Этот день в мировой истории

B3AFDE53-D668-440A-9A17-3962868E2313.jpeg

В этот день, 4 июля 1898 года, затонул лайнер «Ла Бургонь». Катастрофа потрясла мир не размерами и не количеством жертв, а жестокостью, воцарившейся на тонущем корабле. Тогда погибло 561 человека и это стало крупнейшей в истории компании катастрофой. Капитан Делонкль отказался покинуть тонущее судно и погиб вместе с ним. Из пассажиров спаслось всего 10 процентов, в то время, как из экипажа — около 80. Эти цифры тоже говорили не в пользу команды «Ла Бургонь». Погибли все дети и все женщины, плывшие на лайнере.

На борту «Ла Бургони» среди пассажиров находилась часть команды одного австрийского парохода, который потерпел крушение у берегов Америки. Пережив одно крушение и спасшись просто чудом, эти люди снова предстали перед фактом неминуемой гибели. Проснувшийся в них звериный инстинкт лишил их человеческого облика. В тот момент, когда одни помогали женщинам сесть в шлюпки, поддерживали стариков и бережно передавали младенцев, австрийские моряки револьверами и ножами прокладывали себе дорогу к шлюпкам. Их примеру последовали итальянские эмигранты, которые составляли большую часть обитателей третьего класса. На палубе заблестели лезвия ножей…

Борьба за жизнь длилась до последней минуты, и чаще всего заканчивалась именно смертью.

Борьба за место в шлюпках и на плотах продолжалась еще несколько часов после того, как «Ла Бургонь» ушла на дно. Оказавшиеся в воде люди подплывали к шлюпкам, хватались за борта, но их безжалостно били по голове веслами, отбивали пальцы. Одному пассажиру, итальянцу по имени Мехелини Секондо, все же удалось залезть с воды в переполненную шлюпку. Но те, кто уже находился в них, с яростью набросились на него. Секондо, получил несколько тяжелых ударов, и был буквально залит кровью. Однако он поднял обломок весла и стал отбиваться от своих обидчиков. Дело кончилось тем, что этим обломком он убил пять человек…

Это кораблекрушение в мировой морской истории было названо «Варфоломеевским утром» и «Кровавым кораблекрушением».
 
500 лет назад 7 июля 1520 года состоялась битва при Отумбе


Одна из ярких побед в кампании Эрнана Кортеса по завоеванию империи ацтеков, состоялось 7 июля 1520 года. Впоследствии многие из участников сражения, вспоминая его, считали, что они одержали победу благодаря милости Божьей.

450 израненных, голодных конкистадоров, пробивающихся с боями несколько дней к союзной Тлашкале, встретились на равнине с 20-тысячной (по некоторым оценкам 30-тысячной) армией ацтеков. Практически все испанцы были ранены. Эрнан Кортес получил два ранения в голову из пращи, осуществляя разведывательный рейд. Все 23 лошади были тоже изнурены переходами и почти все ранены. У испанцев не было пушек и пороха. Предстояла рукопашная схватка. На равнине, затопленной массами ацтекских воинов, собрались отборные силы империи ацтеков.

Берналь Диас утверждал, что никто из воевавших там не встречал столь большого войска. На поле присутствовал весь цвет Мешико, Тескоко и других крупных городов ацтеков. Золотые украшения ацтекских вождей, сверкая на солнце, были видны издалека. Военные вожди ацтеков и вдохновляющие их жрецы не могли представить иного результата сражения, чем победа и пленение, с последующим жертвоприношением этих иноземных воинов. Но они не представляли себе и силы удара сомкнутого строя тяжелой кавалерии испанских рыцарей, разогнавшейся по равнине. Всего 23 всадника в сомкнутом строю накатывались, крушили ряды воинов и, возвратившись назад, снова разгонялись и обрушивались на ряды ацтеков, оставляя в них широкую просеку. «Условия местности были весьма выгодны для действий конницы, и наши конные кололи копьями, прорывали ряды врага, кружились вокруг него, внезапно ударяя в тыл, по временам врубаясь в самую гущу. Конечно, все всадники и лошади, как и все наши, были изранены и покрыты кровью, своей и чужой, но натиск наш не ослабевал»[1]. По опыту боёв на дамбах в Теночтитлане в Ночь печали, вожди ацтеков не ожидали столь сокрушающей силы ударов. Сомкнутый строй пеших воинов медленно, но неотвратимо наступал, прокладывая дорогу в море ацтекских воинов. По ряду свидетельств испанцев, участников битвы, можно заключить, что они вошли в боевой транс, в котором не чувствовали не только страха, но и усталости. Некоторые воины видели во время боя видения — впереди их отряда по небу скакал Святой Яков и вёл их в бой. Рейды кавалерии, возглавляемой Кортесом, не только крушили сотнями ацтекских воинов, но и раз за разом сокрушали командиров подразделений ацтекской армии. Жрецы же видели, что атаки кавалерии всегда направлялись на блещущих убранством командиров. Стало ясно, что пришельцы не просто убивают всех подряд, а выкашивают командиров. Некоторые жрецы стали покидать поле боя. Всё это лишь приводило в смятение ацтекских воинов, сокрушая их боевой дух. Когда же Кортес сразил главнокомандующего — Сиуаку, началось повальное бегство жрецов и вслед за ними всего ацтекского войска.

И по воле Бога добрался Кортес вместе с капитанами, согласно моим запискам, к месту, где шел с большим отрядом главнокомандующий мешиков со своим дорогим, далеко видным штандартом, в золотых доспехах и с большим плюмажем с серебряным шитьем. И когда его и находящихся с ним многих знатных мешиков, которые все были с большими плюмажами, увидел Кортес, то он сказал Гонсало де Сандовалю, Кристобалю де Олиду, Гонсало Домингесу и большей части капитанов: «Вперед, сеньоры! Пробьемся к ним, и пусть ни один из них не уцелеет!» И поручив себя Богу, Кортес, Кристобаль де Олид, Сандоваль, Алонсо де Авила и другие рыцари яростно атаковали врага; а Кортес так наехал конём на предводителя мешиков, что свалил его с его штандартом, а другие капитаны завершили разгром этого отряда, хотя и было много индейцев; захватив знамя этого предводителя, особенно отличился Хуан де Саламанка, который через 3 года и получил от Его Величества соответствующее прибавление в свой герб[1].
Кортес в послании императору рассказывает об этом так:

…навстречу нам, двигавшимся по дороге, повалила толпа индейцев, да такая громадная, что и спереди, и сзади, и с боков вся земля была запружена ими, местечка свободного не видать. Они накинулись на нас со всех сторон столь яростно, что мы, вовлеченные в гущу схватки, перемешавшись с индейцами, едва могли друг друга различить и, право же, думали, что пришел последний наш день — так велико было превосходство индейцев и недостаточны наши силы для обороны, ибо были мы до крайности измучены, почти все ранены и еле живы от голода. Однако Господу нашему было угодно явить своё могущество и милосердие, ибо при всей нашей слабости нам удалось посрамить их гордыню и дерзость, — множество индейцев было перебито, и среди них многие знатные и почитаемые особы; а все потому, что их было слишком много, и, друг другу мешая, они не могли ни сражаться как следует, ни убежать, и в сих трудных делах мы провели большую часть дня, пока Господь не устроил так, что погиб какой-то очень знаменитый их вождь, и с его гибелью сражение прекратилось
 
500 лет назад 7 июля 1520 года состоялась битва при Отумбе


Одна из ярких побед в кампании Эрнана Кортеса по завоеванию империи ацтеков, состоялось 7 июля 1520 года. Впоследствии многие из участников сражения, вспоминая его, считали, что они одержали победу благодаря милости Божьей.

450 израненных, голодных конкистадоров, пробивающихся с боями несколько дней к союзной Тлашкале, встретились на равнине с 20-тысячной (по некоторым оценкам 30-тысячной) армией ацтеков. Практически все испанцы были ранены. Эрнан Кортес получил два ранения в голову из пращи, осуществляя разведывательный рейд. Все 23 лошади были тоже изнурены переходами и почти все ранены. У испанцев не было пушек и пороха. Предстояла рукопашная схватка. На равнине, затопленной массами ацтекских воинов, собрались отборные силы империи ацтеков.

Берналь Диас утверждал, что никто из воевавших там не встречал столь большого войска. На поле присутствовал весь цвет Мешико, Тескоко и других крупных городов ацтеков. Золотые украшения ацтекских вождей, сверкая на солнце, были видны издалека. Военные вожди ацтеков и вдохновляющие их жрецы не могли представить иного результата сражения, чем победа и пленение, с последующим жертвоприношением этих иноземных воинов. Но они не представляли себе и силы удара сомкнутого строя тяжелой кавалерии испанских рыцарей, разогнавшейся по равнине. Всего 23 всадника в сомкнутом строю накатывались, крушили ряды воинов и, возвратившись назад, снова разгонялись и обрушивались на ряды ацтеков, оставляя в них широкую просеку. «Условия местности были весьма выгодны для действий конницы, и наши конные кололи копьями, прорывали ряды врага, кружились вокруг него, внезапно ударяя в тыл, по временам врубаясь в самую гущу. Конечно, все всадники и лошади, как и все наши, были изранены и покрыты кровью, своей и чужой, но натиск наш не ослабевал»[1]. По опыту боёв на дамбах в Теночтитлане в Ночь печали, вожди ацтеков не ожидали столь сокрушающей силы ударов. Сомкнутый строй пеших воинов медленно, но неотвратимо наступал, прокладывая дорогу в море ацтекских воинов. По ряду свидетельств испанцев, участников битвы, можно заключить, что они вошли в боевой транс, в котором не чувствовали не только страха, но и усталости. Некоторые воины видели во время боя видения — впереди их отряда по небу скакал Святой Яков и вёл их в бой. Рейды кавалерии, возглавляемой Кортесом, не только крушили сотнями ацтекских воинов, но и раз за разом сокрушали командиров подразделений ацтекской армии. Жрецы же видели, что атаки кавалерии всегда направлялись на блещущих убранством командиров. Стало ясно, что пришельцы не просто убивают всех подряд, а выкашивают командиров. Некоторые жрецы стали покидать поле боя. Всё это лишь приводило в смятение ацтекских воинов, сокрушая их боевой дух. Когда же Кортес сразил главнокомандующего — Сиуаку, началось повальное бегство жрецов и вслед за ними всего ацтекского войска.


Кортес в послании императору рассказывает об этом так:
Приходит мысль, что это масштабнейшее столкновение цивилизаций
Даже трудно сравнить & найти подобное
Подвиг, подвиг...
Нет другого слова
Более подходящего
И это без пулемётов).
 
Последнее редактирование:
16 июля 1945 года было проведено первое испытание ядерного оружия в США на полигоне Аламогордо. Мощность взрыва — 21 килотонна. Аналогичная атомная бомба «Толстяк» была сброшена на Нагасаки.
94F8D548-16EA-4102-9D39-014A520BBB62.jpeg
 
F4292A06-9654-4BD5-80C1-6B6887ACAE6B.jpeg
18.07.1985
Создан первый «Тетрис»
Рекoрдсмен игрового мира - «Тетрис»
Одна из популярнейших игр в истории была создана малоизвестным российским программистом Алексеем Пажитновым. Он работал в Вычислительном Центре при Академии Наук СССР и занимался изучением проблем искусственного интеллекта, компьютерной графикой и вопросами компьютерного распознавания голоса.
В основу идеи «Тетриса» была положена американская головоломка «Pentomino Puzzle», придуманная математиком Соломоном Голомбом. Она состояла из пяти квадратов (пентомино – от греч. «пента» – пять) и ставила задачей правильно расположить в коробке геометрические фигуры.
Планируя создать компьютерный вариант «Пентомино», Пажитнов успешно дополнил идею: собирать фигурки предстояло в реальном времени, и по задумке во время падения они должны были переворачиваться.
Однако возможности тогдашних ЭВМ оказались слишком слабы для воплощения новой идеи, поскольку для компьютерного «Пентамино» не хватало ресурсов. Тогда Пажитнов сократил количество блоков, из которых состояли падающие фигурки, до четырёх. Так родилось «Тетрамино» (от греч. «тетра» – четыре). Сокращённое название «Тетрис» прижилось чуть позже.
В течение двух месяцев была создана первая графическая цветная версия Тетриса, обладавшая управлением и мелкими приятностями, вроде таблицы рекордов. Первая компьютерная версия этой игры появилась 6 июня 1984 года. Скопировав игрушку на дискеты, Алексей и его товарищи распространили её по своему НИИ. А 18 июля 1985 года появилось первое электронное устройство для игры в «Тетрис».
Вскоре игра стала известной в СССР. «Тетрису» присудили несколько наград Американской Ассоциации Разработчиков Программного Обеспечения: как лучшему потребительскому софту, лучшей оригинальной разработке и лучшей развлекательной программе.
За время своего существования все виды «Тетриса» (включая официальную статистику, электронные устройства и нелегальные продажи) разошлись по миру фантастическим тиражом, который оценивают в четверть миллиарда экземпляров. Подобной популярности не удавалось достичь ни одной электронной игре.
Соломон Голомб
всё равно первый)
D85703D9-026C-4547-9C21-A0E4FEBB7A6F.jpeg
 
Последнее редактирование:
WW1 28.07
____
 
3/4-вековой "юбилей" Хиросимы. На снимке - Нака Мидори в роли медсестры. Первый гражданский человек (а может и первый человек вообще), в чьей справке о смерти от 24.08.1945 записано "радиационное отравление". С терминологией тогда было не очень. Японские медики - те, кто знал про лучёвку в принципе - представляли её себе просто как некое отравление, подобное химическому. Собственно, успеть доехать до столичной больницы и получить хоть какое-то примитивное "лечение" (в виде общеукрепляющих процедур и гемотрансфузий) ей помогла известность как актрисы.

Всё самое интересное,интересное, познавательное,,фэндомы,старое фото,актриса,японка,Вторая мировая война,World War II, The Second World War,хиросима,1945,Япония,страны
 

Adam Sniper

Администратор
Команда форума
Феликс Хоффманн синтезировал химически чистую ацетилсалициловую кислоту, пригодную для использования в медицинe
Но Альберт Хофманн не остановился на этом и в 1938 году синтезировал диэтиламид лизергиновой кислоты для использования... не только в медицине. :D
 
20 августа отмечается Всемирный день лени. Это неофициальный, но самый настоящий праздник, который широко отмечается во многих странах мира. Родина праздника - город Итагуи в Колумбии, где День лени отмечают с 1984 года.
 
Сверху Снизу