Фобос и Деймос. Страх и ужас.

Надо клеток штуки три
Мы берем и мастерим.
Вот работ стихает стук,
А спустя немного вдруг
В каждой клетке стало штук
Больше двух!

В этой восемь, в этой пять,
Ну, теперь не сосчитать!
Заводите кроликов,
Берегите их.
Посчитайте, сколько
Пользы нам от них!
 
Надо клеток штуки три
Мы берем и мастерим.
Вот работ стихает стук,
А спустя немного вдруг
В каждой клетке стало штук
Больше двух!

В этой восемь, в этой пять,
Ну, теперь не сосчитать!
Заводите кроликов,
Берегите их.
Посчитайте, сколько
Пользы нам от них!
Продолжение просится...:

 
За компом сижу я весь,
Тёплый кофий пья
И читаю долго здесь
Этот стих
Хлещет кровь потоками из
Глазов моих
Что за, бл*дь, Есенин
Или Пушкин, нах
Сочинил без ритма
Этот страх
Плачет Блок на полке
Маяковский - тоже
"Нихуясе" вижу я
У кота на роже
Жалко очень зайчиков мне,
Жалко себя
От такой поэзии
Не прожить и дня
 
Последнее редактирование:
Ммм. Крольчатинка в сметане. Но сразу скажу что как дед бил кролей я не видел. В моей вселенной, в 4-5 лет, кролик из клетки превращался в висящую тушку, потом как на картинках, а потом вкусняшка.
 
За компом сижу я весь,
Тёплый кофий пья
И читаю долго здесь
Этот стих
Хлещет кровь потоками из
Глазов моих
Что за, бл*дь, Есенин
Или Пушкин, нах
Сочинил без ритма
Этот страх
Плачет Блок на полке
Маяковский - тоже
"Нихуясе" вижу я
У кота на роже
Жалко очень зайчиков мне,
Жалко себя
От такой поэзии
Не прожить и дня
Чуковского в своё время знатно бомбило от подобных стихов:
Чтобы понять, каким образом, дети доведены до такой глухоты к стиховой музыке, к звучанию стиха, нужно бегло перелистать те учебники, которые дает им Наркомпрос. Вот, например, «Букварь» Фортунатовой и Шлегер — отличный букварь, хотя его теперь кое-где и побранивают. Первые его страницы кажутся мне безупречными, преподавать по этому букварю — удовольствие… покуда дело не дойдет до стихов. А чуть появились стихи, хватаешься за голову и стонешь.

Вот завод!
Тракторы колхозам дает.
Много тракторов в год
Дает этот завод.

Не ямб, не хорей, не поэзия, не проза. Дилетансткая слякоть.
Когда в том же букваре я читаю такое противоестественное (в ритмическом отношении) двустишие:

Нам заводы помогли,
Нам заводы выслали, —

Мне вспоминается читанный мною в детстве стишок:

Полна корзина здесь яиц,
Что мы имеем от куриц.

А «Книга для чтения», составленная Е. Я. Фортунатовой, — сколько физической боли доставляет она всякому, кто любит поэзию! Книга утверждена Наркомпросом для первого класса, и там есть такие стихи:

Ой-ой-ой! Ой-ой-ой!
Какой (!) будет дом большой.

Удареньями здесь вообще не стесняются. Прочтите, например, стихотворение «Шутка», напечатанное на пятой странице. Его можно прочитать лишь в том случае, если в каждой строке исковеркать какое-нибудь слово. Должно быть, в этом и заключается шутка:

Надел Ваня валенки,
Пошел с Таней маленькой.
У колодца вода льется…
Стоят возле и ревут…

Тебе предоставляется читать на выбор: либо:

МногО снегА, кругОм белО, —

Либо:

МнОго снЕга, крУгом бЕло.

(Букварь, стр. 35).

И это измывательство над русскою речью утверждается Наркомпросом во всесоюзном масштабе, и никто до сих пор не закричал «караул».

[...]

В Наркомпросе все еще полагают, что всякая интеллигентная старушка, не имеющая ни чутья, ни таланта, может изготовить стишки, которые будут вполне хороши для детей. Что с детьми церемониться! Они маленькие! И вот старушка выкомаривает такие стишки:

Напишем строчку,
Как по цепочке (63).

А Учпедгиз распостраняет этот хлам среди миллионов советских детей.
Правда, порою старушка сочиняет более складно и грамотно, и тогда у нее получается следующее:

Был хозяин на заводе.
Нас он в голоде держал.
За станком весь день стоял
У него отец Володи.
Уж давно с того завода
Богатей тот убежал.
И теперь отец Володи
Управлять заводом стал.

Дальше следует куплет про помещика, где, к изумлению читателей, повторяются те же слова:

Близ деревни жил-был барин.
Дом — дворец, как роща — сад.
У него отец Евгеши
Холил малых жеребят.
Уж давным-давно тот барин
Из деревни убежал,
И теперь отец Евгеши
Управлять совхозом стал.

[...]

Одни только не убежали: невежды-педологи, которые гнездятся в Наркомпросе. И, к сожалению, мы не можем написать:
Уж давно из Наркомпроса
Тот педолог убежал [183].
 
За компом сижу я весь,
Тёплый кофий пья
И читаю долго здесь
Этот стих
Хлещет кровь потоками из
Глазов моих
Что за, бл*дь, Есенин
Или Пушкин, нах
Сочинил без ритма
Этот страх
Плачет Блок на полке
Маяковский - тоже
"Нихуясе" вижу я
У кота на роже
Жалко очень зайчиков мне,
Жалко себя
От такой поэзии
Не прожить и дня
Холодный пот выступил на челе Форда Префекта и потек по прикрепленным к вискам электродам. Электроды вели к целой батарее электронных устройств - к усилителям образности, модуляторам ритмики, фильтрам аллитерации и прочей аппаратуре для обострения восприятия стихов, дабы не терялся ни единый нюанс мысли автора.
 
Чуковского в своё время знатно бомбило от подобных стихов:
Чтобы понять, каким образом, дети доведены до такой глухоты к стиховой музыке, к звучанию стиха, нужно бегло перелистать те учебники, которые дает им Наркомпрос. Вот, например, «Букварь» Фортунатовой и Шлегер — отличный букварь, хотя его теперь кое-где и побранивают. Первые его страницы кажутся мне безупречными, преподавать по этому букварю — удовольствие… покуда дело не дойдет до стихов. А чуть появились стихи, хватаешься за голову и стонешь.

Вот завод!
Тракторы колхозам дает.
Много тракторов в год
Дает этот завод.

Не ямб, не хорей, не поэзия, не проза. Дилетансткая слякоть.
Когда в том же букваре я читаю такое противоестественное (в ритмическом отношении) двустишие:

Нам заводы помогли,
Нам заводы выслали, —

Мне вспоминается читанный мною в детстве стишок:

Полна корзина здесь яиц,
Что мы имеем от куриц.

А «Книга для чтения», составленная Е. Я. Фортунатовой, — сколько физической боли доставляет она всякому, кто любит поэзию! Книга утверждена Наркомпросом для первого класса, и там есть такие стихи:

Ой-ой-ой! Ой-ой-ой!
Какой (!) будет дом большой.

Удареньями здесь вообще не стесняются. Прочтите, например, стихотворение «Шутка», напечатанное на пятой странице. Его можно прочитать лишь в том случае, если в каждой строке исковеркать какое-нибудь слово. Должно быть, в этом и заключается шутка:

Надел Ваня валенки,
Пошел с Таней маленькой.
У колодца вода льется…
Стоят возле и ревут…

Тебе предоставляется читать на выбор: либо:

МногО снегА, кругОм белО, —

Либо:

МнОго снЕга, крУгом бЕло.

(Букварь, стр. 35).

И это измывательство над русскою речью утверждается Наркомпросом во всесоюзном масштабе, и никто до сих пор не закричал «караул».

[...]

В Наркомпросе все еще полагают, что всякая интеллигентная старушка, не имеющая ни чутья, ни таланта, может изготовить стишки, которые будут вполне хороши для детей. Что с детьми церемониться! Они маленькие! И вот старушка выкомаривает такие стишки:

Напишем строчку,
Как по цепочке (63).

А Учпедгиз распостраняет этот хлам среди миллионов советских детей.
Правда, порою старушка сочиняет более складно и грамотно, и тогда у нее получается следующее:

Был хозяин на заводе.
Нас он в голоде держал.
За станком весь день стоял
У него отец Володи.
Уж давно с того завода
Богатей тот убежал.
И теперь отец Володи
Управлять заводом стал.

Дальше следует куплет про помещика, где, к изумлению читателей, повторяются те же слова:

Близ деревни жил-был барин.
Дом — дворец, как роща — сад.
У него отец Евгеши
Холил малых жеребят.
Уж давным-давно тот барин
Из деревни убежал,
И теперь отец Евгеши
Управлять совхозом стал.

[...]

Одни только не убежали: невежды-педологи, которые гнездятся в Наркомпросе. И, к сожалению, мы не можем написать:
Уж давно из Наркомпроса
Тот педолог убежал [183].
Плохо Корней Иванович работал по площадям. Я в 90х проходил по украинской литературе Павла Тычыну
https://ru.m.wikipedia.org/wiki/Тычина,_Павел_Григорьевич
Если че:
Трактор в поле
Дыр-дыр-дыр
Ми за мир
Ми за мир
Это его

И шедевр про кукурузу ЕМНИП тоже его: не помню точно текст, но там было что типа
мани з неба не проси
кукурудзу сеять треба
якщо хочеш ковбаси

У нас даже было ограничение учить конкретно его не меньше 4х четверостиший

П.С. А у училки помню знатно бомбануло когда я спросил почему такой видный украинский поэт находясь в призывном возрасте не был в рядах императорской армии.
 
Плохо Корней Иванович работал по площадям. Я в 90х проходил по украинской литературе Павла Тычыну
https://ru.m.wikipedia.org/wiki/Тычина,_Павел_Григорьевич
Если че:
Трактор в поле
Дыр-дыр-дыр
Ми за мир
Ми за мир
Это его

И шедевр про кукурузу ЕМНИП тоже его: не помню точно текст, но там было что типа
мани з неба не проси
кукурудзу сеять треба
якщо хочеш ковбаси

У нас даже было ограничение учить конкретно его не меньше 4х четверостиший

П.С. А у училки помню знатно бомбануло когда я спросил почему такой видный украинский поэт находясь в призывном возрасте не был в рядах императорской армии.
Лучше сьести кирпичину
Чем учить Петра Тычину.
Вот такому виршу меня научил залетный киевлянин.
 
Плохо Корней Иванович работал по площадям. Я в 90х проходил по украинской литературе Павла Тычыну
https://ru.m.wikipedia.org/wiki/Тычина,_Павел_Григорьевич
Если че:
Трактор в поле
Дыр-дыр-дыр
Ми за мир
Ми за мир
Это его

И шедевр про кукурузу ЕМНИП тоже его: не помню точно текст, но там было что типа
мани з неба не проси
кукурудзу сеять треба
якщо хочеш ковбаси

У нас даже было ограничение учить конкретно его не меньше 4х четверостиший

П.С. А у училки помню знатно бомбануло когда я спросил почему такой видный украинский поэт находясь в призывном возрасте не был в рядах императорской армии.
Сталинский графоман.