Космонавтика КНР

Известный американский астрофизик и эксперт по космонавтике Джонатан МакДауэлл (Jonathan McDowell) высказал предположение, что китайский военный спутник Yunhai 1-02 получил в марте этого года значительные повреждения из-за столкновения с обломком второй ступени украинской ракеты «Зенит-2».

NASA Goddard Space Flight Center

NASA Goddard Space Flight Center​
В марте 18-я эскадрилья космического контроля военно-воздушных сил США (18 SPCS) сообщила о разрушении спутника Yunhai 1-02, запущенного в сентябре 2019 года. На тот момент было неясно, что произошло с космическим аппаратом — возможно, это был взрыв в его двигательной установке или он столкнулся с чем-то на орбите.

В субботу, 14 августа, Макдауэлл, работающий в Гарвард-Смитсоновском центре астрофизики в Кембридже (штат Массачусетс), заметил обновление в каталоге Space-Track.org подразделения 18 SPCS, который доступен для зарегистрированных пользователей. Обновление включало примечание для объекта 48078, 1996-051Q: «Столкнулся со спутником».

«Это новый вид комментариев — я раньше не видел такого ни для каких других спутников», — отметил Макдауэлл.

Макдауэлл обнаружил, что объект 48078 представляет собой небольшой обломок шириной от 4 до 20 дюймов (от 10 до 50 см) ракеты «Зенит-2», которая доставила на орбиту российский спутник радиотехнической разведки «Целина-2» в сентябре 1996 года. По его словам, за прошедшие годы было отслежено восемь обломков этой ракеты, но у объекта 48078 есть свой набор орбитальных данных, которые были зафиксированы в марте этого года.

Yunhai 1-02 и объект 48078 прошли в пределах 0,6 мили (1 км) друг от друга — в пределах погрешности системы слежения — в 10:41 по Москве 18 марта, «именно тогда, когда 18SPCS сообщили о повреждении Yunhai», — написал Макдауэлл в Твиттере.

По его словам, на сегодняшний день обнаружено тридцать семь обломков от этого столкновения. Несмотря на повреждения, Yunhai 1-02 продолжает подавать сигналы, которые фиксируют радиолюбители. Впрочем, неясно, способен ли Yunhai 1-02 выполнять те задачи, для реализации которых он был отправлен на орбиту.
 

1633024247453.png

Ожидается, что в 2028 году Китай запустит свое новое поколение сверхмощных ракет, достаточно мощных, чтобы отправить пилотируемый космический корабль на Луну, сообщил в среду главный космический подрядчик страны.

Новая тяжелая ракета–носитель сможет вывести космический корабль массой от 15 до 50 тонн на траекторию полета к Луне, сказал Лю Бин, заместитель конструктора China Aerospace Science and Technology.

Она также будет достаточно мощной, чтобы отправить зонд весом от 12 до 44 тонн на траекторию к Марсу, сказал Лю журналистам на крупном авиашоу в южном городе Чжухай, не назвав ракету.

Китай ранее предсказывал, что завершит проектирование и строительство ракеты с достаточной тягой, чтобы доставить своих астронавтов на Луну только к 2030 году.

Китай по–прежнему отстает от США по опыту и технологиям. Последняя посадка с экипажем НАСА была в 1972 году, и ожидается, что американские астронавты вернутся на Луну к 2024 году.

В мае государственные СМИ сообщили, что Китай разрабатывает сверхтяжелую ракету Long March 9 с взлетной массой 4 140 тонн и тягой 5 760 тонн.

Для сравнения: взлетная масса Long March 5 — самой большой ракеты Китая в настоящее время — составляет около 849 тонн, а тяга — около 1078 тонн.

Китайские ученые ранее заявляли, что Long March 9 сможет направить 25–тонный космический корабль на курс к Луне.

Китай также нацелился на миссию по возвращению образцов с Марса примерно в 2030 году.

В декабре Китай завершил беспилотную миссию Chang'e–5, названную в честь мифической китайской богини луны, по извлечению образцов с поверхности Луны.
 


Образцу лунного грунта, доставленного на Землю китайской миссией, менее двух миллиардов лет
Учение опубликовали первые результаты исследований доставленных на Землю образцов грунта с Луны китайской миссией Chang’e 5. Анализ материала подтвердил, что образцы являются самыми молодыми из собранных на Луне на сегодняшний день. Специалисты Китайской академии геологических наук определили, что образцам около 1,96 миллиарда лет. Они почти на миллиард лет моложе тех образцов, которые были доставлены с Луны американскими и советскими миссиями.

Сбор именно молодых образцов был основной целью миссии Chang’e 5, поэтому грунт отбирался из района Океана Бурь, который считается одним самых молодых регионов на поверхности Луны. Такое предположение было сделано из-за меньшего числа кратеров по сравнению с другими территориями. Датировка образцов подтвердила, что вулканические процессы в Океане Бурь происходили позже, чем в других частях Луны.

Течение лавы в этом регионе могло сохраняться дольше благодаря химическому составу породы, содержащей, например, радиоактивные элементы. Таким было предположение, которое могли подтвердить или опровергнуть собранные Chang’e 5 образцы. И ученые не обнаружили отличий в концентрации следов радиоактивных элементов между этими образцами и доставленными миссиями «Аполлон» и «Луна».

Таким образом, возникает вопрос, почему именно Океан Бурь оставался так долго покрытым лавой. Влиял ли на это состав мантии или приливные силы Земли? Результаты исследований новых образцов не только оставили новые вопросы, но и внесли ценный вклад в описание эволюции Луны. Также теперь можно более точно соотнести количество кратеров на поверхности и возраст той или иной территории на Луне.

Напомним, что всего была одобрена 31 заявка от 13 учреждений на исследование добытых Chang’e 5 образцов. Первая изученная партия составила 17,4764 грамма или 1 процент от массы доставленного грунта.

1633927391953.png
 
Шэньчжоу-13: Первый краткий обзор распорядка и деятельности трех астронавтов на борту Тяньхэ спустя более чем пару недель после их прибытия

 
Высадка на Луну астронавтов из Китая возможна к 2030 году. По словам разработчика лунных программ и инженера Е Пэйцзяня (Ye Peijian), “китайские сапоги” на Луне вполне возможны к 2030 году.
Е Пэйцзянь (叶培 建, Ye Peijian) — китайский учёный в области информационных технологий и космонавтики, руководитель и главный конструктор лунной программы Китая.
Слова ученого не приравниваются к официальному заявлению Китая, официально одобряющему посадку на Луну с экипажем, но отражают недавний прогресс и успехи.
Ученый добавил, что такая миссия имеет особое значение для Китая, поскольку в конечном итоге она касается национальной судьбы и статуса Китая. Комментарии последовали за объявлением НАСА на прошлой неделе о том, что первая высадка человека на Луну в рамках программы Артемида будет отложена как минимум до 2025 года.
В мае прошлого года в Китае были проведены летные испытания нового космического корабля, предназначенного для полетов в дальний космос.
Миссия по возврату лунных образцов Chang’e-5 продемонстрировала способность приземляться и взлетать с поверхности Луны, а также выполнять маневр сближения на лунной орбите между двумя космическими аппаратами для возвращения домой.
 
Китай успешно вывел на орбиту два научных спутника

Китай успешно вывел на солнечно-синхронную орбиту Земли два спутника для различных целей с помощью ракеты-носителя "Чанчжэн-4C", сообщает в воскресенье, 26 декабря, агентство "Интерфакс" со ссылкой на Шанхайскую академию космических технологий (SAST). Запуск ракеты был осуществлен со стартовой площадки космодрома Тайюань.

По данным SAST, основной полезной нагрузкой стал оптический спутник "Цзыюань-1-02E" диаметром 5 метров, разработанный китайской академией космических технологий (CAST) для дистанционного зондирования земной поверхности, в том числе для мониторинга природных ресурсов.
Также был запущен аппарат XW-3, разработанный дочерним предприятием CAST – Dongfanghong Satellite. Он станет платформой для исследований, проводимых студентами образовательных учреждений КНР и поможет, по мнению SAST, в популяризации науки среди населения.
Трехступенчатая ракета-носитель "Чанчжэн-4C" была разработана SAST для выведения космических аппаратов на различные орбиты Земли. По заявлениям разработчиков, ракета способна выводить до 3 тонн полезной нагрузки на солнечно-синхронную орбиту высотой около 700 км.

1640510587302.png
 
Экипаж Китайской космической станции провел выход в открытый космос
Экипаж китайской миссии Shenzhou-13, которая сейчас работает на борту основного модуля космической станции Tianhe, провел второй выход в открытый космос. На этот раз за бортом в течение 6 часов и 11 минут работали Чжай Чжиган и Е Гуанфу, а Ван Япин помогала им, управляя из модуля манипулятором.
Во время выхода были проведены работы с внешним оборудованием модуля Tianhe. Во время предыдущего выхода экипажа Shenzhou-13 в начале ноября за бортом работали Чжай Чжиган и Ван Япин.

 

Космонавты пилотируемого корабля “Шэньчжоу-13” завершили эксперимент по ручной стыковке грузового корабля “Тяньчжоу-2” с китайской космической станцией

08/01/2022
Члены экипажа пилотируемого корабля “Шэньчжоу-13”, находящиеся в основном модуле китайской космической станции, завершили эксперимент по сближению и стыковке вручную грузового корабля “Тяньчжоу-2” с китайской космической станцией, сообщили в Канцелярии программы пилотируемой космонавтики Китая /CMSA/ в субботу. В начале эксперимента при тесной координации наземного научного и технического персонала находящимися в основном модуле “Тяньхэ” космонавтами было применено ручное
 
China presents space plans and priorities in new white paper

China presents space plans and priorities in new white paper


HELSINKI — China has released a new white paper outlining the centrality of space to the country’s “overall national strategy” as well as major plans for the years ahead.
Over the next five years China will seek to develop its space transportation capabilities, test new technologies, embark on exploration missions, modernize space governance, enhance innovation and boost international cooperation.
Crewed lunar landings, on-orbit servicing and work on planetary defense are all noted as key areas for research and technical breakthroughs in the coming years, the paper reveals, while also providing a measure of transparency into a largely closed off Chinese space industry.
The once-every-five-year white paper document, titled “China’s Space Program: A 2021 Perspective,” was released Jan. 28 by the State Council Information Office and notes that the global space industry has entered a “new stage of rapid development and profound transformation,” and outlines activities planned to meet new challenges and build on new capabilities.
“China’s space industry has made rapid and innovative progress,” Wu Yanhua, deputy director of the China National Space Administration, said at a Jan. 28 press conference, noting recent achievements.

Wu highlighted the completion of the Beidou navigation satellite and CHEOS high-resolution Earth observation systems, successful lunar far side and sample-return missions, beginning construction of a space station and a first interplanetary mission with Tianwen-1 as major achievements.
Exploration goals for the next five years include the launch of the Chang’e-6 lunar sample-return and the complex Chang’e-7 missions, both to the moon’s south pole, a joint asteroid sample-return, comet rendezvous mission, research and development on key technology for the Chang’e-8 lunar base precursor mission, and completing key technological research on Mars sample-return and Jupiter missions.
China will also “continue studies and research on the plan for a human lunar landing… and research key technologies to lay a foundation for exploring and developing cislunar space,” the paper states.

China is understood to be working on many of the elements needed to land astronauts on the moon, possibly around the end of the decade.
Space transportation plans include a new-generation crew launch vehicle, high-thrust solid-fuel rockets and speeding up development of heavy-lift launchers. Research into key technologies for reusable space transport systems and developing new rocket engines, combined cycle propulsion — likely related to spaceplane projects — and upper stage technologies are also cited as priorities.
China’s launch rates more than doubled, with 207 launches across 2016-2021, compared with the previous five years. While 186 of these were Long March launches — including new Long March 5, 6, 7, 8 and 11 rockets — commercial vehicles including Smart Dragon-1, Kuaizhou-1A, Hyperbola-1, Ceres-1 and others were active, illustrating the emergence of a private and commercial launch sector.

Noting salient issues, China will also aim to strengthen space traffic management, improve its space debris monitoring system, cataloging database and early warning services, conduct in-orbit maintenance of spacecraft, test a mission extension vehicle and undertake space debris mitigation.

China has made progress in new technologies including very high throughput satellite telecommunication payloads, satellite-ground high-speed laser communications and electric propulsion.
The next five years in-orbit tests of new space materials, smart self-management of spacecraft, mission extension vehicles, innovative space propulsion, in-orbit servicing and studying plans for building a near-earth object defense system will be priorities.
Research into navigation-communications integration, low-orbit augmentation and other key technologies for the “next-generation Beidou” system will also be conducted.
The paper states it in order to help the international community better understand China’s space industry. It however omits the country’s space-related military capabilities and objectives.
It also makes no mention of the “satellite internet” national project and related megaconstellation nor stances on issues such as space resources. However the formulation of a national space law, understood to be under formulation, is to be sped up, the paper states.

In general terms China will, “actively participate in formulating international rules regarding outer space, and will work together with other countries to address the challenges in ensuring long-term sustainability of outer space activities,” the paper states.
A number of initiatives and projects by space actors outside of the purview of the China National Space Administration and main space contractor CASC, such as commercial plans by CASIC and space science missions under the Chinese Academy of Sciences receive only cursory mention at most.
New space science projects include the Einstein Probe, SVOM, a China-France collaboration, and gravitational wave and solar physics missions.

In an illustration of the broad role of space in China’s overall plans, it is stated the country will “intensify the integration of satellite application with the development of industries and regions,” under the overarching goal of building a “digital China”.
Other diplomatic, commercial and other objectives can be discerned through the language in the paper, with strategic initiatives like the Belt and Road noted a number of times in the text.

Unlike the four previous white papers, issued in 2000, 2006, 2011 and 2016, the new release contains six rather than five sections and no longer has separate sections for the preceding and upcoming five year periods. Instead, the sections focus on space technologies and systems, space applications, space science, and cooperation.
There is a greater emphasis on commercial activities and applications, reflecting a 2014 policy change to open up the space sector to private capital, and completion of the Beidou system.

In the field of cooperation, China calls on all countries to “carry out in-depth exchanges and cooperation in outer space on the basis of equality, mutual benefit, peaceful utilization, and inclusive development.”
“Guided by the concept of a global community of shared future, it will work actively with other countries to carry out international space exchanges and cooperation,” the white paper concludes.
 
Сверху Снизу