Поэзия

telek

На губе
В ленте фейсбуке друг перепостил фотку. Совершенно улетную, на мой развращенный и извращенный питерский вкус.
Посмотреть вложение 141595

Меня пробило на стихи. Ни у кого больше вдохновения не будет? )

Ты видишь линию? Это струна,
Протянутая между сердцами.
Она не пряма, но она проста,
Безгрешна и служит веками.

Или дорога, ты посмотри.
Тропинка, ведущая к небу.
Туда, куда мы не можем уйти,
Проехать, взлететь иль апгрейдить.

Или это росчерк пера
Поэта, иль кисть самурая.
Линия вьется, она не пряма,
Фрактальностью мозг взрывает.

Может, то нитка из серебра,
Астрального, неземного.
Оксид астрального серебра,
Иль диоксид, рандомно.

… Нет, то граница, мы были слепы.
Ее не потрогать рукою.
Слева и справа чужие скрепы,
Враждебные вихри — слышь? - воют .

Белое с черным, ночь версус день,
Жизнь или смерть, крещендо!
И, как сказал старина ШрёдингЕр,
Кот по цепи, рядом дуб, бэкграунд - фонарь и аптека.
Ночь, улица, фонарь, аптека,
Бессмысленный и тусклый свет.
Живи еще хоть четверть века —
Всё будет так. Исхода нет.

Умрешь — начнешь опять сначала
И повторится всё, как встарь:
Ночь, ледяная рябь канала,
Аптека, улица, фонарь.
 
Ночь, улица, фонарь, аптека,
Бессмысленный и тусклый свет.
Живи еще хоть четверть века —
Всё будет так. Исхода нет.

Умрешь — начнешь опять сначала
И повторится всё, как встарь:
Ночь, ледяная рябь канала,
Аптека, улица, фонарь.
У меня поэтому и стоит в конце "фонарь и аптека"; )
 
Прежде чем на тракторе разбиться,
застрелиться, утонуть в реке,
приходил лесник опохмелиться,
приносил мне вишни в кулаке.

С рюмкой спирта мама выходила,
менее красива, чем во сне.
Снова уходила, вишню мыла
и на блюдце приносила мне.

Патронташ повесив в коридоре,
привозил отец издалека
с камышами синие озера,
белые в озерах облака.

Потому что все меня любили,
дерева молчали до утра.
«Девочке медведя подарили», –
перед сном читала мне сестра.

Мальчику полнеба подарили,
сумрак елей, золото берез.
На заре гагару подстрелили.
И лесник три вишенки принес.

Было много утреннего света,
с крыши в руки падала вода,
это было осенью, а лето
я не вспоминаю никогда.

Борис Рыжий (1974 - 2001)
 
Меняя города на города, ты ничего не выиграл в итоге, ты снова возвращался не туда и точно так же уставал с дороги. Тебя, как и везде никто не ждал, да и к чему торжественные встречи когда ты добровольно убегал сам от себя, надеясь: время лечит. Но время не лечило, просто шло, купив диплом в подземном переходе, не различало, где добро, где зло, и что на самом деле происходит. Напившись, ты скандалил в кабаках, в традициях третьеразрядной драмы, сбивая в кровь костяшки на руках, честь защищал, сомнительную, дамы.
В обнимку спал с бездомным черным псом: признал в тебе он родственную душу. Уже не различая явь и сон ты думал, что ты вырвался наружу.
Но сколько не смотри, Луна одна. А ты не верил. И, подобно многим, меняя имена на имена, ты ничего не выиграл в итоге...

Дмитрий Лукьянец
 
Терморектальный криптоанализатор

Расписной план в чёрной записной книжке,
Горяченький паяльник, спущенные штанишки,
У чёрного парнишки напряглись подмышки,
„Карло, подогрей его, но пока не слишком,
Ну что, приятель, будем молчать, как раньше,
Или подождём сходства с тоннелем под Ла-Маншем?"
 
Сверху Снизу