Израильские месторождения полезных ископаемых

В одной из статей мне попалась такая информация: "...есть довольно большие запасы природного газа возле Ашкелона, однако во время премьерства Эхуда Барака, это месторождение было передано Арафату для подъема экономики сектора Газы".

-- Может ли кто-нибудь прокомментировать этот факт и сообщить как с этим фактом обстоят дела сегодня?
В начале 90-х годов прошлого века возле морского побережья сектора Газы были обнаружены запасы газа. По израильским меркам, это было крупное месторождение. Его грамотное использование могло бы привести к перевороту на израильском энергетическом рынке. По соглашениям Осло, газовые месторождения на морском шельфе находятся исключительно в израильском пользовании. Перед поездкой в Кемп-Дэвид на встречу с Клинтоном и Арафатом премьер-министр Израиля Эхуд Барак, в качестве «жеста доброй воли», безвозмездно передал Палестинской автономии (ПА) исключительное право на добычу газа возле побережья сектора Газы. Не теряя времени, Арафат от имени ПА подписал договор с мировым гигантом газодобычи «British Gas». В соглашении говорилось, что добычу газа будут осуществлять англичане, а ПА получит свою долю прибыли.
 
Справедливости ради - запасы "Газа Марин" оцениваются в 25 млрд. куб. м. Израильское потребление на пару лет. На переворот не тянет, да и строить платформу и инфраструктуру ради пары лет добычи - не слишком выгодно экономически. Хотя отдали арабам зря, конечно.
 
Справедливости ради - запасы "Газа Марин" оцениваются в 25 млрд. куб. м. Израильское потребление на пару лет. На переворот не тянет, да и строить платформу и инфраструктуру ради пары лет добычи - не слишком выгодно экономически. Хотя отдали арабам зря, конечно.
Тут дело не в выгодно не выгодно, а в самом факте что один человек хоть и ПМ передал грубо говоря кусок территории (пускай и под водой). Я считаю этот случай и уход из Газы по хорошему должны были референдумом решатся.
 
 


Американская энергетическая корпорация Chevron сообщило о приобретении компании Noble Energy, совладельца израильских газовых месторождение "Левиатан" и "Тамар". Сумма сделки составляет пять миллиардов долларов.
"Соглашение – мощнейший вотум доверия израильской энергетической отрасли", - заявил министр энергетики Израиля Юваль Штайниц. После публикации сообщения о сделке котировки Noble Energy на нью-йоркской бирже выросли на 8%.
Экономическое издание The Marker отмечает, что ведущие компании глобального энергетического рынка держались подальше от Израиля. Сегодняшнее соглашение можно рассматривать и как еще одно свидетельство сближения еврейского государства с Саудовской Аравией и Объединенными Арабскими Эмиратами.
 
Международная минералогическая ассоциация признала новый минерал, найденный в Израиле
Комиссия Международной минералогической ассоциации признала и официально зарегистрировала новый минерал, найденный в Израиле и названный «кармельтазит» (Carmeltazit). Минерал одобрен под номером 2018-103. Новый камень был добыт израильской геологоразведочной компанией Shefa Yamim на месторождении Carmel в северном Израиле среди камней, известных как «кармельские сапфиры». Кармельтазит обладает уникальным составом – его основными компонентами являются циркон, титан и аллюминий (ZrAl2Ti4O11). Место находки (гора Кармель) и аббревиатура из первых букв названий основных компонентов минерала (титана, алюминия и циркония ("TAZ") стали составными частями его имени. С 2014 года компания Shefa Yamim извлекает уникальные корунды, получившие название «кармельские сапфиры», в среднем течении реки Кишон. Первоначально минералы, обладающие различными оттенками от темно-серого до черного, инкрустированные вулканическим стеклом и насыщенные включениями титана, циркона и оксидов алюминия, не были отнесены к категории драгоценных камней. Но их последующая полировка показала, что они обладают потенциальной ценностью и в 2016 году находка получила название «кармельские сапфиры».
https://catalogmineralov.ru/news_mejdunarodnaya_mineralogicheskaya_assotsiatsiya.html
Израильская горнодобывающая компания Shefa Yamim обнаружила новый материал, по своему составу напоминающий сапфир или рубин, в долине Завулон на севере Израиля.
Абрахам Тауб (Abraham Taub), генеральный директор Shefa Yamim, назвал новый камень «кармелтазит» в честь горы, где он был найден, горы Кармель, и трех металлов, которые он содержит: титан, алюминий и цирконий.
Кармелтазит - новый минерал на Земле, который ранее существовал только в космосе - теперь официально признан редким драгоценным камнем. Интересно, что кармелтазит также был похож на другой, более редкий минерал внеземного происхождения «аллендеит», который был обнаружен только на метеорите Альенде, упавшем на Землю 8 февраля 1969 года. Это стало значительным геологическим открытием. Сообщается, что кармелтазит обладает впечатляющим коммерческим потенциалом, который имеют другие драгоценные камни, такие как сапфиры, используемые в ювелирной промышленности. Также сообщается, что материал имеет более высокую плотность, чем алмаз, но и встречается гораздо реже, чем алмаз. Горнодобывающая компания Shefa Yamim уже обозначила товар на рынке как «Carmel Sapphire», который, вероятно, станет одним из самых дорогих драгоценных камней в будущем.
Согласно сообщению в Forbes, редкие камни начали формироваться примерно на глубине 18 миль от поверхности Земли, там, где кора граничит с мантией. Там высокое давление и высокая температура создали частично расплавленные породы, которые выделяли вещества, из которых образовались новые минералы, такие как кармелтазит. Новый драгоценный камень был найден в диапазоне цветов от черного до сине-зеленого или оранжево-коричневого с металлическим блеском, внутренними трещинами и включениями другого минерала корунда, похожего на сапфир. Самый большой найденный камень имеет вес 33,3 карата. Помимо привлечения значительного международного внимания как из-за своей редкости, так и из-за новизны, камень, некогда считавшийся внеземным, вскоре может стоить гораздо больше, чем алмазы.

https://newrezume.org/news/2020-08-07-35781
 

Американская компания Chevron — оператор разработки месторождений Левиафан и Тамар, крупнейших на шельфе Израиля — приняла решение увеличить экспорт в Египет. Партнер Chevron израильская Delek Drilling поддержала это решение. Левиафан рассматривался, как ресурсная база для поставок газа в Европу по трубопроводу EastMed. Поэтому увеличение поставок газа в Египет оставит Европу без израильского газа. Кроме того, без поставок из Израиля невозможно в ближайшем будущем обеспечить полную загрузку "Южного газового коридора".
НОВЫЙ ЭКСПОРТНЫЙ ГАЗОПРОВОД
Chevron владеет 39,7% акций месторождения Левиафана и 32,5% акций месторождения Тамар, является оператором обоих месторождений. Delek Drilling принадлежат 45,3% и 22% акций месторождений Левиафан и Тамар соответственно. Партнеры приняли решение инвестировать $235 млн в строительство экспортного газопровода для увеличения поставок в Египет.
На прошлой неделе Delek Drilling сообщила о подписании с компанией Israel Natural Gas Lines (INGL) контракта на строительство нового экспортного газопровода и расширение существующей газотранспортной системы у побережья Израиля.
INGL проложит подводный газопровод между израильскими городами Ашдод и Ашкелон, что позволит увеличить поставки в Египет с месторождения Левиафан до 7 млрд куб. м/г, говорится в сообщении израильской компании.
Финансирование проекта на 56% будет обеспечено за счет собственных средств участников консорциума. Остальная сумма будет получена в виде кредитов от банков, которые уже предоставили необходимые финансовые гарантии.
В конце прошлого года американская Chevron завершила сделку по приобретению за $5 млрд компании Noble Energy, которая была мажоритарным акционером в проектах по разработке месторождений Левиафан и Тамар. После завершения сделки Сhevron стала оператором на обоих месторождений, а вскоре было принято решение об увеличении экспорта газа в Египет на 44 млрд куб. м. Поставки должны начаться в период между июлем 2022 и апрелем 2023 года.

"Мы берем на себя большую часть расходов, связанных со строительством нового газопровода. Это подтверждает нашу уверенность в том, что мы продолжим наращивать экспорт в страны региона", — заявил Йосси Абу, исполнительный директор Delek Drilling.

ИЗРАИЛЬСКИЙ ГАЗ ДЛЯ ЕГИПЕТСКОГО ПОТРЕБИТЕЛЯ
Экспорт газа с месторождения Левиафан начался в январе 2020 года в соответствии с контрактом, по которому Nobel Energy и Delek Drilling обязались поставить в Египет 85 млрд куб. м газа в течение 15 лет.
Последние десять лет потребление газа в Египте растет быстрыми темпами. В 2012 году, на следующий год после Арабской весны, страна превратилась из экспортера в импортера газа. В 2015 году на египетском шельфе итальянская Eni открыла месторождение Зохр, запасы которого оцениваются в 850 млрд куб. м. Добываемый на Зохр газ и поставки из Израиля должны полностью обеспечить потребности Египта. Излишки планируется экспортировать в виде СПГ. В конце 2018 года, после шестилетнего перерыва, Египет возобновил экспорт СПГ. В стране расположены два СПГ-завода совокупной мощностью 12,2 млн т/г, для полной загрузки которых собственных ресурсов не хватает. Египет намерен импортировать израильский газ, чтобы загрузить имеющиеся производственные мощности и увеличить экспорт СПГ.
Кроме Египта, газ с Левиафана с января прошлого года экспортируется в Иорданию в соответствии с контрактом, который предусматривает поставки в объеме 45 млрд куб. м в течение 15 лет. Подписание контракта на поставку израильского газа в Иорданию вызвало бурю возмущения в стране. Иорданский парламент даже одобрил законопроект о запрете поставок газа из еврейского государства. Однако правительство отвергло его, обосновав это тем, что страна нуждается в импортном газе для обеспечения энергетической безопасности.
Кроме того, ранее был заключен контракт с иорданским компаниями Arab Potash Company и Jordan Bromine Company на поставку газа в течение 15 лет в объеме 1,8 млрд куб. м/г. Поставки начались в 2017 году с месторождения Тамар.
Спрос на газ в Израиле оценивается примерно в 12 млрд куб. м/г. Министерство энергетики Израиля прогнозирует, что в 2025 году спрос достигнет 15 млрд куб. м/г, а в 2030 году превысит 18 млрд куб. м/г. Израильское правительство неохотно соглашается на увеличение экспорта газа, поскольку сомневается в оценке запасов месторождения Левиафан, которая была проведена по заказу Nobel Energy Derek Drilling компанией Netherland Sewell & Associates Inc. (NASI). В 2014 году NASI оценила запасы Левиафана по категориям доказанные и вероятные (2P в соответствие с западной методологией) в 621 млрд куб. м. Однако позже несколько независимых компаний не подтвердили эту оценку, что стало причиной громкого скандала и разбирательства в Кнессете (израильском парламенте).
Согласно последнему отчету Derek Drilling, который был представлен в июле 2020 года, доказанные и вероятные запасы месторождения Левиафан составляют 377 млрд куб. м, еще 270 млд куб. м отнесены к категории перспективных ресурсов.
CHEVRON ВЫБИРАЕТ БЛИЖНИЙ ВОСТОК
Месторождение Левиафан рассматривалось, как ресурсная база для поставок газа в Европу по трубопроводу EastMed протяженностью 1900 км. Этот трубопровод, проложенный в основном по дну Средиземного моря, должен обеспечить поставку энергоносителей из Восточного Средиземноморья в страны Южной Европы — через острова Кипр и Крит в материковую Грецию, затем по газопроводу Poseidon в Италию или по интерконнектору (соединительному газопроводу) IGI между Грецией и Болгарией в другие европейские страны. Реализация проекта оценивается в $6-7 млрд
В начале января 2020 года главы Израиля, Греции и Кипра подписали соглашение о строительстве EastMed мощностью 10 млрд куб. м/г с перспективой расширения до 20 млрд куб. м/г. Через несколько месяцев правительства всех трех государств ратифицировали это соглашение.
В декабре 2020 года США официально поддержали проект EastMed, поскольку он должен снизить зависимость Европы от поставок российского газа. После приобретения Chevron израильских активов Nobel Energy США даже рассматривают возможность войти в Газовый форум Восточного Средиземноморья в качестве наблюдателя, что обеспечит существенную поддержку EastMed.
Изначально экономическая целесообразность строительства EastMed подвергалась сомнению из-за отсутствия подтвержденных запасов на месторождении Левиафан, больших затрат и незначительного объема поставок газа на европейский рынок.
В конце прошлого года, после завершения строительства Трансадриатического газопровода (ТАР), начались поставки азербайджанского газа по "Южному газовому коридору" (ЮГК), который по утверждению западных экспертов должен стать воротами в Европу для нероссийского газа — не только азербайджанского, но и израильского. Сейчас из-за ограниченной ресурсной базы Азербайджан способен обеспечить загрузку ЮГК не более чем на треть. Более того, возможность его полной загрузки ставится под сомнение. В случае успешной реализации проекта EastMed, израильский газ мог бы обеспечить полную загрузку ЮГК.
Однако расширение экспортной инфраструктуры для увеличения поставок израильского газа в Египет похоронит проект EastMed. Ресурсной базы месторождения Левиафан недостаточно для поставок одновременно на Ближний Восток и в Европу. Став оператором двух крупнейших израильских месторождений газа, Chevron сделала выбор в пользу Ближнего Востока. Европа лишилась возможности получить израильский газ, а ЮГК рискует остаться незагруженным навсегда.
 


Экономика
Газопровод Израиль-Египет: больше СПГ для Европы, меньше шансов для EastMed
Новый поворот в большой газовой игре в Восточном Средиземноморье. Ставка на сжиженный газ обещает быструю отдачу и усиливает сомнения, стоит ли тянуть трубу с Кипра в Грецию.

Израиль и Египет договорились 21 февраля о строительстве газопровода, который соединит крупное израильское морское месторождение "Левиафан" с двумя египетскими заводами по производству сжиженного природного газа (СПГ) на побережье Средиземного моря. Этот проект нацелен, прежде всего, на увеличение экспорта на европейский рынок газа. Его реализация приведет к росту поставок СПГ в Евросоюз, что не в интересах российских компаний "Газпром" и "Новатэк".

С другой стороны, этот проект усилит сомнения в целесообразности сооружения потенциального конкурента "Газпрома" на юге Европы - подводного трубопровода EastMed для доставки газа из Восточного Средиземноморья - с израильских морских месторождений "Левиафан" и "Тамар" и кипрского "Афродита" - через Кипр в Грецию, а затем в Италию. ЕС намерен в конце 2021 года или в течение 2022 года принять окончательное решение о целесообразности многомиллиардной финансовой поддержки строительства этого нового элемента Южного газового коридора для получения газа в обход России. Строительство EastMed еще больше ослабило бы позиции "Газпрома" на греческом, болгарском и итальянском рынках, где конкуренция после начавшихся в 2021 году коммерческих поставок азербайджанского газа по Трансадриатическому газопроводу (TAP) и так уже усилилась.
51313720_7.png

Таким образом, новый газопроводный проект, детали которого пока не обнародованы, может привести к ощутимым подвижкам на европейском рынке газа. Но ему в любом случае предстоит сыграть важную роль в формировании нового центра газовой промышленности вблизи юго-восточных границ Евросоюза.
Восточно-Средиземноморский газовый форум получил первый проект
Для решения этой задачи в 2019 году был задуман Восточно-Средиземноморский газовый форум (EMGF), собравший столь разных участников, как Израиль, Египет, Иордания, Палестинская автономия, а также Кипр, Греция и Италия. В 2020 году все они подтвердили свое твердое намерение объединить или по меньшей мере координировать усилия при освоении газовых богатств региона, и вот 1 марта 2021 года эта организация официально начнет действовать. И новый израильско-египетский трубопровод станет, по сути дела, первым проектом, осуществляемым под ее эгидой.
Означает ли этот проект, что Израиль охладел к идее EastMed? Пока нет, считает Штефан Вольфрум (Stefan Wolfrum), научный сотрудник берлинского Фонда науки и политики (SWP) - ведущего немецкого научного института, консультирующего по внешнеполитическим вопросам как правительство и парламент ФРГ, так и Евросоюз. По мнению эксперта, в израильских политических кругах по-прежнему рассчитывают на возможность получить прямой доступ на европейский рынок газа.

"Однако Израиль не хочет ждать еще лет пять-десять, пока будет реализован гигантский проект EastMed, ведь речь идет о самом протяженном подводном газопроводе в мире, - отметил Штефан Вольфрум в беседе с DW. - Поэтому решено воспользоваться другой опцией: за куда более сжатые сроки проложить газопровод в Египет и как можно быстрее начать зарабатывать экспортную выручку, необходимую, в частности, для дальнейшего развития газодобычи".

Египет стремиться загрузить мощности своих СПГ-терминалов
У Израиля уже имеется соглашение об экспорте газа в Египет, для его выполнения даже потребовалось расширение мощностей уже действующего газопровода, соединяющего по морю израильский город Ашкелон с египетской газопроводной сетью на севере Синайского полуострова.

Новый газопровод, в свою очередь, будет снабжать два египетских СПГ-терминала вблизи Порт-Саида, мощности которых остаются сильно недозагруженными. Именно им предстоит сжижать газ из "Левиафана", а затем экспортировать его в Евросоюз, хотя близость Суэцкого канала позволит оперативно перенаправлять его и на азиатские рынки.

Чем быстрее заработает эта взаимовыгодная схема израильско-египетского сотрудничества, тем сильнее станут сомнения в целесообразности газопровода EastMed, надеется Штефан Вольфрум, убежденный противник этого проекта: в ноябре 2019 года DW подробно рассказывала о его вызвавшей немалый резонанс статье "Противоречивая газоэкспортная политика Израиля".

Геополитические аргументы против газопровода EastMed
В ней эксперт отстаивал точку зрения, что в стратегических интересах Евросоюза - содействовать не столько прокладке еще одного трубопровода в ЕС, сколько укреплению стабильности в таком сложном регионе вблизи своих границ, как Ближний Восток, а развитие взаимовыгодного регионального сотрудничества в газовой сфере как раз могло бы играть при этом одну из ключевых ролей.
Аналогично высказывался и политолог Тарек Бакони из аналитического центра Европейский совет по международным отношениям (ECRF). Немецкая газета Die Welt в статье "EastMed - новый проблемный газопровод в Европе" цитировала его слова о том, что совместные газовые проекты у восточного побережья Средиземного моря в идеале могли бы помочь разрешению споров о морских границах между Израилем и Ливаном, содействовать росту благосостояния на автономных палестинских территориях, стимулировать внутриполитические реформы в Египте и способствовать сближению между Кипром и Турцией.

В самое последнее время к этим внешнеполитическим и геостратегическим аргументам против EastMed добавились еще и экологические соображения: ЕС задался амбициозной целью к 2050 году добиться климатической нейтральности и принял амбициозную программу защиты климата Green Deal, предполагающую последовательный отказ от ископаемых энергоносителей. На этом фоне многомиллиардная поддержка газопровода, который реально войдет в строй, скорее всего, около 2030 года, выглядела бы довольно непоследовательно, пусть даже газ считается более экологичным топливом, чем уголь и нефть.

Последствия израильско-египетского проекта для "Газпрома" и "Новатэка"
Отказ от EastMed был бы выгоден "Газпрому", поскольку избавил бы его в отдаленной перспективе от лишнего конкурента на тесно связанных теперь друг с другом греческом и болгарском рынках, а также на рынке Италии.

В то же время сообщение о новом израильско-египетском газопроводе - неприятная, хотя и не очень тревожная новость для "Газпрома" и российского экспортера СПГ "Новатэк". Ведь этот проект означает, что на главном для этих двух компаний экспортном рынке, европейском, появятся дополнительные объемы газа - причем намного раньше того времени, когда теоретически могли бы достроить EastMed. Штефан Вольфрум не сомневается: "Уже в ближайшие годы в ЕС будет больше сжиженного газа из Восточного Средиземноморья". При этом он не исключает, что египетскими СПГ-терминалами захочет воспользоваться и Кипр.
 
Сверху Снизу