Черный список русского флота

#22
А почему до 20-го века корабли редко затапливались командой при угрозе захвата или неизбежности сдачи? Боялись что противник их бросит посреди океана в шлюпках или вообще добьёт в воде от злости что приз не получил?
 
#24
Подозреваю, что просто не было систем затопления с пресловутыми кингстонами :smirk:
Днище можно было топорами прорубить. В любом случае эти просмоленные корабли горели как факелы, уничтожить их не проблема.
 
#25
Да ну нафик, корабли с дубовой обшивкой в десятки сантиметров толщиной не очень-то пробивались и поджигались ядрами.
Хотя еще одно подозрение: с шлюпками, плотами и прочими спасательными средствами был напряг, и уничтожение корабля означало гарантированное коллективное самоубийство.
 
#26
Да ну нафик, корабли с дубовой обшивкой в десятки сантиметров толщиной не очень-то пробивались и поджигались ядрами.
Хотя еще одно подозрение: с шлюпками, плотами и прочими спасательными средствами был напряг, и уничтожение корабля означало гарантированное коллективное самоубийство.
Обычными ядрами не поджигались, калёными с берега поджигались легко. В серии про Хорнблауэра деревянные корабли описывались как место очень пожароопасное, при большом волнении даже на камбузе огни гасились из предосторожности.
 
#27
В принципе можно представить себе ситуацию когда капитан победившего корабля берёт пленных в свой трюм и везёт до своего порта если верит в то что их корабль сам утонул. А может ведь сказать у меня приказы и жратвы/воды ограниченное количество, так что плывите своим ходом по собачьи до ближайшей земли.
 
#31
…Мы единодушно решили драться
до последней крайности, и если
будет сбит рангоут или в трюме
вода прибудет до невозможности
откачиваться, то, свалившись с каким
нибудь кораблем, тот, кто ещё в живых из офицеров, выстрелом из
пистолета должен зажечь
крюйткамеру.
 
#32
Порох рассыпал и вперед.
В литературе пишут что в бою на корабле полно расщеплённого дерева, всё просмоленное, на батарейной палубе разносится порох и есть открытый огонь для собственно стрельбы. При стрельбе с близкого расстояния корабли поджигались даже пыжами заброшенными из вражеских пушек.
 
#33
…Мы единодушно решили драться
до последней крайности, и если
будет сбит рангоут или в трюме
вода прибудет до невозможности
откачиваться, то, свалившись с каким
нибудь кораблем, тот, кто ещё в живых из офицеров, выстрелом из
пистолета должен зажечь
крюйткамеру.
Болтать можно что угодно но при этом полно сдавшихся кораблей а начиная с 1-й мировой буквально единичные случаи. Интересно это влияние всяких конвенций по обращению с военнопленными что команды перестали бояться уничтожать свои корабли?
 
#34
Болтать можно что угодно но при этом полно сдавшихся кораблей а начиная с 1-й мировой буквально единичные случаи. Интересно это влияние всяких конвенций по обращению с военнопленными что команды перестали бояться уничтожать свои корабли?
Почему же болтать? Бриг Меркурий довольно неплохо потрепал турков. Тут собственно ко всей команде не должно быть вопросов. Приказ о сдаче отдает командир корабля или старший по званию офицер который остался в живых. Офицерский состав формировался из дворян. Которые частенько были иностранцы. Не все офицеры-дворяне имея подданство России испытывали к ней патриотические чуства.
 
#36
Интересно это влияние всяких конвенций по обращению с военнопленными что команды перестали бояться уничтожать свои корабли?
Кстати, мне подумалось, что скорее, наоборот, войны стали более ожесточенными. В 17-19 веках воевали или за чисто феодальные фишки - кому царствовать в какой местности - или "только бизнес, ничего личного" в колониях. Армии не были по-настоящему массовыми. Офицеры (а хоть бы и солдаты-матросы), сегодня состоявшие на службе у одного монарха, завтра поступали на службу к другому, а сами монархи могли породниться и подружиться. Даже взять более позднюю Русско-японскую войну: как бы, всем было понятно, что речь не идет о независимости России или Японии или о собственно русских или японских землях. И по факту - вскорости после войны русские и японцы станут союзниками. Поэтому какой-нибудь Небогатов совершенно резонно не желал жертвовать своей шкурой и шкурами чертовой уймы морячков после проигранного сражения и спустил флаг.
А вот начиная с ПМВ, пошли тотальные войны - один вооруженный народ против другого вооруженного народа, одна экономика против другой с решительными целями (как-то: "унасекомить" противника), соответственно, возросло взамное озверение...
 

ilyalytkin

Почетный Петросян
#37
Кстати, мне подумалось, что скорее, наоборот, войны стали более ожесточенными. В 17-19 веках воевали или за чисто феодальные фишки - кому царствовать в какой местности - или "только бизнес, ничего личного" в колониях. Армии не были по-настоящему массовыми. Офицеры (а хоть бы и солдаты-матросы), сегодня состоявшие на службе у одного монарха, завтра поступали на службу к другому, а сами монархи могли породниться и подружиться. Даже взять более позднюю Русско-японскую войну: как бы, всем было понятно, что речь не идет о независимости России или Японии или о собственно русских или японских землях. И по факту - вскорости после войны русские и японцы станут союзниками. Поэтому какой-нибудь Небогатов совершенно резонно не желал жертвовать своей шкурой и шкурами чертовой уймы морячков после проигранного сражения и спустил флаг.
А вот начиная с ПМВ, пошли тотальные войны - один вооруженный народ против другого вооруженного народа, одна экономика против другой с решительными целями (как-то: "унасекомить" противника), соответственно, возросло взамное озверение...
Ну, это спорно. Наполеоновские войны были скорее тотальными
 
#38
Наполеоновские войны были скорее тотальными
Отнюдь. Никаких геноцидов и концлагерей, уважение (относительное) к обывателям и к частной собственности. Результат всякой кампании - именно замена какого-нибудь Бурбона на родственника Наполеона и наоборот. Часто "порабощение" какого-нибудь княжества конкретно Наполеоном означает отмену феодальных дискриминационных законов и шло только на благо населению или большой его части. Куча государств, включая Россию, меняет ориентацию в ходе войны - то они дружат с Наполеоном, то нет. Вся аристократия говорит по-французски. Наконец, даже с самим Наполеоном, даже после Ватерлоо, ничего совсем уж плохого не приключилось. Конечно, такая тишь и благодать была не везде (взять Испанскую и Русскую кампании!), но чаще всего у морячков было резона самоубиваться только ради того, чтобы не отдать свое корыто каким-нибудь французишкам или англичашкам.
И еще раз вернемся к чисто техническому аспекту, причем в приложении к понятному нам 20-му веку. Одно дело - когда капитан приказывает открыть кингстоны и спасаться по способности, а другое - если он пойдет сам или пошлет кого-то с зажигалкой в зарядный погреб. Много известно примеров второго варианта поведения? И почему тогда люди времен шпаг и кружев должны были быть более отчаянными? :rolleyes:
 

ilyalytkin

Почетный Петросян
#39
Отнюдь. Никаких геноцидов и концлагерей, уважение (относительное) к обывателям и к частной собственности. Результат всякой кампании - именно замена какого-нибудь Бурбона на родственника Наполеона и наоборот. Часто "порабощение" какого-нибудь княжества конкретно Наполеоном означает отмену феодальных дискриминационных законов и шло только на благо населению или большой его части. Куча государств, включая Россию, меняет ориентацию в ходе войны - то они дружат с Наполеоном, то нет. Вся аристократия говорит по-французски. Наконец, даже с самим Наполеоном, даже после Ватерлоо, ничего совсем уж плохого не приключилось. Конечно, такая тишь и благодать была не везде (взять Испанскую и Русскую кампании!), но чаще всего у морячков было резона самоубиваться только ради того, чтобы не отдать свое корыто каким-нибудь французишкам или англичашкам.
И еще раз вернемся к чисто техническому аспекту, причем в приложении к понятному нам 20-му веку. Одно дело - когда капитан приказывает открыть кингстоны и спасаться по способности, а другое - если он пойдет сам или пошлет кого-то с зажигалкой в зарядный погреб. Много известно примеров второго варианта поведения? И почему тогда люди времен шпаг и кружев должны были быть более отчаянными? :rolleyes:
На, начали именно с геноцида. Первые его походы , еще не императорской, в Италию, очень напоминали гражданскую войну в России с уничтожением врагов народа во всех взятых местностях. Став императором, с Австрией и Пруссии он держался сдержанней , но в Испании вырезали целые провинции, а испанцы в свою очередь вырезали французов целыми дивизиями. В России было Мобилизовано в ополчение почти 1 млн мужиков. Это не считая регулярной Рекрутчины собственно в армии. Все удивляются, отчего Наполеоновские войска не пошли на Петербург, там всего 1 корпус ему противостоял. А про 300 тысяч мужиков, что там-же были Мобилизованные с оружием отчего-то забывают. Все так называемые партизаны, Курины да Кожины, это не самопал, это мобилизация. После наполеоновских войн и Франция, и Пруссия, и Австрия, и Россия были вообще частично обезлюдившие. Не меньше, чем после второй мировой.
 
#40
Про Наполеона у нас, кажись, отдельная тема была, поэтому не будем сильно углубляться в детали. Тем не менее:
- В Италии была именно "почти гражданская война", и французы были на стороне совсем не плохих парней.
- Испанская кампания (а равно и "отечественные войны" немцев и русских) - это уже после Трафальгара и самых интересных морских баталий. При Трафальгаре испанцы были с французами. ;)
- В Голландии (и до 1810-х в Германии) война, опять же, не сильно кровавая, и не шибко плохо им всем под французами жилось.
- Даже с заклятыми врагами - англичанами - время от времени мир и обмен пленными.
Поскольку Наполеон был, спору нет, не ангел, и, да, войны прогрессировали в сторону "народности" и "тотальности", то, может, это бы и на морских делах сказалось. Но самое интересное на море (Сен-Винсент, Абукир, Трафальгар), как мы отметили выше, было к 1810-м гг уже позади.

Да и вообще, другая была жизнь. Какое дело офицеру и джентльмену до того, что враги геноцидят какое-нибудь испанское быдло (а хоть бы и селян его страны)? И даже матросикам это, скорее, пофиг, поскольку они хлебопашцами уже никогда не станут. Плен? Ну, и фиг с ним. Офицер будет скучать, читать книжки (может, даже полезные), а по окончании кампании вернется к себе на службу (или завербуется на службу другой короне). А матросикам-солдатикам в плену будет не хуже, чем на родной службе, и, наверно, лучше, чем в родной деревне. Всех делов - барин другой...