Редьярд Киплинг и сионийская стая, или По дороге в Мандалай Акела промахнулся.

#1
Поскольку значительная часть Варонлайна, включая покорного слугу, являет собой фэн-клуб Киплинга, почему бы выделить тему, посвященную классику, и для начала не осветить такой аспект мировоззрения поэта, как его отношение к еврейскому, тыскыть, вопросу? Обычно я против того, чтобы читать чужие письма, но иногда... не судилища ради, а любопытства из...

1922, to Sir Andrew Macphail:
A young cousin of mine - Lieutenant Colonel in the Armenian Army at the age of twenty-one - came back last spring from three months under the shadow of death in a Bolshevik gaol at Erzeroum. He reports, as a matter of accepted fact, that most of the Hebrew Comissars that he came in contact with were "cocaine fiends" and added, equally as a detail of the natural history of those parts, that, when the Armenian, male or female, , found a lonely Jew wandering about, they slew him. His accounts of the Gehennas that he lived through (and you should have seen his eyes) were of a sort that made it hard to sleep afterwards.
(Нищастная жертва пархатых жидотурецких комиссаров - Оливер Болдуин - сынишка киплинговского кузена Стенли Болдуина. Под каким он там полковником Армению защищал, история умалчивает, зато известно, что вскорости после армянской эпопеи он объявил себя социалистом и гомосексуалистом. Киплинг, как человек консервативный и, согласно некоторым домыслам, сам латентный педик, б**дства не терпел. Племяша своего героического он перестанет пускать на порог).

1922, to T.E.Lawrence:
(речь идет о правке "Семи столпов мудрости")
I may as well warn you that, if you are a pro-Yid, and think that the present cheap Hell in Palestine is "statesmanship", I shall most likely turn the whole thing back on your hands and refuse to touch it.
1929, письмо к дочери с описанием поездки в Палестину:
The Father and Mother of Stinks lives by the Wailing Wall of the Jews which we visited after we had seen the Temple area and the adorable Mosque of Omar. My dear, many races are vile but the Jew in bulk on his native heath is the Vilest of all.
...And it is true that Jews smell. So does everything about them.
Ну, и вишенка на торте:
1919, to André Chevrillon:
Do you notice how their insane psychology attempts to infect the Universe. There is one Einstein, nominally a Swiss, certainly a Hebrew who (the thing is so inevitable that it makes one laugh) comes forward, scientifically to show that, under certain conditions Space itself is warped and the instruments that measure it are warped also. ...Einstein's pronouncement is only another little contribution to assisting the world towards flux and disintegration.
(Оказывается, очень известный пассаж, часто цитируемый биографами. От себя заметим, что неарийские заговорщики, подрывающие старые добрые представления о пространстве и времени, подобрались к Киплингу даже ближе, чем он мог себе представить. Когда ему в 1907 году давали Нобеля, был там среди прочих лауреатов
Professor Michelson from Chicago who found out things about light.
...И даже, вроде, произвел приятное впечатление. Усыплял бдительность своими малопонятными things about light!..)

_________________________________
Ладно... Антисемит и антисемит... А лично я, может, англичан не люблю (я и людей-то не очень)... Зато Киплинг писал хорошо, и хочется закончить сей экскурс на поэтической ноте. Если не лезть в письма, а взять стихи в виде поэзии, причем не "Gehazi" или "The Burden of Jerusalem", таки проникнутые латентным гомосексуализмом, а достойные, как "The Dykes", то ценим мы этого мистера как раз за них :wait:
ПЛОТИНЫ
(пер. Э. Горлина)

Не любим рыбную ловлю мы, взмахнуть не умея веслом.
Всё то, чему нас учили отцы, называем мы пустяком,
И в том, во что сердце верить велит, сомневаемся мы всегда.
Мы не верим в хлеб, который едим, нам радость работы чужда.

Смотрите, наши берега и вдаль, и вширь лежат.
Их осушили наши отцы и плотин поставили ряд.
Они оттеснили море назад. То был непомерный труд.
Мы родились, чтоб жить под защитой плотин, но плотины нас не спасут.

А вдали прилив на плотины ползет, всё пробуя пенным ртом.
У шлюзных ворот обгрызая края, он стены обходит кругом,
Волны швыряет, и снова швыряет, жует морской песок...
Мы слишком от берега далеки, чтоб знать, как прилив жесток.

Мы приходим порой, заботой полны, у широких стен шагать.
Все это - плотины наших отцов, и в камне щелей не видать.
Не раз и не два налетали ветра, но мы не боимся ветров -
Мы ходим только смотреть на плотины, плотины наших отцов.

Над соленым болотом, где наши дома под ветром холодным дрожат,
Измученный, жалкий и тусклый блеск струит, умирая, закат.
Будто красный уголь мелькнул в золе, будто искра скользнула там...
Мы отданы морю и ночи во власть, и пощады не будет нам!

У моста на болоте стоит загон, и стада беснуются в нем,
Оглушенные шумом бегущих ног, ослепленные фонарем.
Скорее срывайте замки с ворот, выпускайте на волю стада!
Низины тонут на наших глазах, отовсюду хлещет вода.

Поднимаются волны над верхом плотин, огромны в густеющей мгле.
И пена, летящая с губ морских, крутится по земле.
Морские кони копытом бьют, грозят белизной зубов,
Ломая кустарник, глотая песок, сметая труды отцов!

Хворост велите людям собрать, варить на кострах смолу.
Огонь, а не дым, будет нужен нам, коль рухнут плотины во мглу.
С колоколен велите людям следить (как знать, что покажет заря?) -
Гремящий колокол наверху и веревка в руках звонаря.

Теперь со стыдом в душе мы ждем среди бурлящей тьмы.
Вот это - плотины наших отцов, но о них не заботились мы.
Нам не раз и не два говорили о том, мы в ответ лишь махали рукой.
И погублены жизни наших детей, и нарушен отцов покой.

.............................................................................................

Мы ходим по краю разбитых плотин, а море шумит вдали.
Для нашего блага, для выгоды нашей их наши отцы возвели,
Но выгоды нет и спокойствия нет, беззаботность пройдет, как дым…
И самый город, где жили мы, покажется нам чужим.
 
#4
марик,
Гугль-переводчик на удивление хорошо справляется с задачей. Даже "Hebrew Comissars" и "pro-Yid" не ставят его в тупик! :muscle:
 
#5
Дай-кась, оживим тему, что ли...
Все знают рассказ мэтра "The Man Who Was". Ну, типа, посещает английский полк в Индии русский шпион с офигенно русской фамилией Диркович. То есть, всем видно, что шпион - а приходится принимать. А тут как раз такое событие - через Среднюю Азию в полк пробрался английский офицер, которого русские не вернули вмести с другими пленными после Крымской войны, а вместо этого 30 лет гноили на каторге. Ну, и выпивший русский шпион так всем и заявляет, что, мол, и с вами так будет. Такая тля.
Всякому, кто читал рассказ, конечно же приходит в голову, примерно, следующее:
http://scholar-vit.livejournal.com/172914.html
Диркович (и почему, когда европейский писатель пытается сочинить русскую фамилию, у него неизменно получается то ли серб, то ли еврей?)
Так вот: неча гнать на классика. :wait::giggle: У Дирковича, оказывается, был узнаваемый прототип.
https://en.wikipedia.org/wiki/Nicolas_Notovitch
http://world-news-research.com/fantspy.html
Таки еврей-выкрест, таки шпион, авантюрист и патологическое трепло. :drunk: