Польша-1939

#2
программа развернулась после того, как Германия в 1939 году оккупировала Польшу. Специальные деятели СС были поражены количеством светловолосых и голубоглазых детей, которые по первичным признакам соответствовали арийской расе. Тогда были разработаны мероприятия по изъятию таких детей и вывоз их в центры Либенсборна для окончательного отсева и передачи на «ариизацию» в специальные учебные центры.

Для реализации этого плана женщины – сотрудницы Либенсборна, были отправлены в рейды по населенным пунктам Польши, Чехии, Словакии и Украины, где наблюдали за детьми и вычисляли тех, кто по внешним признакам подходит для их программы. Имея специальные навыки и подманивая детей сладостями, они входили в доверие и узнавали, кто они, где живут, есть ли у них братья и сестры, сколько им лет и как они выглядят. После этого — подавали собранные данные в местные отделения СС.

После этого родителям делались предложения разного характера: от банального «отправить ребенка в лагерь на отдых» до запугивания родителей тем, что у ребенка тяжелая болезнь и помочь ему можно только в специальной клинике. Так, в 1942 году группенфюрер СС Ульрих Грейфельт из личного штаба Гиммлера, в который входил и Либенсборн, издал директиву 67/1, в которой предписывалось безусловное изъятие интересующих детей, вплоть до силового, на территории Польши с дальнейшей их отправкой в Лодзь и Калиш, где были созданы центры отбора, в которых анализировались физические параметры детей и отбирались те, кто соответствовал всем требования. Дети, не прошедшие отбор, отправлялись в концентрационные лагеря Аушвиц и Треблинка, где уничтожались.
Те же, кто проходил отбор – направлялись в Хеймшулен, специальные школы, где детей интенсивно обучали немецкому языку и под самый верх загружали нацистской идеологией и пропагандой. Мало того, из них вышибали все то, что было связано с их прошлой жизнью. В частности – вытравливалась память о родителях и особо жестоко вышибалось знание родного языка.

При том, что детей довольно хорошо кормили и обеспечивали одеждой и всем необходимым, за любое слово на родном языке, они в наказание лишались пищи и подвергались порке. Причем, сам факт употребления родных слов устанавливался по доносам товарищей, что очень поощрялось. После окончания курса «ариизации», дети становились доступными для усыновления чистыми арийцами и снабжались новыми документами, с новыми именами, фамилиями, датой и местом рождения.

Совсем маленькие дети в возрасте год-два, после проведения необходимых тестов, сразу становились доступными для усыновления или оставались на воспитании в Хеймшуле. С 1943 года была запущена программа изъятия новорожденных детей: прямо в роддомах у иностранных работниц, чьи параметры указывали на то, что у них может быть арийское потомство. Если ребенок оказывался не чистым – уничтожался.

По мере того, как линия фронта приближалась к местам дислокации учреждений Либенсборна, все архивы вывозились вглубь Германии, где в конце концов, были уничтожены и возврат детей родителям оказался крайне затрудненным. Так, из 200 тыс. детей из Польши удалось вернуть родителям только 40 тыс. Дети возвращались с полностью утраченными навыками общения на родном языке и с крайне деформированной психикой, которая не позволяла адекватно воспринимать окружающую реальность. Судьба остальных осталась неизвестной.

Зато известно, как подействовало такое воспитание на приемных детей. Описан случай польского подростка Алози, который прошел весь путь похищенных детей, вплоть до усыновления немецкой, арийской семьей. Там он получил новое имя и фамилию Альфред Бильдербергер. Когда война уже закончилась, его приемный отец снял портрет Гитлера в его спальне и Альфред с ненавистью назвал его предателем. В общем, там выросли пусть и не Павлики Морозовы, но Паули Морозенберги – точно.
https://defence-line.org/2018/11/paul-morozenberg-chast-2/
 
#3
По окончании Первой мировой войны территория Европы перекраивалась ещё несколько лет. Континентальные империи распались, возникли молодые государства, которые стремились прирасти территорией за счёт друг друга и за счёт проигравших войну стран. По условиям Версальского мирного договора многие спорные территории со смешанным населением подлежали разделу по итогам референдумов, проводимых среди местного населения. Одним из таких волеизъявлений стал плебисцит о разделе между Германией и возрождённой Польшей приграничной Верхней Силезии, проведённый 21 марта 1921 года.

Густонаселённый немецкий Обершлезиен (Oberschlesien), он же польский Гурны Шлёнск (Górny Śląsk), с развитой промышленностью и богатыми месторождениями угля и металлов не хотели уступать друг другу ни немцы, ни поляки. Поэтому референдуму предшествовали вооружённые столкновения польских отрядов и немецкого фрайкора. По результатам референдума 40,4% населения высказалось за вхождение Верхней Силезии в состав Польши, а 59,5% — за то, чтобы она осталась в Германии. Фактическая граница пролегла по установившейся линии, разграничивающей вооружённые формирования противника. В результате окончательное решение силезского вопроса отодвинулось ещё на четверть века.

Война пропагандистов в этом конфликте была не менее жаркой, чем вооружённое противостояние. Сегодня мы представляем небольшую подборку плакатов, выпущенных в Германии и Польше в 1919–1921 гг. https://warspot.ru/8317-vesyolye-kartinki-warspot-polsko-nemetskaya-skazka 13-5f7cf6d20f68d7c4001c52def362c7ac.jpg 08-1481c7019d63f938d084b359053e647f.jpg 04-5bcc7c79f56518ce0eaf31b2684e379a.jpg 06-87c8c333ea55619697d0caef72b334b3.jpg 10-aa093622cc4c46bf0c9276d2acb85fbf.jpg