Одна ночь на кладбище

С детства часто бывал на кладбище. Просто, путь, который надо было проходить, шел прямо через кладбище. Дорожка виляла огибая могилы, огороженые малюсенькими заборчиками, старые могилы, новые. И всегда, когда доходил до начала кладбища, умолкал, хотя до этого разговаривал с дедом, или бабушкой. Потому что на кладбище не надо разговаривать, если что то нужно сказать, то шопотом. Так у нас принято. Там, помню, увидел, растеленную коврами могильную яму. На вопрос, шепетом, "что это?", получил ответ - "цыганского барона хоронят". Потом, часто видел, на могиле барона, оставленые яблоки, кружки. Знатно его провожали и хоронили. Вот там я первый раз увидел, как выпивают на кладбище, поминая ушедшего. У нас это не принято. Поминки, с алкоголем, да. Но не на кладбище, не возле могилы. У других народов - другие обычаи. Но все равно, вот это резало и цепляло глаз. Выпивка на кладбище было что то совсем для нас из ряда вон выходящим. Но, наши прапрапрадеды, во время подготовки похорон и во время самих, устраивали такие пиры и фестивали, что сам усопший мог встать. Свадьбы отдыхают. В каждое время свои нравы и правила.
Было и еще, чего мы в кладбище не делали. Ночью мы туда не ходили. Если уж возвращался ночью, то делали лучше болшой крюк, шли дорогой длиннее, но чтоб не через кладбище.

Это произошло в Клайпеде, во времена совка. 80-тые. Повадился наш пролетариат (совсем совсем пролетариат), а, иногда и представители интелигенции - художники, музыканты и т.д. выпивать на кладбищах. Причем, важная деталь - по вечерам или совсем ночью. Этимология в наших краях сего тайнства (и не только в наших), была в том, что в кладбищах - спокойно. Никто по вечерам, тем более - ночью, вас не побеспокоит. Ни милиция, ни дружинники, ни жены придут домой тащить, ни прохожие. Спокойно, тихо, своя компания из верных товарищей (кругом). Что может быть лучше? Благодать, для любителей зеленого змея.
Итак, Клайпеда, 80-тые, вечер. Собралась компания работяг, решили выпить. Сообразили, что пить, и сообразили, где. На кладбище. Пришли на кладбище. Сели возле свежей могилы, утопающей в венках и цветах. Начали употреблять, ведя разговоры интелектуальные (на своем уровне) и нет. Сиделось им хорошо, весело, но без эксцесов. Тогда еще никаких сатанистов не было, практически никто вандализмом на кладбищах в те времена не занимался (если случалось, то это реально было большой большой редкостью и большим скандалом). Одним словом, компания весело выпивалa, алкоголя у них тоже было не с гулькин нос, так что, один из компашки отрубился. Отряд сразу заметил потерю бойца, потому, когда все выпили и собрались уже выходить с кладбища, срочно провели пэтиминутное собрание, что делать с ушедшим в астрал товарищем. Было принято решение оставить его на месте, ну не потащиш же его, когда сами еле еле на ногах. Ребята оказались заботливые и (еще) смекалистые: чтоб спящий друг не замерз (в самом начале лета ночи у нас иногда бывают холодными), взяли его, положили на могилку, на светы, и обклали сверху венками и цветами. Позаботились о друге, и ушли.

И так, уже, наверное, в эту ночь сошлись звезды, что в эту самую ночь, в Клайпеде, совсем другая компания, тоже собралась выпить. И пошли в это самое кладбище. Да, они пришли и расселись возле той же самой могилы, возле которой сидела предыдущая компания. Начали выпивать. Пустили стакан по кругу. Говорили тихо. После того, когда стакан начал очередное свое н-ое движение по кругу, вдруг из цветов и венков на могиле, вылезла рука и протянулась в сторону стакана и оттуда же прозвучала громкая драза: "Įpilk, žaltį, ir man!" (перевод с литовского: "Налей и мне, уж! ("Žaltys" - "Уж" на русском - лат. Natrix natrix, на литовском языке употребляется как ругательное слово).

Финал этой истории таков, что один из выпивавших сразу умер на месте - не выдержало сердце, все другие в ужасе, пархнули во все стороны, как ошпареные, прыгая, куверкаясь через памятники, ломая себе ноги, руки, выбивая зубы. Трагический финал, которым кончилась эта одна ночь на кладбище.
 
Жуть... В Бресте у нас был предводитель дворовой компании, на пару лет старше нас 12-13 летних. Его, несколько упившегося красненьким, совсем немного, мы оставили в ещё безлюдном весеннем парке, уложив в длинную ёмкость под прилавком ещё закрытого "летнего ресторана" над озером и прикрыв лёгкие дверцы. Он потом рассказал, что он ощутил "очнувшись в холодном гробу" и начав биться, выкатился наружу... :drunk:
 
Сверху Снизу