4.7.1976 - Энтеббе

#1
В ночь с 3-го на 4-e июля 1976 израильские спецподразделения провели операцию по освобождению пассажиров самолёта авиакомпании "Эр Франс" , захваченного террористами .

27 июня 1976 "Аэробус" соершавший полёт по маршруту Тель-Авив - Париж , совершил промежуточную посадку в Афинах. Среди пасажиров, поднявшихся на борт были два палестинских террориста и двое немецких террористов. Через 15 минут после взлёта из афинского аэропорта , угрожая оружием , они захватили самолёт и заставили экипаж лететь в Ливию. В Ливии самолёт пополнил запасы топлива и продовольствия и направился оттуда в Уганду.
Утром 28 июня самолёт с заложниками приземлился в аэропорту Энтеббе, где к террористам присоеденились ещё трое, один из которых взял на себя командование . В аэропорту заложники были переведены в здание старого терминала, где содержались под охраной террористов и угандийских солдат.
На следующий день террористы провели селекцию , отделив израильтян и евреев от остальных пассажиров. Через два дня все нееврейские заложники были освобождены. Французский экипаж самолёта отказался покинуть еврейских пассажиров-заложников.
3 июня в 23:01 в аэропорту Энтеббе приземлились четыре "Геркулеса" с бойцами израильских спецподразделений. В ходе операции , продолжавшейся 51 минуту, все террористы были ликвидированы , были убиты 15 угандийских солдат, пытавшихся помешать освобождению заложников. Также были уничтожены 8 угандийских МиГов , стоявших на аэродроме, чтобы исключить возможность преследования. В 23:52 последний "Геркулес" покинул угандийский аэродром. Всего были освобождены 103 заложника. В ходе операции погибли три заложника и командир подразделения спецназа Генштаба подполковник Йонатан Натаньяху.
 

newsman

newsman на старом форуме
#2
Кения чуть не начала войну из-за Израиля
--------------------------------------------------------------------------------
04.07 15:21 MIGnews.com
http://www.mignews.com/news/politic/world/040710_152152_62467.html

Сегодня, 4 июля, исполняется 24 года со дня легендарного рейда израильских коммандос, освободивших захваченных палестинскими боевиками пассажиров авиалайнера Air France рейса Тель-Авив-Париж.

Детали самой операции хорошо исследованы и много раз описаны. Менее известны ее неожиданные геополитические последствия.

Журналисты кенийской газеты Standard Патрик Мантхагани и Амос Карейти пишут, что диктатор Уганды Иди Амин, предоставивший палестинским боевикам аэропорт Энеббе в Уганде, немедленно после рейда обвинил в своем позоре и провале Кению, которая разрешила пролет через свое воздушное пространство самолетов израильской спасательной экспедиции.

Амин, на совести которого не менее 200 тысяч замученных жителей собственной страны, начал немедленную подготовку к военной операции против Кении. Ветераны кенийских вооруженных сил вспоминают, что в то время в армии страны не было ни одного танка. Амин, с другой стороны, располагал хорошо вооруженной и подготовленной военной машиной, которая с легкостью могла бы оккупировать значительную часть Кении.

Головорезы Амина развернули кампанию против кенийцев, проживавших в Уганде, а на границе с Кенией началось развертывание мощной военной группировки.

Правительство Кении в панике обратилось за помощью к США. Через несколько часов после получения просьбы к берегам Кении была направлена военно-морская группировка, состоявшая из авианосца и 4 боевых кораблей.

Одновременно, на границу Кении и Уганды были посланы эскадрильи американских бомбардировщиков. Амин, увидев серьезность намерений американцев, отказался от проведения операции против Кении.
 
#3
Конечно, это МИГНЬЮС нашу бдительность проверяют, но только с тех пор прошло не 24, а 34 года... :oops:
 

newsman

newsman на старом форуме
#4
Протоколы "Энтеббе": Рабин настаивал на переговорах, Перес требовал силовой операции
время публикации: 09:17
последнее обновление: 09:17
http://www.newsru.co.il/arch/israel/04nov2010/protokol302.html

Государственный архив продолжает публиковать протоколы заседаний правительств Израиля в ключевые моменты истории страны, остававшиеся до сегодняшнего дня под грифом "совершенно секретно".

Сегодня газеты "Исраэль а-Йом" и "Едиот Ахронот" публикуют протоколы заседаний правительства в дни между захватом террористами пассажирского самолета Air France и операцией "Энтеббе", прославившей на весь мир израильский спецназ.

27-го июня 1976 года во главе правительства Израиля стоял Ицхак Рабин. Министром обороны был Шимон Перес, начальником генерального штаба – Мота Гур, замглавы правительства – Игаль Алон, начальником Общей службы безопасности (ШАБАК) - Авраам Ахитов, главой службы внешней разведки ("Мосад") – Ицхак Хофи.

Сообщение о захвате самолета Air France с 73 израильтянами на борту поступило в 16:00 часов, во время заседания узкого кабинета правительства. Через два дня, 29-го июня, начальник генерального штаба Мота Гур сообщил правительству, что ЦАХАЛ подготовил план операции по освобождению заложников, однако премьер-министр Ицхак Рабин отказался рассматривать его.

30-го июня террористы предъявили ультиматум - до 14:00 часов следующего дня Израиль должен освободить из тюрем палестинских боевиков. В противном случае заложники будут расстреляны. В ходе заседания правительства Рабин подчеркивает, что не видит возможности проведения силовой операции по спасению заложников.

Рано утром 1-го июля, за несколько часов до истечения срока ультиматума террористов Шимон Перес заявляет на заседании правительства, что решение Израиля пойти на уступки террористам откроет ящик Пандоры. Рабин выражает несогласие с министром обороны. Перес поясняет, что каждая уступка террористам повлечет за собой новое давление. Несмотря на протест Переса и Алона Рабин решает начать переговоры с террористами.

Глава правительства настаивает на своей позиции, подчеркивая, что не намерен потом объяснять общественности, почему ранее правительство согласилось освободить 130 террористов в обмен на тела погибших, и отказалось освобождать террористов в обмен на живых.

Перес, в свою очередь, утверждает, что проблема не в прошлом, а в будущем, и что уступка террористам создает угрозу жизням других людей: "практически все террористические организации отказались от практики захвата заложников, не в последнюю очередь – из-за жесткой позиции Израиля".

Еще несколько часов спустя, после представления Мотой Гуром первичного плана захвата Энтеббе, Шимон Перес поддерживает инициативу начальника генштаба. Рабин по-прежнему выступает против, предрекая повторение сценария "бойни в Заливе свиней" (неудачная попытка американского десанта на Кубу – прим.ред.)

Только 3-го июля, когда Гур представил руководству страны подробный план операции, поддержанный Пересом и Алоном, Рабин поддержал его.
 

Олег Грановский

Модератор
Команда форума
#9
День в истории: 40 лет назад были спасены заложники в Энтеббе:
http://www.newsru.co.il/israel/04jul2016/entebbe_101.html

Утром в понедельник, 4 июля, в день 40-й годовщины операции по спасению заложников в Энтеббе делегация правительства Израиля во главе с премьер-министром Биньямином Нетаниягу вылетела в Уганду. Именно с этой страны начинается недельный тур главы правительства Израиля по странам Африки.

4 июля состоится встреча израильского руководства с президентом Уганды Йовери Мусевени и церемония, посвященная 40-й годовщине операции в Энтеббе, в ходе которой погиб Йонатан (Йони) Нетаниягу – старший брат Биньямина Нетаниягу.

Захват заложников в Энтеббе и операция "Молния"

27 июня 1976 года палестинские и немецкие террористы захватили пассажирский самолет авиакомпании Air France, следовавший рейсом №139 (Тель-Авив – Париж) с промежуточной посадкой в Афинах. Заложники были доставлены в Уганду. Террористы выдвинули требование: освободить более 50 боевиков, которые находились в тюрьмах.

Вот как описаны события того дня в книге Ури Дана "Операция Энтеббе":

В воскресенье 27 июня 1976 года в 6:17 утра в транзитный зал афинского аэропорта вошла женщина в темной джинсовой юбке и голубой блузке, в туфлях без каблуков. Глаза ее были слегка воспалены, на лице виднелись следы от выдавленных угрей. На вид ей не было и тридцати лет. Она молча встала рядом с прилично одетым молодым человеком, прилетевшим вместе с ней на борту сингапурского лайнера рейсом "763" из Бахрейна. Пара была зарегистрирована как миссис Ортега и мистер Гарсиа.

На некотором расстоянии от них держались молодые люди с арабскими паспортами, вышедшие из того же самолета. Они тоже взяли билеты на рейс "139" авиакомпании "Эр Франс" Тель-Авив – Париж. Значились они под именами Фахим аль-Сатти и Хосни Абу Вайки.

В Афинах в этот день безопасность практически не обеспечивал никто: происходила забастовка наземного персонала, поэтому полиция не затруднила себя даже элементарным контролем. Время, выбранное для забастовки, приобрело для пассажиров рейса "139" особое значение, как и наблюдения одного из блюстителей порядка, который, кажется, был единственным, кто не спал в афинском аэропорту в то роковое утро. Его детальное описание обеих пар позднее помогло выяснить, что под именем миссис Ортега скрывалась Габриэль Крош-Тидеманн, 24-летняя террористка, принимавшая участие в похищении министров на встрече стран ОПЕК в Вене в декабре 1975 года, любовница немца, погибшего ранее при взрыве собственной бомбы в тель-авивском аэропорту. Габриэль прежде жила с Карлосом "Шакалом", всемирно известным террористом.

Ее нынешний спутник-немец был членом группы Бадер-Майнхоф.
Один из арабов позднее тоже был опознан. Он оказался основателем террористического Народного Фронта Освобождения Палестины (НФОП), планировавшего боевые операции.

Четверо пассажиров вступили на борт самолета рейса "139", не пройдя сквозь контрольные турникеты, проверяющие наличие металлических предметов. Их багаж не был досмотрен. В самолете они разделились. Один из арабов сел рядом с Моше Перецом, 26-летним студентом-медиком из Израиля. Перец, аккуратный молодой человек, начал вести нечто вроде дневника на обратной стороне своего билета. По мере того, как время шло и это стало опасным занятием, характер его заметок изменялся. Они начались с записи, которую, как думал Перец, будет забавно когда-нибудь подклеить в альбом. Они превратились под конец в лихорадочные ивритские закорючки на гигиенических пакетах, проспектах, салфетках, которых становилось все больше и больше.

Ровно неделю и три часа спустя в том же месте, где они начались – в Тель-Авиве, они были прерваны.

Записки Моше Переца


Воскресенье, июнь, 27. Афины. 11:00
12:10. Через несколько минут после взлета вдруг слышу ужасный крик. Сначала я подумал, что кто-то упал в обморок. Вижу, двое бросаются вперед. Один – длинноволосый парень в красной рубашке, серых брюках и бежевом пуловере. Другой – усатый, в длинных брюках и желтой рубашке. Они бегут в отделение первого класса.
12:12. Перепуганные до смерти стюардессы появляются из отделения первого класса; у них трясутся руки, но они все же пытаются успокоить пассажиров, начинающих волноваться.
Через минуту слышим по радио возбужденный женский голос. По-английски, с иностранным акцентом он сообщает нам, что самолет находится под контролем "группы Че Гевары" и "батальона Газы" НФОП. Когда я слышу "Че Гевара", мне становится страшно – боюсь, что им ничего не стоит взорвать самолет в воздухе. Истерический голос по громкоговорителю выкрикивает, что все пассажиры должны поднять руки вверх и не двигаться. У входа в отделение первого класса встают два террориста, держа в руках пистолеты и гранаты без предохранителей. Они начинают личный обыск пассажиров: вызывают по очереди и ощупывают все тело. Потом обыск становится менее тщательным. Объявляют, что все, имеющие оружие, должны сдать его немедленно. Несколько пассажиров отдают ножи и вилки. Меня тоже вызывают и кое-как обыскивают. Все это продолжается до 15 часов.
15:00. Понятия не имею, где мы летим. Внезапно в поле зрения появляется берег, бесплодная земля и одна-единственная посадочная полоса. Думаем, что это Бенгази. Самолет долго кружит перед приземлением. Затем главарь террористов в красной рубашке говорит, что мы действительно сели в Бенгази.
Он говорит, что у самолета теперь новый командир – Базин эль Нубази, вождь "Газы". Самолет, говорит он, будет отзываться только на пароль "Хайфа". Ждем два часа. Они в это время ставят круглую банку с торчащим из нее предохранителем возле левого входа самолета и квадратную – возле правого.
Банки умещаются в руке, весят, по-видимому, не более 200 г. Террорист в желтой рубашке говорит, что двери обложены взрывчаткой. Честно говоря, банки не кажутся такими уж страшными.
17:00. Одной из женщин, которая говорит, что ей плохо, позволяют выйти из самолета.
17:15. Террористы начали сбор паспортов. Они укладывают их в нейлоновый мешок. Отдаю паспорт, армейскую карточку, водительские права, – словом, все свои документы. Они пригрозили, что тот, кто не сдаст все документы, понесет суровое наказание. Они говорят по-английски, а одна из стюардесс переводит на французский. Атмосфера в самолете спокойная.
18:00. Одна из женщин падает в обморок, и доктор, из пассажиров, оказывает ей первую помощь. Мы все еще сидим здесь, выглядывая из окон.
Унылая земля, четверо скучающих солдат сидят на посадочной полосе, неподалеку – несколько пожарных машин.
19:15. Ужин холодный, но неплохой; стюардессы приносят баночки с соком с надписями по-арабски. Тем временем я вижу светловолосого террориста и немку. Она из тех, кто действует быстро. Желающий пойти в туалет поднимает вверх палец, и она выкрикивает разрешение. Один раз, когда двое поднялись одновременно, она разоралась, как дикий зверь.
19:25. "Командир" (немец) объявляет нам, что сожалеет о причиненных неудобствах, и обещает, что мы взлетим, как только будет возможно.
21:35. Наконец мы в воздухе. Невероятно. После шести с половиной часов на земле. Обращение с нами довольно хорошее. Но куда мы летим? В Дамаск? В Багдад? В Тель-Авив? Или в Париж? Мы свободно разговариваем, но не знаем ни места нашего назначения, ни требований наших похитителей.
23:00. Пробуждаюсь от дремоты. Очень холодно. Накрываюсь израильскими газетами.

Исчезновение рейса №139


Рейс "139" замолчал вскоре после вылета самолета из Афин. Потеря связи не вызвала особенной тревоги у греческих диспетчеров. Зато в Израиле внезапное молчание авиалайнера ознаменовало начало бурной недели… Внезапное исчезновение рейса "139" было зарегистрировано специальной разведывательной службой Израиля...

"Рейс "139" с большим числом израильтян на борту либо потерпел катастрофу, либо захвачен террористами, – гласило первое донесение. – Исчезнувший самолет авиакомпании "Эр Франс" вылетел из аэропорта имени Бен-Гуриона (Тель-Авив) около 9 утра..."

Это сообщение было получено в кабинете министров во время очередного еженедельного воскресного заседания. Министр транспорта Гад Яакоби, 42-летний экономист, передал его премьер-министру Ицхаку Рабину. Было 13 час. 30 мин; связь с рейсом "139", приземлявшимся для заправки в Афинах, прервалась всего несколько минут назад.

Премьер-министр Рабин, генерал в отставке, бывший начальник генерального штаба Израиля, сказал Яакоби, начавшему службу солдатом и дослужившемуся до младшего лейтенанта: "Если он похищен, ответственность за информацию ложится на тебя"…

Начала поступать информация. Никто уже не думал об обеде. "Исчезнувший самолет вылетел с 245 пассажирами и 12 членами команды, – сообщили сотрудники службы безопасности аэропорта Бен-Гурион. – Полагаем, там 83 израильтянина, но, возможно, и больше, так как некоторые из пассажиров имеют двойное гражданство... Неизвестное число арабов пересело на рейс "139" скорее всего с сингапурского рейса, который приземлился незадолго до того в Афинах".

В 15:30. была сформирована специальная комиссия – спустя два часа после получения первого сообщения разведки и за 15 минут до конца заседания. Комиссия состояла из премьер-министра и пяти членов его кабинета. В нее был включен также начальник генерального штаба генерал Мордехай Гур...

В то самое время, когда самолет ожидали в Париже, он начал снижаться в Бенгази. Это возбудило худшие опасения…

В воскресенье вечером из Лондона пришло первое подробное описание террористов. В нем сообщалось предположительно, что основными исполнителями были двое немцев; что похитители следовали заранее разработанному плану; что рейс "139" приземлился, скорее всего, в стране, дружественной террористам.

Эти важные сведения были получены от Патриции Хейман, тридцатилетней англичанки, которая уговорила похитителей выпустить ее в Бенгази, так как была беременна и опасалась преждевременных родов. У Пат Хейман был английский паспорт, но родом она была из Петах-Тиквы в Израиле. Она ничего не говорила до тех пор, пока рейсовый ливийский самолет не доставил ее в Лондон. Там за дело взялся Скотланд-Ярд…

"По словам освобожденной заложницы, спустя 5 минут после вылета из Афин рейс "139" был захвачен немцем, немкой и, кажется, тремя арабами, – сообщил Лондон. – Все вооружены. Возле дверей размещена взрывчатка, замаскированная под баночки с финиками. Вероятно, Бенгази – промежуточная остановка. Местом назначения представляется скорее всего Центральная Африка".

До освобождения заложников оставалось 7 дней.

Операция "Молния"

В субботу 3 июля 1976 года была начата операция по спасению более 100 заложников, удерживаемых немецкими и палестинскими террористами в Энтеббе (Уганда). Самолеты с израильскими десантниками вылетели за 15 минут до того, как правительство утвердило решение о начале операции. Приказ о начале операции поступил в 15:30 по ближневосточному времени.

До вылета боевой группы в соседнюю с Угандой Кению на самолетах "Боинг-707", выкрашенных в цвета гражданской авиакомпании "Эль-Аль", вылетели командующий ВВС Израиля Бени Пелег со штабом операции и группа медиков (23 врача и 10 санитаров) – их самолет был превращен в летающий госпиталь. Когда эти самолеты благополучно приземлились в Кении, был дан приказ о вылете боевой группы, которая следовала на четырех военно-транспортных самолетах "Геркулес" под прикрытием эскадрильи истребителей. Командовал операцией Дан Шомрон, его ближайшим помощником был Йонатан (Йони) Нетаниягу.

Полет от Синайского полуострова до Уганды занял около 7 часов. К Энтеббе, в сложных метеоусловиях и полного радиомолчания, израильские самолеты (боевая группа и медики) подлетели поздно вечером. В это время самолет штаба операции кружил над озером Виктория, наблюдая за развитием событий и передавая информацию в Тель-Авив – в канцелярию министра обороны Шимона Переса.

3 июля, в 22:30, когда израильские самолеты подлетели к Энтеббе, заложников охраняли около 10 террористов. В районе высадки находились до 100 угандийских солдат. Примерно в полутора километрах от зоны операции, в своей резиденции спал угандийский диктатор, "президент" Иди Амин Дада, взявший на себя роль главного переговорщика, добивавшегося выполнения условий террористов.

Наземный этап операции начался около 23:00. Бойцы Йони Нетаниягу, лица которых были выкрашены в черный цвет, на черном "Мерседесе" подъехали к воротам КПП и бесшумно нейтрализовали охрану. Через несколько минут в аэропорту Энтеббе завязалась перестрелка. Первыми были уничтожены террористы-немцы, затем один за другим были убиты боевики-палестинцы. Перестрелка длилась 1 минуту 45 секунд, израильские коммандос преследовали террористов, пока все они не были ликвидированы (по другим данным – троих террористов удалось захватить живыми). Двое заложников были убиты, несколько человек получили ранения. Позже в бой вступили угандийские солдаты, Йони Нетаниягу был смертельно ранен.

Лишь одна заложница осталась в Энтеббе – это была гражданка Великобритании Дора Блох. Во время операции она находилась в больнице. После ночи на 4 июля 1976-го года никто ее не видел в живых.

Бойцы израильских спецподразделений уничтожили российские МИГи, которые находились в аэропорту, чтобы не допустить преследования. При этом попытка сопротивления со стороны угандийских солдат была подавлена (в общей сложности, погибли до 45 угандийцев). Был также демонтирован радар советского производства.

Уже через 53 минуты после приземления десанта в Энтеббе первый "Геркулес" с освобожденными заложниками вылетел в сторону Кении. Вскоре в воздух были подняты и все остальные самолеты. 4 июля, после дозаправки в Найроби, самолеты с освобожденными заложниками приземлились в Израиле. Операция "Молния" была завершена.

Руководитель операции бригадный генерал Дан Шомрон сказал тогда: "Если мы смогли сделать это в Африке, мы сможем сделать это повсюду".


(+ ещё 9 фото)

http://www.iaf.org.il/4449-46842-he/IAF.aspx

03.07.16. Статья на сайте ВВС к 40-летию операции - "За кулисами".



40-я годовщина операции в Энтеббе: Нетаниягу посетил место гибели старшего брата Йони:
http://www.newsru.co.il/world/04jul2016/entebbe_001.html
http://mignews.com/news/photo/040716_204629_33109.html

Биньямин Нетаниягу принял участие в церемонии памяти Йони Нетаниягу:
http://newsru.co.il/israel/12jul2016/yoni_0016.html
http://mignews.com/news/lifestyle/130716_74100_68744.html

Гилад Шалит присутствовал на церемонии памяти Йони Нетаниягу:
http://www.newsru.co.il/israel/13jul2016/shalit_102.html
 
#11
https://www.facebook.com/michael.zilberstein/posts/10155082921488009
Кажется, пора написать пару слов про Энтеббе, раз уж меня угораздило ровно в тот день родиться. Ну и потому, что в последние дни кучу всего по прессе и блогам гуляет с одним общим знаменателем: 90% пишущих не в курсе, что было на самом деле и высказываются исключительно исходя из своего отношения к Нетаниягу. Причем не к Йони, а к Биби. Левые хватаются за Муки Бецера, как за мессию или просто несут пургу, как всякие укуренные идиоты в "Гаарец". Правые соответственно наоборот: послушаешь, так Йони лично все спланировал, убедил генералов и политиков и освободил заложников. Что, естественно, тоже неправда.
Когда самолет был захвачен, Йони находился в Синае на учениях. В центре сидела небольшая дежурная опергруппа - те, кого подняли бы по тревоге в случае ситуации с захватом заложников, типа Маалота или Сабены (кто не в курсе - Гугл в помощь, а то слишком длинно будет). Командовал оставшейся группой заместитель Йони - тот самый Муки Бецер. Человек сам по себе крутой и заслуженный, он потом еще основал Шальдаг (одна из частей коммандос армии по сей день - специализируется на целепомечании для авиции). Так вот, планирование операции началось в небольшой группе под руководством Эхуда Барака, на тот момент ответственного за спецоперации в оперативном управлении Генштаба, бывшего командира Саерет Маткаль. От Саерет Маткаль в группе были Бецер и еще 2 человека, но было и еще до фига народа - подключали спецов по мере необходимости. Рассматривали аж 4 варианта, 2 из которых предусматривали переправу через озеро Виктория: на яхте из Кении или десантироваем в десантных лодках с самолетов. Для обсуждения последнего варианта в группу включили командира морских коммандос "Шаетет 13". И конечно ВВС. Там были инженеры из Солель Боне - эта израильская компания построила тот самый старый терминал и предоставила детальные карты. Короче, задействовали реально кучу народа. Самым узким моментом избранного варианта (как впрочем и всех остальных, но в них была еще куча проблем, потому и отвергли) была боязнь потерять элемент внезапности: от места приземления до терминала, в котором содержались заложники, 2 километра. Если террористы что-то обнаружат, то могут успеть убить заложников - на тот момент все жутко боялись повторения кошмара, произошедшего при попытке штурма школы в Маалоте. Поэтому Геркулесы летели низко, дабы их не было видно на радаре. И садились на неосвещенную полосу (!). И для этого же был черный мерседес, как у Иди Амина и спешно пошитая форма угандийской армии. Когда план операции приобрел достаточно четкие очертания, подключили генералов. Поначалу это были командующий ВВС Бени Пелед, командир пехотных и десантных войск (קחצ"ר) Дан Шомрон (последний в итоге командовал операцией) и зам.начальника Генштаба Кути (Йекутиэль) Адам (он потом погиб в Первой Ливанской - самый высокопоставленный офицер Цахала, погибший в бою; а еще он - гордость общины горских евреев; настоящая фамилия Адамов). Генералы в свою очередь убедили начальника Генштаба Моту Гура. Причем он тоже не сразу "убедился". В частности, лично летал на аэродром на Синае, где командир крыла Геркулесов Йегошуа Шани показывал ему, как может сажать самолет в темноте (немножно смухлевав при этом - на том аэродроме он до того тренировался, а полосу в Энтеббе не знал). Потом пришла очередь политиков. Перес встречался один-на-один с Йони Нетаниягу, так что именно Йони убедил Переса - министра обороны на тот момент, - что операция имеет шансы на успех. Потом убедили Рабина. Причем Рабин приготовил заявление об отставке на случай неудачи (неудачей считалась бы гибель более 10% заложников), но операцию утвердил. Это ж какие яйца надо было иметь! В последний момент - уже буквально перед вылетом - получили фотографии от агента Моссада в Кении: он снял легкий самолет и полетел в Энтеббе, покружил над аэропортом, а потом под предлогом якобы поломки сел. При взлете тоже фотографировал. Только благодаря этому была точная информация о том, где находятся позиции солдат угандийской армии. Так что последние поправки в план вносились чуть ли не в воздухе.
Да, еще одно заблуждение: якобы там были только Саерет Маткаль. Ни фига. 33 человека от коммандос - это только первая группа, они должны были прорваться в терминал и освободить заложников. А еще были группы с машинами и тяжелым вооружением, которые должны были нейтрализовать угандийскую армию (в итоге было убито 20 угандийских солдат) и вывести из строя МиГи - Геркулес от МиГа далеко не улетит, а всех спасти и получить ракету в воздухе по дороге назад никому не улыбалось. Так что там были и Саерет Голани, и Саерет Цанханим, и куча врачей, и кто только не. Например Матан Вильнаи командовал группой, которая должна была дозаправить Геркулесы на месте. В итоге не получилось, но к счастью Кения разрешила дозаправку в Найроби (за что Иди Амин потом уничтожил 3 тысячи кенийцев, но это отдельная история про "их нравы").
На собрании части перед операцией Йони Нетаниягу сказал, что, как и в любой операции, наверняка что-то пойдет не точно так, как планировалось. Главное - это как можно дольше сохранять элемент внезапности, чтобы террористы не успели уничтожит заложников.
Теперь собственно Энтеббе. Сел первый Геркулес, выехал черный Мерседес с Йони и Муки Бецером, за ними еще 2 джипа с коммандос. Ехать 2 километра. По дороге, примерно где и ожидали - метров за 400-600 до терминала - встретили двух угандийских солдат. Тут и начинаются расхождения. Муки Бецер утверждает, что содаты отдали честь и не поняли обмана, так что надо было спокойно ехать дальше. Все остальные, кто был там говорят, что у Йони не было выбора, солдат надо было ликвидировать. Короче, Йони выстрелил из пистолета с глушителем, солдаты упали, но оказались только ранены и попытались встать. Добили их с джипов, но уже из автоматов без глушителей. Тут все выскочили из джипов (раньше, чем планировалось) и бросились бегом к терминалу. Была еще маленькая заминка в самом прорыве, причем свидетели говорят, что там как раз Муки Бецер виноват, но тоже фигня - в конечном счете застали террористов врасплох, так что элемент внезапности сработал, как и планировалось. Примерно в момент начала прорыва Йони был тяжело ранен выстрелами угандийских солдат с вышки, и командование перешло к Муки Бецеру. Минут на 5 - потом собственно функция коммандос была закончена. Еще заметка на полях: связистом Йони, сообщившим по рации о ранении командира, был Тамир Пардо - шеф Моссада до совсем недавнего времени.
У победы, как известно, много отцов, так что тут начинаются войны за эго и славу. Муки Бецер считает, что он должен быть главным героем: и в планировании участвовал с самого начала, и командовал в результате. Ради этого он готов со всеми ругаться и договорился до того, что Йони сделал ошибку и вообще сам виноват в собственной гибели. Бецер - в самом деле герой и человек очень заслуженный, поэтому открыто лесом его никто не посылает, но и не согласен с ним никто из тех, кто там был. Но зато брата Йони Нетаниягу угораздило стать премьер-министром, да еще и правым. А поэтому газета Гаарец готова изойти на любое говно, лишь бы задеть Биби. А для этого все средства хороши, в том числе и выпячивание историй Муки Бецера. Боттом лайн по конкретным утверждениям: Йони участвовал в планировании, но в самом деле не с начала; он лично убедил Переса - тот встречался с Йони с глазу на глаз. И ошибки никакой во время самой операции он не совершал. По свидетельству большинства участников, эта операция прошла наиболее близко к плану из всех, в которых им приходилось участвовать.