Протесты в Израиле

марик

По дороге на губу
Странные евреи. Видать вконец обкуреные. Денег не просят, просто так раздают.
 
Не всё так просто. Они там рождаться собираются: https://detaly.co.il/na-balfur-rozhdaetsya-novyj-izrail/
На Ближнем Востоке Биньямина Нетаниягу нет места слабым. Нужно быть сильными, иначе мы не выживем, повторяет он, имея в виду государственный и геополитический аспекты. «Простая правда заключается в том, что на Ближнем Востоке и во многих других частях света для слабых нет места. Слабые не могут выстоять, их режут, убивают, их имена стирают из истории человечества. А сильные, хорошо это или плохо, выживают».

Такова концепция премьер-министра, и, возможно, он прав, когда речь идет о сильной армии. Но создается впечатление, что хотя он говорит вновь и вновь о внешней политике, подразумевает он политику внутреннюю.
Лозунг «выживает сильнейший» проникает в общество и убеждает нас, что для того, чтобы тут остаться, мы должны победить друг друга. Нетаниягу недооценивает тех, кто представляются ему слабыми, но они могут обратить свою слабость в силу. Так возник протест на улице Бальфура.
То, что на протяжении последних недель происходит на улице Бальфура – это прямая противоположность тому, что мы привыкли понимать под силой. Единение слабых, выступивших против несправедливости и деградации – вот доказательство того, что сила бывает разной и не ограничивается угрозами разбомбить иранский реактор.

То, что происходит сейчас на улице Бальфура, оставляя в стороне политические лозунги на плакатах, многоликость толпы, ненасильственное противодействие – бросает вызов теории, по которой выживает сильнейший. Вот несколько примеров.
Безопасное пространство
На демонстрациях можно увидеть людей в белых жилетах, как правило, босых. Они – из группы «Безопасное пространство». Они приглашают тех, кто пережил стресс, испытывает чувство тревоги или хочет излить душу, на площадку, которую они организовали в парке Независимости, чтобы просто поговорить.
Те, кто на волонтерской основе руководят работой «Безопасного пространства», используют практики, чьи корни на вечеринках транса и фестивалях, где причиной бед является, как правило, злоупотребление наркотиками, но вопреки тому, что говорят об участниках демонстраций, наркотики к улице Бальфура отношения не имеют.

Матери
В последние две недели десятки женщин присоединились к движению «Матери против полицейского насилия» и, надев желтые жилеты, защищают участников демонстраций. Объединение это носит не только тактический характер. Примкнувшие к нему женщины приходят на Парижскую площадь, примыкающую к улице Бальфура, потому что им не все равно. Чьи они матери? Демонстрантов? Полицейских? Демонстрантов с другой стороны баррикады? Они не говорят.
Они приходят, чтобы принести мир, успокоить, накричать на всех, так чтобы все почувствовали себя равными, не отдавая преимущества ни одному ребенку. Несколько матерей встретились с участницами группы «Матери против полиции», которую основали женщины из эфиопской общины, участвовавшие в протестах против полицейского насилия, и обещали присоединиться к ним. Есть в деятельности этих женщин некое смирение – многие из них пережили процесс развития политических взглядов и их диалоги с полицейскими в ходе демонстраций показывают, насколько объединяющим и влиятельным является это движение.
Диалог между религиозными и светскими

Трудно сказать с точностью, как это вышло, возможно, оттого, что к протесту присоединились брацлавские хасиды, но самое важное, что произошло в минувшую субботу на улице Бальфура – это диалог между религиозными и светскими. Диалог всех со всеми на все темы. Встречи происходят на протяжении полутора месяцев, но, как правило, где-то в стороне от основного движения. А в минувшую субботу, 29 августа создалось впечатление, что это и есть главная цель – встретиться.
Пожалуй, это неудивительно. Жажда общения в израильском обществе – мощнейшая, каждый хочет обзавестись товарищем из другой группы общества, потому, что подавляющее большинство израильтян глубоко убеждены, что израильское общество должно быть единым. Начинается все с диалога. А где заканчивается? Далеко от улицы Бальфура.
Уборка
«Я просто зашел в супер, купил рулон пакетов для мусора, и раздал их людям», сказал молодой человек, которого я спросил, почему он в разгар демонстрации собирает мусор на Парижской площади. И он не одинок.
На протяжении последних недель по окончании демонстрации «анархисты» или «инопланетяне», как их называют в семье Нетаниягу, участники движений «Черные флаги» и «Криминальный премьер» (Crime minister), берут в руки метлы и мусорные мешки и тщательно убирают улицу и площадь, где проходила демонстрация. Люди, которые испытывают чувство ответственности по отношению к другим людям и по отношению к месту, где они находятся, оставляют его в чистоте.
Многоликий протест
На улицу Бальфура стекаются всевозможные группы протеста против проявлений несправедливости. Община ЛГБТ продемонстрировала свое внушительное присутствие. Другие выступают против полицейского насилия и напоминают, что в Израиле есть группы населения, которые становятся жертвами полицейского насилия не только на исходе субботы в Иерусалиме.
Три недели назад на площадь пришла группа в поддержку Абра Менгисту, томящегося в плену ХАМАСа, и уходить не собирается. Эти и многие другие группы протеста создают пеструю мозаику «праздника на улице Бальфура», где каждому есть что сказать израильскому обществу, что прокричать, каких измений потребовать. А значит – и выслушать других участников протеста.
Любовь
Говорят, что что сила ненависти – ограничена. Она как кофеин – стимулирует, но ненадолго. Другое дело – любовь. Она никуда не уходит. На улице Бальфура вы встретите проявления самые разных чувств. Тут и ненависть, и отвращение, и гадливость, и презрение, и высокомерие. Но возвышается надо всем любовь к чему-то, что больше нас. К чему же? Одни говорят – к Израилю, другие – к демократии, третьи – к сионистской мечте. Не случайно самая популярная песня, название которой можно увидеть на плакатах демонстрантов, это «Нет у меня другой страны». Кто-то приезжает на улицу Бальфура, чтобы в лечебных целях провести медитацию, но у большинства любовь выражается в ярости, вызванной тем, что положение дел в стране и в обществе далеко от желаемого. Они любят эту страну и желают ей добра.
Если то, что происходит на улице Бальфура, закончится одновременно с тем, как Нетаниягу покинет свой пост, это станет большой трагедией. Этот протест может посеять зерна, из которых взрастет другая реальность. Быть может, для нее еще не найдено политическое выражение, но у нее есть дух, опыт и терпение. Ее самый мощный символ – это рукописный плакат, нарисованный дома. Нет другой сцены протеста и нет более важного протестного движения. Каждый прислушивается к ближнему, каждому есть место.
Это - новая Декларация Бальфура. Декларация демократии.
Яхэль Фарадж, "Давар ха-овдим б'Эрец Исраэль", М.Р.
 

Ig

 
Не всё так просто. Они там рождаться собираются: https://detaly.co.il/na-balfur-rozhdaetsya-novyj-izrail/
На Ближнем Востоке Биньямина Нетаниягу нет места слабым. Нужно быть сильными, иначе мы не выживем, повторяет он, имея в виду государственный и геополитический аспекты. «Простая правда заключается в том, что на Ближнем Востоке и во многих других частях света для слабых нет места. Слабые не могут выстоять, их режут, убивают, их имена стирают из истории человечества. А сильные, хорошо это или плохо, выживают».

Такова концепция премьер-министра, и, возможно, он прав, когда речь идет о сильной армии. Но создается впечатление, что хотя он говорит вновь и вновь о внешней политике, подразумевает он политику внутреннюю.
Лозунг «выживает сильнейший» проникает в общество и убеждает нас, что для того, чтобы тут остаться, мы должны победить друг друга. Нетаниягу недооценивает тех, кто представляются ему слабыми, но они могут обратить свою слабость в силу. Так возник протест на улице Бальфура.
То, что на протяжении последних недель происходит на улице Бальфура – это прямая противоположность тому, что мы привыкли понимать под силой. Единение слабых, выступивших против несправедливости и деградации – вот доказательство того, что сила бывает разной и не ограничивается угрозами разбомбить иранский реактор.

То, что происходит сейчас на улице Бальфура, оставляя в стороне политические лозунги на плакатах, многоликость толпы, ненасильственное противодействие – бросает вызов теории, по которой выживает сильнейший. Вот несколько примеров.
Безопасное пространство
На демонстрациях можно увидеть людей в белых жилетах, как правило, босых. Они – из группы «Безопасное пространство». Они приглашают тех, кто пережил стресс, испытывает чувство тревоги или хочет излить душу, на площадку, которую они организовали в парке Независимости, чтобы просто поговорить.
Те, кто на волонтерской основе руководят работой «Безопасного пространства», используют практики, чьи корни на вечеринках транса и фестивалях, где причиной бед является, как правило, злоупотребление наркотиками, но вопреки тому, что говорят об участниках демонстраций, наркотики к улице Бальфура отношения не имеют.

Матери
В последние две недели десятки женщин присоединились к движению «Матери против полицейского насилия» и, надев желтые жилеты, защищают участников демонстраций. Объединение это носит не только тактический характер. Примкнувшие к нему женщины приходят на Парижскую площадь, примыкающую к улице Бальфура, потому что им не все равно. Чьи они матери? Демонстрантов? Полицейских? Демонстрантов с другой стороны баррикады? Они не говорят.
Они приходят, чтобы принести мир, успокоить, накричать на всех, так чтобы все почувствовали себя равными, не отдавая преимущества ни одному ребенку. Несколько матерей встретились с участницами группы «Матери против полиции», которую основали женщины из эфиопской общины, участвовавшие в протестах против полицейского насилия, и обещали присоединиться к ним. Есть в деятельности этих женщин некое смирение – многие из них пережили процесс развития политических взглядов и их диалоги с полицейскими в ходе демонстраций показывают, насколько объединяющим и влиятельным является это движение.
Диалог между религиозными и светскими

Трудно сказать с точностью, как это вышло, возможно, оттого, что к протесту присоединились брацлавские хасиды, но самое важное, что произошло в минувшую субботу на улице Бальфура – это диалог между религиозными и светскими. Диалог всех со всеми на все темы. Встречи происходят на протяжении полутора месяцев, но, как правило, где-то в стороне от основного движения. А в минувшую субботу, 29 августа создалось впечатление, что это и есть главная цель – встретиться.
Пожалуй, это неудивительно. Жажда общения в израильском обществе – мощнейшая, каждый хочет обзавестись товарищем из другой группы общества, потому, что подавляющее большинство израильтян глубоко убеждены, что израильское общество должно быть единым. Начинается все с диалога. А где заканчивается? Далеко от улицы Бальфура.
Уборка
«Я просто зашел в супер, купил рулон пакетов для мусора, и раздал их людям», сказал молодой человек, которого я спросил, почему он в разгар демонстрации собирает мусор на Парижской площади. И он не одинок.
На протяжении последних недель по окончании демонстрации «анархисты» или «инопланетяне», как их называют в семье Нетаниягу, участники движений «Черные флаги» и «Криминальный премьер» (Crime minister), берут в руки метлы и мусорные мешки и тщательно убирают улицу и площадь, где проходила демонстрация. Люди, которые испытывают чувство ответственности по отношению к другим людям и по отношению к месту, где они находятся, оставляют его в чистоте.
Многоликий протест
На улицу Бальфура стекаются всевозможные группы протеста против проявлений несправедливости. Община ЛГБТ продемонстрировала свое внушительное присутствие. Другие выступают против полицейского насилия и напоминают, что в Израиле есть группы населения, которые становятся жертвами полицейского насилия не только на исходе субботы в Иерусалиме.
Три недели назад на площадь пришла группа в поддержку Абра Менгисту, томящегося в плену ХАМАСа, и уходить не собирается. Эти и многие другие группы протеста создают пеструю мозаику «праздника на улице Бальфура», где каждому есть что сказать израильскому обществу, что прокричать, каких измений потребовать. А значит – и выслушать других участников протеста.
Любовь
Говорят, что что сила ненависти – ограничена. Она как кофеин – стимулирует, но ненадолго. Другое дело – любовь. Она никуда не уходит. На улице Бальфура вы встретите проявления самые разных чувств. Тут и ненависть, и отвращение, и гадливость, и презрение, и высокомерие. Но возвышается надо всем любовь к чему-то, что больше нас. К чему же? Одни говорят – к Израилю, другие – к демократии, третьи – к сионистской мечте. Не случайно самая популярная песня, название которой можно увидеть на плакатах демонстрантов, это «Нет у меня другой страны». Кто-то приезжает на улицу Бальфура, чтобы в лечебных целях провести медитацию, но у большинства любовь выражается в ярости, вызванной тем, что положение дел в стране и в обществе далеко от желаемого. Они любят эту страну и желают ей добра.
Если то, что происходит на улице Бальфура, закончится одновременно с тем, как Нетаниягу покинет свой пост, это станет большой трагедией. Этот протест может посеять зерна, из которых взрастет другая реальность. Быть может, для нее еще не найдено политическое выражение, но у нее есть дух, опыт и терпение. Ее самый мощный символ – это рукописный плакат, нарисованный дома. Нет другой сцены протеста и нет более важного протестного движения. Каждый прислушивается к ближнему, каждому есть место.
Это - новая Декларация Бальфура. Декларация демократии.
Яхэль Фарадж, "Давар ха-овдим б'Эрец Исраэль", М.Р.
h1uu.jpg
 
Гринпис -"Животные не пострадали": Акции протеста против пребывания у власти Биньямина Нетаниягу; пострадали двое полицейских
Был задержан известный художник и писатель Зеэв Энгельмейер, пришедший на демонстрацию в костюме Шошке – придуманного им комического персонажа, выглядящего как "полностью обнаженная женщина без комплексов".
В Кейсарии с застройкой и заработками на хлеб насущный совсем плохо:
В Кейсарии на демонстрацию пришли более 500 активистов движения "Черные флаги". Они держат плакаты: "Лжец, диктатор", "Мы сыты коррупцией по горло" и т.д. Им противостоят десятки сторонников Нетаниягу.
 

марик

По дороге на губу
Был задержан известный художник и писатель Зеэв Энгельмейер, пришедший на демонстрацию в костюме Шошке – придуманного им комического персонажа, выглядящего как "полностью обнаженная женщина без комплексов".
Я иногда даже доволен, что не погрузился в израильскую культуру. И да, не забудьте рассказать, что русские тупые и не хотят ничего знать кроме Пушкина
 
Я иногда даже доволен, что не погрузился в израильскую культуру. И да, не забудьте рассказать, что русские тупые и не хотят ничего знать кроме Пушкина
узбагойся.. в оригинале было использовано слово מאייר. не אמן или צייר. так что не художник
 

марик

По дороге на губу
Теперь художники не пишут картины, а создают инсталяции из банок и дерьма.
 
Я иногда даже доволен, что не погрузился в израильскую культуру. И да, не забудьте рассказать, что русские тупые и не хотят ничего знать кроме Пушкина
Не знаю, как сейчас, а раньше он публиковался как "городской извращенец" (сотэ хаир). Хорошая характеристика всей находящейся там "элите нации".
 
В иерусалимском пригороде Моца, в зоне прокладки 16-й трассы, продолжаются акции протеста ультраортодоксов, которые пытаются помешать строительным работам. "Харедим" заявляют, что строители оскверняют древние еврейские могилы.

 
Сверху Снизу