Восстание Маккавеев. Исторический боевик

Для поддержания разговора. Ханукальная сказка.
=====================================


Архистратег Трифон остановил стремительный бег своего коня в точке, традиционной для всех великих полководцев всех времен и народов -- на вершине холма. Величественным жестом поднес ладонь ко лбу. У него не было другого выхода - до изобретения бинокля оставалось еще много сотен лет.

Трифону не понравилось то, что он увидел. Ему не понравилась эта долина. Ему не понравились окружавшие ее холмы (кроме того, на котором он находился). Меньше всего ему понравилось войско варваров-иудеев, занимавшее удобную позицию на другом краю долины.

- Мой господин, - осмелился потревожить его стратег Главкос. - Ваши приказы?...

- Пустите вперед конных лучников, - решил Трифон. - Пусть немного потревожат иудейские... ряды, - в голосе архистратега послышалось презрение. Проклятые варвары до сих пор не научились правильному строю. Для геометрической фигуры, на которую в данный момент походило иудейское войско, даже не придумали название.

Конные лучники ("дети пустыни, подлые наемники", -- подумал греческий полководец) с воплями и гиканьем ("Традиция", - вздохнул Трифон) пересекли долину и дали несколько залпов в сторону иудеев. Те не остались в долгу. Наемники потеряли несколько человек и поспешили вернуться к своим.

- Вы опасаетесь засады? - угадал мысли своего командира Главкос.

- Совершенно верно, друг мой, - кивнул Трифон. -- Она просто обязана быть. Это...

-...традиция, - снова угадал Главкос.

Трифон пожал плечами.

- Похоже, в этой битве не будет место хитроумным маневрам. У нас нет на это времени. Я вижу штандарт разбойника Давида, которого они называют царем.

- Это всего лишь штандарт, - осторожно заметил Главкос.

- Как знать, - снова пожал плечами архистратег. - Иудеи привели достаточно большую армию. Возможно, это и есть все их войско. Наши лазутчики в последнее время ни на что не годятся.

Главкос приподнялся на стременах и еще раз осмотрел вражеские ряды.

- Наша армия все равно в два раза больше, - заметил младший стратег.

- Поэтому я атакую варваров с половиной наших сил, - ответил Трифон. - Внимательно следи за битвой. Если иудеи запасли какую-то хитрость... Ты сам поймешь, когда придет твое время вступить в сражение.

И храбрый архистратег повел (50 процентов) своих солдат навстречу врагу.

Дрожала земля под тяжелыми шагами непобедимых греческих гоплитов. На правом фланге ревели боевые слоны. Пустынные наемники неслись впереди, стремясь искупить свой позор. Следом за ними (так было задумано) двигались катафракты и клибанарии под командованием самого Трифона. На левом фланге подымали тучи пыли серпоносные колесницы.

В свою очередь, иудейская армия производила впечатление своим количеством, но не качеством. Если первые два-три ряда занимали тяжеловооруженные пехотинцы (в трофейных доспехах), то большую часть войска составляли лучники и пращники. Или вовсе зелоты с дубинками, вся защита которых состояла из бороды.

Бородатые воины, потрясающие дубинками - это было последнее, что увидел Трифон. "Мама", - только и успел подумать он. Потом к нему пришла еще одна мысль - он уже где-то читал про такое, причем неоднократно. В одном из старых трактатов по военному исскуству. В академии считалось признаком хорошего тона смеяться над царями и полководцами, которые попадали в подобную ловушку. Особенно над тем персидским императором... как его звали? Теперь грядущие поколения офицеров будут смеяться над ним, над архистратегом Трифоном. Одно утешает - он получил свое место в истории. "А, это тот самый греческий полководец, которого заманил в ловушку царь Давид..."

По всей линии фронта коварные иудеи вырыли волчьи ямы.

С конницей, колесницами и слонами греков было покончено в считанные минуты. Лишенная командования пехота смешалась, и подлые варвары не замедлили обрушиться на нее.

"И что мне теперь делать?", - думал младший стратег Главкос, наблюдая за гибелью греческой армии. - "Что гласит традиция? А! С остатками войска вернуться в столицу, свергнуть базилевса и занять его место. Очень хорошо. Немедленно прикажу солдатам выступать".

И таким образом на поле под Стерлингом король Давид из клана Мак-Кавеев одержал великую победу над греческими захватчиками и был признан Верховным Королем Шотландии. Он и его потомки долго и счастливо правили северной половиной Острова, пока не пришли даны и другие гады. Но это совсем другая история.

Византийские греки, наследники императора Белизария, в свою очередь продолжали удерживать Южную Британию, и время от времени проклинать хитроумного императора Клавдия Британника, задумавшего выселить часть мятежных иудеев на этот многострадальный остров.

И это все о них.
 
Сверху Снизу