" вышла отчасти автобиографичной, отчасти документальной, т.к. наряду с описанными событиями встречаются документальные выдержки, представляющие собой воспоминания людей, которые пережили уничтожение фашистами одной из белорусских деревень. Написанная простым, где-то даже наивным языком, совершенно жуткая книга. Книга о войне, где погибают не на поле боя, а в собственных домах. Погибают не солдаты, а крестьяне. Чудовищно мучительную смерть принимают старики, женщины, дети.
 
Попала мне в руки книжка הכריש т.е. "Акула" Мишки Бен-Давида. Fiction История про подводную лодку ВМФ Израиля и то как соседи Израиля решили, посреди мирных переговоров устроить немножко войну.

По стилю немного похоже на Тома Клэнси в местах, где он описывает баталии, только все намного череней больше бардака, человеческой глупости итд (как оно обычно на войне в реальности и бывает). Я ее еще не закончил, времени нет, но довольно интересным показалось описание всей той задницы, которая возможна если соседи Израиля + внешние и внутренние терористы + поддержка РФ при полном похеризме а то и поддержке ООН и Мирового Сообщества попытаются затопить ненавистное сионистское образование кровью.
В истории присутствуют и ракеты из густозеселенных районов, и офенсивные туннели, и наступление "гражданского населения" на еврейские районы Иерусалима и поселков вблизи компактного проживания мусульманского населения. В общем полный набор.

Шедевром оно не является, скорей этакое бульварное боевое чтиво, но все равно забавно и позволяет взглянуть на некоторые причины по которым израильская внутреняя и внешняя политика СЕЙЧАС выглядит так, как она выглядит, а не иначе.
 
.....на этой высокой должности энергичный соискатель продержался недолго. Но дела не так уж плохи: «Послали меня не землекопом, а в бригаду маляров». Однако вскоре освободилось место помощника нормировщика. «Не теряя времени, я на другое же утро устроился помощником нормировщика, так и не научившись малярному делу». Трудна ли была новая работа? Читаем: «Нормированию я не учился, а только умножал и делил в своё удовольствие. У меня бывал и повод пойти бродить по строительству, и время посидеть».

В лагере на Калужской он находился до середины июля 1946 года, а потом – Рыбинск и Загорская спецтюрьма, где пробыл до июля 1947 года. За этот годовой срок, с точки зрения наращивания пролетарского стажа, он уже совсем ничего не набрал. Почти всё время работал по специальности — математиком. «И работа ко мне подходит, и я подхожу к работе», – с удовлетворением писал он жене.

С той же легкостью, с какой раньше он говорил, что командовал дивизионом, а потом назвался нормировщиком, вскоре герой объявил себя физиком-ядерщиком. Ему и на этот раз поверили!

В июле 1947 года перевели из Загорска опять в Москву, чтобы использовать как физика. Его направили в Марфинскую спецтюрьму – в научно-исследовательский институт связи. Это в Останкине.

В институте кем он только не был — то математиком, то библиотекарем, то переводчиком с немецкого (который знал не лучше ядерной физики), а то и вообще полным бездельником: опять проснулась жажда писательства, и вот признается: «Этой страсти я отдавал теперь все время, а казённую работу нагло перестал тянуть».
https://topwar.ru/128590-pozorneyshie-postupki-solzhenicina.html
 
Попала мне в руки книжка הכריש т.е. "Акула" Мишки Бен-Давида. Fiction История про подводную лодку ВМФ Израиля и то как соседи Израиля решили, посреди мирных переговоров устроить немножко войну.

По стилю немного похоже на Тома Клэнси в местах, где он описывает баталии, только все намного череней больше бардака, человеческой глупости итд (как оно обычно на войне в реальности и бывает). Я ее еще не закончил, времени нет, но довольно интересным показалось описание всей той задницы, которая возможна если соседи Израиля + внешние и внутренние терористы + поддержка РФ при полном похеризме а то и поддержке ООН и Мирового Сообщества попытаются затопить ненавистное сионистское образование кровью.
В истории присутствуют и ракеты из густозеселенных районов, и офенсивные туннели, и наступление "гражданского населения" на еврейские районы Иерусалима и поселков вблизи компактного проживания мусульманского населения. В общем полный набор.

Шедевром оно не является, скорей этакое бульварное боевое чтиво, но все равно забавно и позволяет взглянуть на некоторые причины по которым израильская внутреняя и внешняя политика СЕЙЧАС выглядит так, как она выглядит, а не иначе.
Прочитал до конца. Видно, что Мишка не Стивен Кинг. Последняя треть, скукота невообразимая.