ВМС Турции

Очень быстро. И даже не столько строительство (турки умеют...) сколько принятие решений и финансирование. Фрегат! И на стапелях...
 
Последнее редактирование:
Очень быстро. И даже не столько строительство (турки умеют...) сколько принятие решений и финансирование. Фрегат! И на стапелях...
Ну да быстро, просто там какой-то колорит турецкий присутствует - под камеру на воду скинули пустой корпус фрегата (ведь даже не то что винтов нет, но и линии валов). Это типа президента порадовать? А потом загнать в док и достраивать на плаву?
 
Ну от редукторов до выхода наружу уложены валы, как иначе? Интересная технология:- наружные части валов воткнут апосля и на них оденут винты. Чёрт их знает- султан выкроил время, надо спускать на воду? :wait:
 

Agra

 
Состав турецкого флота.

d23acb4c4726387d52948adfdf2bbe81.jpg
 

ВИДЕО: турецкий флот показал пуски новейшей противокорабельной ракеты
8 февраля 2021



На минувшей неделе турецкий корвет "Кыналыада" (Kınalıada) класса "Ада" провел два успешных запуска новейшей противокорабельной ракеты "Атмака" (ATMACA) национальной разработки. Как отмечает Naval News, по результатам этих испытаний боеприпасу присвоен статус начальной боеготовности.
По информации издания, первый пуск состоялся 3 февраля. Ракета не была оснащена боевой частью, главной целью было проверить телеметрию. На следующий день, 4 февраля, испытывалась уже ракета с боевой частью.
За испытаниями наблюдал командующий ВМС Турции адмирал Аднан Озбал. После этого он заявил: "Наша ракета "Атмака" вселит уверенность в наших друзей и вызовет страх у противника".

Напомним, первые морские испытания "Атмака" прошли в ноябре 2019 года с того же корвета "Кыналыада". Пока это единственный турецкий корабль, оснащенный пусковыми установками "Атмака".

По информации ресурса Turkishnavy.net, разработка противокорабельных ракет "Атмака" началась около десяти лет назад, когда турецкая компания Roketsan подписала контракт на этап исследований и разработок. Первый запуск боеприпаса с сухопутной платформы состоялся в 2017 году.

"Атмака" – дозвуковая высокоточная противокорабельная ракета c предельно малой высотой полета над поверхностью моря. Дальность ее применения превышает 220 км. Новинка оснащается осколочно-фугасной боевой частью массой 250 кг, а сама ракета целиком весит около 800 кг. Длина боеприпаса – до 5200 мм.

Сейчас ракета оснащается французским двигателем Microturbo, но в перспективе его заменят турецкой разработкой.

Основными носителями ракета "Атмака" станут корвета типа "Ада" и фрегаты класса "Стамбул", первый из которых в конце января этого года спустили на воду.
 


Подлодка "Пири-реис", Турция
Naval News

В Турции спустили на воду первую подлодку с анаэробным двигателем
На турецкой верфи Gölcük спустили на воду первую подлодку с воздухонезависимой энергетической установкой (ВНЭУ) класса "Реис". Подлодка, названная в честь османского мореплавателя, адмирала и картографа Пири-реиса (также известен как Мухиддин Пири-бей), строится по модифицированному проекту "Тип-214TN", разработанному немецкой компанией ThyssenKrupp Marine Systems.

25 марта 2021 в
Как уточняет Naval News, производство подлодки "Пири-реис" началось в 2015 году, а передача турецкому флоту ожидается в 2022 году.


Сейчас подводные силы Турции насчитывают двенадцать субмарин: по четыре ДЭПЛ класса "Ай" ("Тип-209/1200"), "Превезе" ("Тип-209Т/1400") и "Гюр" ("Тип-209Т2/1400"). Все они оснащены традиционными дизель-электрическими двигателями, в то время как, например, греческие ВМС имеют на вооружении пять подлодок с ВНЭУ. Поэтому еще в 2009 году Анкара запустила программу закупки шести субмарин с анаэробными двигателями. Впрочем, ее реализация отстает от изначального графика уже более чем на шесть лет. По текущим планам, последняя – шестая – подлодка класса "Реис" пополнит турецкий флот в 2027 году.

В Анкаре рассчитывают, что эта программа принесет пользу не только национальным ВМС, но и оборонной промышленности страны. Ноу-хау и опыт, полученные в ходе реализации проекта, помогут местным конструкторам и судостроителям при разработке собственной подлодки нового поколения, которая сейчас находится на начальной стадии проектирования (производство ожидается в 2030-х годах).

Naval News отмечает, что в строительство подлодок класса "Реис" задействованы крупные турецкие подрядчики: Aselsan A.Ş., HAVELSAN, MilSOFT, Defense Technologies Engineering and Trade Inc. (STM), Koç Information and Defense и др.

Подводные лодки "Тип-214TN" достигают в длину 65 метров при водоизмещении 1850 тонн. Комбинированная дизель-электрическая/анаэробная энергетическая установка основана на топливных элементах Howaldswerke-Deutsche Werft (HDW). За счет использования ВНЭУ субмарина может двигаться без всплытия более 10 дней. Скорость в подводном положении – до 20 узлов, в надводном – 12 узлов. Глубина погружения – до 400 метров.

Первую субмарину класса "Реис" планируется вооружить тяжелыми 533-мм американскими торпедами Mk.48 версии Mod6AT и немецкими торпедами DM2A4, противокорабельными ракетами "Гарпун" и минами. Ожидается, что уже следующие подлодки серии получат торпеды турецкой разработки "Акия" и местные противокорабельные ракеты "Атмака"
 
Интервью с контр-адмиралом Джихатом Яйджи о морской безопасности и развитии ВМС Турции

В первом номере журнала «Экспорт вооружений» за 2021 год опубликовано интервью с контр-адмиралом Джихатом Яйджи — начальником штаба военно-морских сил Турецкой Республики в 2017–2020 гг. Представляем вашему вниманию полный текст беседы.
Какими Вы видите угрозы морской безопасности Турции в ближайшей и отдаленной перспективе?
Турция столкнулась с угрозами своей морской безопасности с первых лет существования республики. Хотя многие вопросы, касающиеся Адаларского (Эгейского) моря, были решены Лозаннским мирным договором 1923 г., Греция, начиная с 1936 г., уклонилась от соблюдения положений этого договора. С тех пор Греция продолжает предъявлять Турции незаконные требования, идущие вразрез с международным правом. Соответственно, Греция предприняла незаконные шаги, предъявив претензии на EGAYDAAK (острова, островки и скалы, суверенитет которых не был передан Греции договорами), расширение территориальных вод за пределы того, что было установлено Лозаннским договором, и милитаризацию островов, которые должны были находиться в демилитаризованном статусе в соответствии с решениями Лондонской конференции 1912-1913 гг., Лозаннским мирным договором 1923 г., а также Парижским мирным договором 1947 г. Более того, Греция является единственной страной во всем мире, чье воздушное пространство выходит за границу территориальных вод! Давайте вместе представим себе то, что я только что сказал. Ваш корабль может следовать в международных водах на удалении 6 морских миль от греческого острова, но вы не можете поднять с него вертолет, потому что греческое воздушное пространство, вопреки всякой логике, простирается дальше границы греческих территориальных вод – на 10 морских миль от береговой линии…

В дополнение к тому, как складывается обстановка вокруг Адаларского (Эгейского) моря. Греция и ее давний партнер, образованное греками-киприотами правительство Южного Кипра, попытались навязать Турции Севильскую карту. Севильская карта была подготовлена университетом Севильи в начале 2000-х гг. при поддержке Европейского Союза. Ее цель – показать морское пространство, находящееся под юрисдикцией государств-членов Европейского Союза, включая так называемое морское пространство Южного Кипра и Греции в Восточном Средиземноморье. Судя по Севильской карте, Греция и Южный Кипр хотят запереть Турцию, страну с самой протяженной в Восточном Средиземноморье береговой линией в 2280 км, в заливе Анталья, площадь акватории которого составляет 41 тыс. кв. км. Их главная цель – размыть, в нарушение всех принципов международного и морского права, права других прибрежных государств, в том числе права Турции, на морское пространство, подпадающее под ее юрисдикцию. Я написал много статей о том, как эта Севильская карта распределяет в пользу Греции и Южного Кипра морское пространство других прибрежных государств, таких как Ливия, Египет и Израиль, принадлежащее им на законных основаниях.

Несмотря на то, что Греция не имеет береговой линии в восточной части Средиземного моря, Европейский Союз и другие государства региона (часть из которых подвержена действию разрушительной политики Южного Кипра и Греции), к сожалению, продолжают поддерживать незаконный максималистский курс Греции и Южного Кипра в Восточном Средиземноморье. Давайте не будем забывать, что Греция – это не островное государство (государство-архипелаг), а материковое государство с островами, которые, с точки зрения международного морского права, представляют собой две совершенно разные реальности.

Итак, Турция сталкивается с морской угрозой в Адаларском (Эгейском) море из-за ревизионистских и максималистских притязаний Греции. То же самое можно сказать и о Восточной части Средиземного моря в силу совместных максималистских устремлений Южного Кипра и Греции. При этом следует заметить, что Турция не будет страной, которая откажется от своей морской юрисдикции, и ее права прочно закреплены международным правом.

В связи с ухудшением отношений с Европой и США, какими Вы видите перспективы сотрудничества Турции с НАТО? Должна ли Турция оставаться членом НАТО?

Во-первых, Турция является авторитетным членом НАТО. Турция не только обладает второй по величине армией в НАТО, но и внесла большой вклад в реализацию основных целей альянса со времени присоединения к нему в 1952 г. Турция участвовала в бесчисленном количестве мероприятий оперативной и боевой подготовки в рамках НАТО, направленных на укрепление альянса и его идентичности как организации. Как это часто подчеркивает генеральный секретарь НАТО Йенс Столтенберг, мы являемся одним из важнейших членов альянса. В этом смысле сотрудничество Турции с НАТО является неоспоримым фактом. Я думаю, что ставить под вопрос членство Турции в НАТО в принципе нельзя. Государства-члены альянса могут иметь отличные взгляды и политику по разным вопросам, но, в сущности, всякая международная организация приветствует разномыслие и балансирует между полюсами мнений, стремясь прийти к положению, в наибольшей степени устраивающему всех ее членов.

Во-вторых, России выгодно иметь такого друга, как Турция, в качестве члена НАТО. Поэтому я бы сказал, что не только Турции, но и ее друзьям будет выгоднее, если Турция останется в НАТО. В конце концов, Турция – это элемент, стабилизирующий обстановку и способствующий поддержанию баланса сил в регионе.

Имеются ли в Турции планы по строительству океанского флота «дальнего действия» или действия ВМС Турции будут и впредь ограничиваться ближними морями?

Как и всякое развитое суверенное государство, Турция стремится расширить возможности своих военно-морских сил по присутствию в оперативно важных районах Мирового океана. Турция предпринимает конкретные шаги для реализации этой своей цели. Инициирован ряд кораблестроительных программ, предусматривающий проектирование и постройку силами турецкой судостроительной промышленности нескольких типов боевых кораблей. И этим дело не ограничивается; огромные усилия прилагаются для развития национальной научно-технической базы. Обладание океанским флотом «дальнего действия» станет венцом этого продолжительного процесса, к реализации которого Турция с готовностью прилагает всяческие усилия. Благодаря опыту, накопленному в процессе проектирования и строительства отечественных корветов, фрегатов и совсем недавно первого в Турции легкого авианосца/универсального десантного корабля Anadolu, Турция делает более чем многообещающие шаги в направлении создания океанского флота «дальнего действия».

В интересах ли и планах Турции строительство более крупных авианесущих кораблей (полноценных авианосцев) после постройки УДК типа Anadolu?

Турция стремится иметь флот, возможности которого можно охарактеризовать как «средний по боевому и численному составу флот, обеспечивающий присутствие в оперативно важных районах Мирового океана» (Medium Global Force Projection Navy). Для механизма вооруженной борьбы на море подобного уровня флоту необходим авианесущий корабль; да и с учетом целей турецкого государства, авианосец не только желателен, но и обязателен. Кроме того, если бы Турция имела авианосец в составе своих военно-морских сил, она бы с большей эффективностью оказывала стабилизирующее воздействие по всему земному шару. Вне зависимости от намерения Турции построить собственный авианосец, она вполне могла бы обойтись покупкой такового на время до реализации данного проекта.

Турция намерена построить собственный [универсальный] десантный и/или авианесущий корабль с целью внести свой вклад в обеспечение безопасности, мира и стабильности в глобальном и региональном измерениях. Турция стремится способствовать поддержанию региональной и глобальной безопасности. Подчеркну: устремления Турции не несут в себе никаких агрессивных намерений или угроз. Турция искренне стремится внести свой вклад в обеспечение мира, безопасности и стабильности в нашем регионе и во всем мире. Как сказал основатель Турецкой Республики Ататюрк, «мир дома, мир во всем мире». Это – кредо нашего государства.

Турция стремится добиться самообеспечения в области морских вооружений. Каковы дальнейшие направления этого самообеспечения?

Большинство забывает, что старт турецкому военному кораблестроению с опорой на национальную научно-производственную базу был дан еще в начале 1990-х гг. Так что идея не нова. В развитие этой идеи родилась программа MİLGEM (национальный корабль). Целеполагание Турции состояло в том, чтобы развивать потенциал национального военного кораблестроения параллельно наработке компетенций. Точка, в которой отрасль находится сегодня, выглядит весьма многообещающе, ибо в настоящий момент Турция не только строит корабли для собственных нужд, но и поставляет их на экспорт. Номенклатура продукции не ограничивается одними лишь боевыми надводными кораблями; в ней присутствуют также сторожевые и ракетные катера, а также подводные лодки типа Reis, которые строятся на мощностях отечественного судпрома.

Другие государства-члены НАТО занимаются ровно тем же, о чем мы здесь рассуждаем: Франция, США, Германия, Италия, Великобритания и другие страны располагают национальной научно-технической базой для удовлетворения собственных потребностей и выполнения иностранных заказов. В этом смысле, безусловно, достижения оборонной промышленности Турции не вредят ее отношениям с НАТО. Эта деятельность обусловлена не только стремлением сделать рывок в укреплении национальной безопасности Турции, но и необходимостью соблюдения стандартов НАТО. Турция является могущественным и суверенным государством и имеет те же права, что и любое другое государство-член НАТО, которое производит свое собственное вооружение. И это опять же неоспоримая реальность.

При этом Турция всячески приветствует совместный подход к разработке платформ-носителей оружия морского и воздушного базирования.

В чем заключается морская стратегия Турции?

Главная цель Турции в ее морской стратегии – защита морских рубежей отечества. Морские рубежи отечества – термин, который охватывает территориальные и внутренние воды Турции, а также морское пространство, находящееся в ее юрисдикции - исключительная экономическая зона и континентальный шельф. Как я уже говорил, Турция сталкивается с иррациональным подходом к данному вопросу со стороны Греции в Адаларском (Эгейском) море, со стороны Южного Кипра и Греции, а также ряда других государств-членов Европейского Союза, таких как Франция, в Восточном Средиземноморье. Противостоя подобному иррациональному подходу, Турция защищает свои права и интересы в прилегающих морях с использованием комплекса мер в рамках доктрины защиты морских рубежей отечества, которая прочно опирается на международное право. То, что стараются навязать Турции в Адаларском (Эгейском) море и Восточной части Средиземного моря, есть попытка делимитации, которая нарушает основные принципы международного права, регулирующие собственно сам процесс делимитации морских пространств национальной юрисдикции. Эти принципы называются соразмерностью, пропорциональностью, непосягательством и принципом господства суши над морем. За Турцией стоит целый перечень дел Международного суда ООН (ICJ) и Международного арбитражного суда при Международной торговой палате (ICA), которые поддерживают ее позицию. Таким образом, зная, что право на ее стороне, Турция решительно выступает против любых попыток лишить ее граждан и последующие их поколения тех прав, которые вытекают из права и географии.

Турция также намерена нарастить возможности своих военно-морских сил по присутствию в оперативно важных районах Мирового океана, перейдя от концепции «средний по боевому и численному составу флот, обеспечивающий региональное присутствие» (Medium Regional Force Projection Navy) к концепции «средний по боевому и численному составу флот, обеспечивающий присутствие в оперативно важных районах Мирового океана» (Medium Global Force Projection Navy). В этом плане Турция будет стремиться внести свой вклад в установление мира и безопасности во всем мире с использованием полноценного океанского флота «дальнего действия».

Вы занимались вопросами разграничения морского пространства. Остаются ли, на Ваш взгляд, шансы на мирное разграничение Средиземного моря между Турцией и Кипром и другими странами региона?

В настоящее время в Восточном Средиземноморье основными игроками выступают образованное греками-киприотами правительство Южного Кипра и три прибрежных государства: Ливия, Израиль и Египет. Турция не признает образованное греками-киприотами правительство Южного Кипра и поэтому последнее не является нашим партнером по переговорному процессу. При этом если проблемы между Турецкой Республикой Северного Кипра и правительством Южного Кипра греков-киприотов будут решены, то Турция может признать последнее и вступить в переговорный процесс с ним. Но пока этого не произошло, оно не являются партнером Турции.

В Восточном Средиземноморье также активно действует ряд внешних акторов - Греция, Франция, Иордания и Объединенные Арабские Эмираты, которые образовали дипломатический альянс, выступающий против Турции. Основными целями этого альянса являются: (1) запереть Турцию в пределах залива Анталья, площадь акватории которого составляет 41 тыс. кв. км; (2) предпринять дипломатические усилия с целью помешать Турции воспользоваться своими законными правами.

Для этого ряд региональных государств и некоторые международные организации наладили сотрудничество, имея в виду изолировать Турцию в регионе. Это иррациональное и незаконное сотрудничество, которое исходит из того, что Турция, государство с самой протяженной в Восточном Средиземноморье береговой линией, должна быть ограничена в своей юрисдикции над морским пространством акваторией площадью 41 тыс. кв. км из-за одного греческого острова с площадью территории 10 кв. км, который невозможно даже точно определить на карте. В лучшем случае, это абсурд, а в худшем – злокозненность. Это странное образование следует антитурецкой политике и риторике везде, где это уместно и неуместно. Можно охарактеризовать это как неадекватную антитурецкую зацикленность, которая неизбежно будет мешать ее исполнителям.

Одним из конкретных примеров попыток изолировать Турцию в Восточном Средиземноморье является создание в Каире Восточно-Средиземноморского газового форума с участием членов и наблюдателей. Звучит нормально, не правда ли? Однако Турция, имеющая самое протяженное побережье в Восточном Средиземноморье, даже не была приглашена на этот форум. Следует отметить, что ни один проект, ни одна инициатива, которые осуществляются без участия Турецкой Республики или Турецкой Республики Северного Кипра, никогда не будут иметь шанса на успех в этом регионе. Это не угроза, а констатация факта, основанного на реальности.

Как Вы оцениваете потенциал Черноморского флота России? Особенно в сравнении с турецкими ВМС?

Военно-морские силы Турецкой Республики и Военно-морской флот Российской Федерации связывают дружественные и партнерские отношения на Черном море, поэтому я не хочу сравнивать их друг с другом. Расширение сотрудничества и повышение оперативной совместимости флотов наших государств взаимовыгодно. И поскольку они не являются соперниками, нет смысла их сравнивать.

Справка. Джихат Яйджи (Cihat Yaycı) – турецкий ученый, литератор, контр-адмирал (Tümamiral) в отставке и родоначальник турецкой концепции морской обороны. Родился в городе Элязыг в Восточной Анатолии в 1966 г. Окончил военно-морской лицей (Heybeliada Deniz Lisesi) в 1984 г., высшее военно-морское училище (Deniz Harp Okulu) в 1988 г. Проходил службу на различных надводных боевых кораблях ВМС Турции, последовательно занимая должности командира группы, дивизиона, боевой части, старшего помощника командира (ракетный фрегат Yavuz проекта MEKO 200TN Track I) и командира корабля (ракетный фрегат Kemalreis проекта MEKO 200TN Track II). В 2005-2006 гг. занимал должность офицера штаба дивизиона фрегатов, периодически выходя в море в качестве старшего на походе, а в период 2011-2012 гг. командовал 5 дивизионом фрегатов.

В 2000 г. окончил военно-морскую академию (Deniz Harp Akademisi), а в 2003 г. – академию вооруженных сил (Silahlı Kuvvetler Akademisi) структурно входящие в объединенную военную академию вооружённых сил Турции (Türk Harp Akademileri). В дальнейшем проходил службу в штабе командования флота (Donanma Komutanlığı) в должности начальника управления боевого применения родов сил, в главном штабе военно-морских сил (Deniz Kuvvetleri Komutanlığı) на должностях начальника управления инспекции и аттестации, начальника управления стратегии и военно-морских учебных заведений, а также начальника управления стратегии и договорно-правовой деятельности.

Защитил в Стамбульском университете диссертацию на соискание ученой степени доктора наук (PhD) в области международных отношений.

В 2012-2014 гг. проходил службу в должности военного, военно-воздушного и военно-морского атташе при посольстве Турецкой Республики в Российской Федерации. В дальнейшем занимал должности: в 2014-2015 гг. – командующего Южной военно-морской зоной (Güney Deniz Saha Komutanlığı) и одновременно начальника объединенного центра переподготовки специалистов в области безопасности на море. В 2015-12016 гг. занимал должность начальника объединенного центра разработки концепций боевого применения видов вооруженных сил, в 2016-2017 гг. – начальника управления кадров штаба военно-морских сил.

С 20 августа 2017 г. по 18 мая 2020 г. занимал должность начальника штаба военно-морских сил Турецкой Республики (Deniz Kuvvetleri Komutanlığı Kurmay Başkanı), сыграл решающую роль в процессе делимитации границ морского пространства между Турцией и Ливией в 2019 г., а также чистке военно-морских сил от 4 тысяч агентов влияния движения Гюлена (Hizmet Hareketi).

С 24 июля 2020 г. является директором основанного им же центра морской и глобальной стратегии при университете Бахчешехира (Bahçeşehir Üniversitesi Denizcilik ve Global Stratejiler Merkezi, BAU DEGS) и одновременно читает курс лекций в университете Анкары.
 

Новые ударные беспилотные летательные аппараты TB-3 "Байрактар" адаптируют для базирования на перспективном универсальном десантном корабле "Анадолу" (также упоминается как легкий авианосец). Об этом сообщает Naval News со ссылкой на генерального директора компании Baykar Defence Халука Байрактара.
Во время конференции по авиации и космонавтике в университете Гебзе он впервые представил изображения, подтверждающие разработку концепции применения беспилотников с борта "Анадолу".
Концепция применения беспилотника TB-3 с УДК Анадолу, Турция
Концепция применения беспилотника TB-3 с УДК "Анадолу", Турция
Naval News
"На этом рендеринге показана концепция взлета и посадки дронов TB-3 на УДК "Анадолу", который сейчас строится на верфи Sedef, – заявил Халук Байрактар. – Мы уверены, что этот проект внесет свой вклад в развитие мощи ВМС Турции".

Журналисты Naval News отмечают, что в носовой части УДК расположена система, вероятно, применяемая для начального разгона дрона при взлете.

Основная задача проекта по интеграции – избежать задержек с поставкой "Анадолу" турецкому флоту. Такая угроза возникла после того, как США исключили Анкару из программы производства истребителей F-35: изначально планировалось, что на УДК будут размещены самолеты F-35B с укороченным взлетом и вертикальной посадкой. Адаптация корабля к другим палубным истребителям потребует длительного времени для интеграции катапультной системы.

Согласно текущим планам, ввод "Анадолу" в строй ожидается в 2022 году. На борту корабля смогут размещаться от 30 до 50 беспилотников TB-3 со складывающимися крыльями.

Основное предназначение этих дронов – разведка и нанесение точечных ударов по береговым объектам (например, радарам наблюдения, ракетным батареям) и слабо вооруженным надводным целям.

Водоизмещение "Анадолу" составит 24 660 тонн, длина – 231 метр, ширина – 32 метра. Площадь летной палубы достигает 5440 кв. метров, кроме того предусмотрен авиационный ангар площадью 990 кв. метров, в котором могут разместиться 12 вертолетов среднего класса или восемь вертолетов большой грузоподъемности.
 


Турецкая компания Roketsan разработает ракетную систему вертикального пуска для головного фрегата класса "Стамбул" из-за того, что поставки американских установок стали невозможны после введения Вашингтоном санкций против Анкары. Об этом сообщает Defense News со ссылкой на представителя по закупке военно-морских платформ Альпера Козе.
Первоначально турецкое правительство планировало установить на фрегаты класса "Стамбул" систему вертикального пуска Mk.41 производства Lockheed Martin. Однако после приобретения Анкарой российских зенитных ракетных комплексов С-400 "Триумф" Вашингтон ввел санкции против оборонных ведомств и компаний Турции.

https://opt-1566624.ssl.1c-bitrix-c...8b1a/Спуск на воду фрегата Стамбул Турция.jpg
Спуск на воду фрегата Стамбул, Турция
Спуск на воду фрегата "Стамбул", Турция
Naval News

О необходимости разработки новой системы вертикального пуска объявил глава Управления оборонной промышленности Турции (SSB) Исмаил Демир еще в конце января этого года, во время спуска на воду фрегата "Стамбул". Однако до сих пор было неясно, какая компания возьмет на себя разработку MDAS (Milli Dikey Atis Sistemi, Национальная система вертикального запуска) и каковы будут ее характеристики.

Источник, сказанный с субподрядчиком, работающим над проектом, сообщил Defense News, что MDAS будет похожа на Mk.41. "Однако у нее будут некоторые конструктивные отличия. Например, длина MDAS составит 8 метров – на 30 см длиннее, чем Mk.41", – рассказал собеседник на условиях анонимности.

"Система сможет запускать ракеты турецкой разработки, в том числе семейство зенитных ракет HİSAR и противокорабельные ракеты ATMACA, – добавил источник. – За последнее десятилетие Турция накопила достаточно ноу-хау для создания собственной системы запуска ракет. Мы работаем над проектом MDAS и стремимся подготовить его до приемочных испытаний головного фрегата".

Источник отказался сообщить информацию о стоимости проекта.

Первоначально планировалось, что MDAS оснастят будущие эсминцы класса TF2000, первый из которых должен поступить на вооружение ВМС Турции только к 2027 году. Теперь же SSB ускорило реализацию проекта. Согласно текущим планам, первый фрегат класса "Стамбул" введут в строй в 2023 году.

Строительство первого из четырех фрегатов класса "Стамбул" началось в январе 2017 года. Фрегаты представляют собой увеличенную версию корветов класса "Ада": водоизмещение – около 3000 тонн, длина корпуса – 113 метров, ширина – 14,4 метра.
 

Турецкий реактивный беспилотник разместят на УДК "Анадолу"

22 июля 2021

По его словам, полезная нагрузка беспилотника составит около 1500 кг. Он сможет применять ракеты класса "воздух–воздух" и "воздух–поверхность".
"MIUS должен приземляться и взлетать с короткой взлетно-посадочной полосы, например, с палубы "Анадолу". Для взлета ему не потребуется катапульта, а посадка будет совершаться с помощью аэрофинишеров", – рассказал Сельчук Байрактар.
Напомним, что изначально турецкое командование планировало, что на "Анадолу" разместят американские истребители пятого поколения F-35B с укороченным взлетом и вертикальной посадкой. Но отношения Вашингтона и Анкары испортились после того, как Турция заказала российскую зенитную ракетную систему С-400 "Триумф". США исключили Анкару из программы производства истребителей F-35. Оценив риск задержки поставки корабля из-за необходимости интеграции другого палубного самолета, турецкие ВМС решили переориентировать "Анадолу" в носитель беспилотных летательных аппаратов.
Весной 2021 года глава управления оборонной промышленности Турции Исмаил Демир заявил, что на "Анадолу" смогут базировать от 30 до 50 беспилотников TB-3 "Байрактар". В компании Baykar Defense подтвердили, что планируется совместное размещение на борту УДК двух типов БПЛА – MIUS и TB-3.

Согласно текущим планам, ввод "Анадолу" в строй ожидается в 2022 году. Водоизмещение корабля составит 24 660 тонн, длина – 231 метр, ширина – 32 метра. Площадь летной палубы достигает 5440 кв. метров, кроме того предусмотрен авиационный ангар площадью 990 кв. метров, в котором могут разместиться 12 вертолетов среднего класса или восемь вертолетов большой грузоподъемности.
 

15 августа 2021 года на турецкой военно-морской верфи в Стамбуле (Istanbul Naval Shipyard), помимо церемонии спуска на воду первого корвета турецкого проекта MILGEM (типа Ada), строящегося для ВМС Пакистана, в присутствии президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана состоялась также церемония первой резки стали и начала строительства для ВМС Турции головного патрульного корабля нового типа Akhisar.
Acik-Deniz-Karakol-780x362
Проектное изображение строящегося для ВМС Турции патрульного корабля нового типа Akhisar (с) www.savunmasanayist.com

В выступлении на церемонии президент Турции Эрдоган заявил, что в общей сложности для ВМС Турции будет построено 10 морских патрульных кораблей этого типа, и что головной корабль будет передан командованию ВМС Турции в мае 2023 года.

В ноябре 2020 года управление военной промышленности Турции SSB выдало турецкому объединению государственных верфей ASFAT и конкретно верфи Istanbul Naval Shipyard контракт на строительство первых двух патрульных кораблей нового типа, головной из которых Akhisar и был начат строительством 15 августа.

Сообщается, что проект патрульного корабля типа Akhisar разработан на основе проекта турецкого корвета MILGEM (типа Ada), отличаясь главным образом упрощенным составом вооружения и радиоэлектронного оборудования. Вооружение патрульного корабля должно включать 76-мм универсальную артиллерийскую установку Leonardo Super Rapid (или ее турецкую копию), две дистанционно управляемые малокалиберные артиллерийские установки производства Aselsan, а также вертолет класса Sikorsky S-70 (T-70) с постоянным базированием в ангаре, также предусмотрено базирование беспилотных летательных аппаратов. Возможно размещение нескольких контейнеров со специальной целевой нагрузкой. Имеются три быстроспускаемые полдужесткие моторные лодки, в том числе одна со слипа в кормовой части корабля. Энергетическая установка патрульного корабля чисто дизельная двухвальная, автономность составит 21 сутки.
 

Agra

 


Acik-Deniz-Karakol-780x362
Проектное изображение строящегося для ВМС Турции патрульного корабля нового типа Akhisar (с) www.savunmasanayist.com

Немного ттх для нового патрульного корабля,который планируют принять на вооружение в 2023 году.Итого будут 10 штук.

- длина 99,56м
- ширина: 14,42м
- водоизмещение: 2300 т.
- Двигательная установка CODELOD (4 дизеля, 2 электродвигателя)
- 1x 10-тонный вертолет, 1x 'GİHA'
- 2x RHIB (1x 7,5 м 1x 5,5 м)
- максимальная скорость 24 узла
- крейсерская скорость 12 узлов
- дальность 4500 м.
- комплектность: 104

E8_43BoXEAYEIrz

E8_43mYWUAkS2ua
 

Анкара разработала собственные арткомплексы для турецкого флота
3 сентября 2021

Турецкая госкомпания по производству оружия и боеприпасов MKE (Makine Kimya Endüstri) представила две новые разработки для национального флота: 76-мм корабельную артустановку и 20-мм систему вооружения ближнего боя (CIWS). Как отмечает Naval News, если информация о создании пушки для ВМС появлялась в прессе, то новый зенитный арткомплекс оказалась сюрпризом для большинства специалистов.
По словам представителей MKE, испытания новой 76-мм пушки с боевыми стрельбами планируются на октябрь–ноябрь. Работы над системой продолжались около года.

76-мм корабельная пушка компании MKE Турция
76-мм корабельная пушка компании MKE Турция
Naval News

Как рассказал ранее, в июне, генеральный директор MKE Ясин Акдере, проект запустили в 2020 году из-за предполагаемых высоких затрат на закупку и длительного графика поставок 76-мм установок итальянской группы Leonardo.

В то же время Naval News указывает, что на государственном уровне пока не принято решение о замене итальянских орудий на турецкие. При этом 76-мм входят в арсенал фрегатов класса G (бывшие американские корабли класса "Оливер Хазард Перри"), корветов класса "Ада" (MILGEM) и малых ракетных кораблей класса "Килич".

Дальность поражения 76-мм пушки MKE – 16 км. Боезапас – 70 снарядов, скорострельность – 80 выстрелов/мин.

20-мм зенитный арткомплекс компании MKE, Турция
20-мм зенитный арткомплекс компании MKE, Турция
Naval News

20-мм система ближней противовоздушной обороны оснащена электронно-оптическим датчиком, но не имеет радара для поиска и сопровождения цели. По словам представителей MKE, сейчас комплекс ориентирован на работу вместе с корабельной боевой информационно-управляющей системой Genesis Advent, которой оснащены, в частности, турецкие фрегаты класса G.

"Комплекс разработан полностью за счет внутренних ресурсов компании, – отметили представители MKE. – Он обеспечивает оборону наземных объектов и кораблей от таких воздушных угроз, как управляемые ракеты, беспилотные летательные аппараты и вертолеты. Охлаждаемая тепловизионная камера, дневная камера и лазерный дальномер включены в электронно-оптическую систему установки".

По их словам, компания планирует наладить поставки 20-мм арткомплекса к концу 2022 года. Дальность поражения целей – 2 км. Боезапас – 1500 снарядов, скорострельность – 4000 выстрелов/мин.

В настоящее время на вооружении турецких кораблей для решение задач ПВО в ближнем радиусе используются 20-мм комплексы Phalanx (производит американская компания Raytheon) и 25-мм Sea Zenith (поставляет немецкая Rheinmetall Air Defense).
 
Сверху Снизу